Уолтер Сэвидж Лэндор Мои дома

Дата: 15-09-2011 | 16:21:56

Уолтер Савидж Лэндор Мои дома (313, 1858)
(Перевод с английского).

Частенько я менял тебя, мой дом !
В Эрроу - помнится уже с трудом -
любил поразмышлять в ольховой роще,
ходил лужком, ища пути попроще,
и после, в Ллэнтони, бродил один,
где так же размышлял среди руин.
Пожил в Париже, и не минул Тура,
где воспевал Ронсар свои амуры,
где на крутом опасном вираже
укрылся вольнодумный Беранже.
Уехав от французов к итальянцам,
я возле Арно стал почти тосканцем.
Прожил в дворце у Медичи шесть лет
и к скалам Фьезоли направил след.
В лощине Даччиа нашлась квартира
в садах среди оливы и инжира.
Там Аффрико течёт. Про тот ручей,
должно быть, знает каждый книгочей*.
В нём сразу два потока вместе слиты.
Вода, играя, полирует плиты.
Над руслом лозы высятся, как щит.
Ручей, смеясь, без устали спешит.
Нигде как здесь был соткан увлечённо
узор всех ста новелл "Декамерона".
Какое счастье мирно поживать,
когда кругом такая благодать !
Но тот уют не надолго оплачен,
и, верно, мне покой не предназначен.
Ищу последний тихий уголок,
а Жизнь грозит надеть на дверь замок.


Walter Savage Landor My homes

Home! I have changed thee often: on the brink
Of Arrowe early I began to think,
Where the dark alders, closing overhead,
Across the meadow but one shadow shed.
Lantony then received me for a while
And saw me musing in the ruin'd aile:
Then loitered I in Paris; then in Tours,
Where Ronsard sang erewhile his loose amours,
And where the loftier Beranger retires
To sing what Freedom, and what Mirth, inspires.
From France to Italy my steps I bent
And pitcht at Arno's side my household tent.
Six years the Medicaean palace held
My wandering Lares; then they went afield,
Where the hewn rocks of Fiesole impend
O'er Doccia's dell, and fig and olive blend.
There the twin streams in Affrico unite,
One dimly seen, the other out of sight,*
But ever playing in his smoothen'd bed
Of polisht stone, and willing to be led
Where clustering vines protect him from the sun,
Never too grave to smile, too tired to run.
Here, by the lake, Boccacio's Fair Brigade
Beguiled the hours and tale for tale repaid.
How happy! 0 how happy! had I been
With friends and children in this quiet scene!
Its quiet was not destined to be mine;
'Twas hard to keep, 'twas harder to resign.
Now seek I (now Life says, My gates I close)
A solitary and a late repose.

*The scene of Boccacio's Ninfale and his Bella Brigada. (Примечание У.С.Лэндора).


Уолтер Сэвидж Лэндор Quid in vita... (334, 1858)
(С латыни).

В жизни нет приятностей, лишь только разве что амуры и амари.

Walter Savage Landor Quid in vita...

Jucundum in vita nihil est nisi amare et amari.


Уолтер Сэвидж Лэндор Женская особенность (335, 1858)
(С латыни)

Нет, не бесплодна добродетель, но нежность женская -
источник горечи, когда перестаёт быть верной.

Walter Savage Landor Mulierum indoles.

Non tantum sterile est virtutum, sed muliebre
Pectus alit virus quum desinit esse fidele.


Уолтер Сэвидж Лэндор Усопший скажет... (336, 1858)
(С латыни)

Мы упокоимся в насыпанном холме между друзьями.
Несведущий, и ты там будешь, когда придёт твой час.

Walter Savage Landor Defunctus loquitur (336, 1858)

Nos ultra tumulum requiescimus inter amicos,
Cis fruere, 0 hospes, dum sinit hora, tuis.


Уолтер Сэвидж Лэндор Ларец из тутовой древесины. (337, 1858)
(С латыни).

Прежде грустная вавилонянка рыдала, влюбившись.
Нынче прочный ящик из дерева прячет
в своём укромном нутре все прежние письма и служит
как госпоже, так и чтимому ею мужу.


Walter Savage Landor Capsula ex moro fabricata

Olim infelices Babylonica flevit amores,
Nunc celebrat laetas morus amicitias,
Inque silente sinu, quae fidit epistola, servat,
Et domina casta digna viroque pio.


Уолтер Сэвидж Лэндор Подруга - другу. (338, 1858)
(С латыни).

Тут хоть можешь, хоть не можешь, Морфей заставит.

Walter Savage Landor Amica amico.

Da quod potes, quod non hotes Morpheus dabit.


Уолтер Сэвидж Лэндор Скифу, тирану сарматов (345, 1858)
(С латыни)

Ты всё живёшь, коварный Скиф, так каково тебе, где жизнь
объята страхом, где вражда ? - Пока молчит Господь.

Walter Savage Landor In scytham sarmatorum tyrannum.

Vivis adhuc, Scytha! vivis: in hac tibi, perfide, vita
Est timor, est odium; quumque sit acta ... Deus.


Уолтер Сэвидж Лэндор О Пие Девятом. (347, 1858)
(С латыни)

Верь сильному духом, что не лжёт и лжи не поддаётся.
Выбери смелого сердцем достойного мужа.
Избери справедливость вкупе с любовью к свободе
и чистой совестью. А Пия пусть чтут другие.


Walter Savage Landor De Pio Nono.

Excipe forte animum neque falli aut fallere;
excipe digna deo pectora, digno viro;
excipe iustitiaeque et libertate amorem,
promissamque fidem, cetera crede Pio.



Уолтер Сэвидж Лэндор Возможно... (356, 1858)
(С латыни).

Среди трёхсот, подвергнутых проверке,
избрав троих, возможно, ты не ошибёшься.

Walter Savage Landor Fortasse

Inter trecentos quos putaveris probos
tres selige, et fortasse non fallendus est.


Уолтер Сэвидж Лэндор Как толкуют о римских девицах (357, 1858)
(С латыни)

Обычай не новый: как палачи при давних предках:
прежде девственниц обесчестят, после казнят.

Walter Savage Landor Virgo Romana quomoda tractata

Res haud nova est: nam more patrum carnifex
vitiavit ante quam cecidit virginem.


Уолтер Сэвидж Лэндор Презирающий славу (358, 1858).
(С латыни).

Кто говорит, что презирает славу
и одиноко, с неприязнью, в сельском доме,
как дикий зверь, укрылся - тот не прав:
и землеройка бы порадовалась славе,
но честь в грядущем подобает лишь великим.
Как заполучат - пусть пренебрегают.

Walter Savage Landor Gloriae contemptor.

Qui gloriam se praedicat contemnere,
Solusque truxque more rustici domo
Suapte delitescit, ille fallitur:
Sorex eadem glorietur gloria.
Nomen futurum est unice magni viri
Qui gloriam, sed nactus, aspernatus est.


Уолтер Сэвидж Лэндор Смерть неравнодушна (361, 1858)
(С латыни)

Смерть зло завистлива, какой бы ни была заслуга.
Людская жизнь кратка - собачья жизнь ещё короче.

Walter Savage Landor Mors iniqua

Pro meritis cuiusque ferocius invida Mors est;
vita homini brevis est, vita canis brevior.


Уолтер Сэвидж Лэндор Мало тех, в ком есть надeжда (366, 1858)
(С латыни)

Мало тех, в ком есть надежда; кто терпеливей -
тот и самый блаженный из всех.

Walter Savage Landor Speranda pauca.

Speranda pauca, multa perferenda sunt
etiam beatioribus.

Уолтер Сэвидж Лэндор Какая жизнь безмятежней ? (367, 1858)
(С латыни).

Многих друзей потеряли. Мало кого сохранили.
Какая же жизнь безмятежней ? Та, что короче.

Walter Savage Landor Qualis vita sit beata ?

Multus perdidimus, paucos retinemus amicos.
Iamque rogas quae sit vita beata ? Brevis.


Уолтер Сэвидж Лэндор Абертави (1863)
(Перевод с английского).

Безлюдный берег чем-то нас привлёк.
На нём тимьян пробился сквозь песок
да львиный зёв, раскрыв пошире глазки,
тянулся над травой к теплу и ласке.
В лощинке, лёгшей рядом полосой
весна весь мох насытила росой.
При виде капелек на диких розах,
не думалось о спрятанных угрозах.
Но розы никому нигде окрест,
хоть упади, не уступали мест.
А спутница изрядно притомилась.
Я, обозлясь на розы за немилость,
немедля изо всех кипучих сил
их с корнем рвал, пока не истребил
кустов семь-восемь, даже до десятка.
В итоге вышла славная площадка !
Но спутница, на мне заметив кровь,
вскричала: "Нужен бинт ! Не прекословь !" -
и вмиг, преодолев свою опаску,
на руку наложила мне повязку.
Я не снимал руки с её колен,
был перепуган, как попавши в плен,
при том боялся потревожить рану,
как только руку отниму и встану, -
и вслушивался, чуть оторопев,
в её успокоительный напев...
Старался вникнуть, напрягая ухо -
мотив с тех пор не покидает слуха...

А где ж она ? Позвали в дальний край -
смирилась и сказала мне: "Прощай !"
Где пышны залы с наглыми юнцами,
где судьи с именитыми раджами,
где Ганг могуч, роскошен и широк,
она легла в гробницу - как цветок,
жар сердца не растратив до могилы,
и имени до смерти не сменила.


Walter Savage Landor Abertawy.

It was no dull though lonely strand
Where thyme ran o'er the solid sand,
Where snap-dragons with yellow eyes
Looked down on crowds that could not rise,
Where Spring had fill'd with dew the moss
In winding dells two strides across.
There tiniest thorniest roses grew
To their full size, nor shared the dew:
Acute and jealous, they took care
That none their softer seat should share;
A weary maid was not to stay
Without one for such churls as they.
I tugg'd and lugg'd with all my might
To tear them from their roots outright;
At last I did it—eight or ten—
We both were snugly seated then;
But then she saw a half-round bead,
And cried, Good gracious ! How you bleed !
Gently she wiped it off, and bound
With timorous touch that dreadful wound.
To lift it from its nurse's knee
I fear'd and quite as much fear'd she,
For might it not increase the pain,
And make the wound burst out again i
She coax'd it to lie quiet there
With a low tune I bent to hear;
How close I bent I quite forget,
I only know I hear it yet.

Where is she now? Call'd far away,
By one she dared not disobey,
To those proud halls, for youth unfit,
Where princes stand and judges sit.

Where Ganges rolls his widest wave
She dropped her blossom in the grave |
Her noble name she never changed,
Nor was her nobler heart estranged.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!