Полёт вороны над Окой

Дата: 05-08-2011 | 19:08:20



Река, Ока, широка — эти рифмы истоптаны, как
снег у моста. Спазмом своим строка
их отторгает. Просто скажу о том,
что над мостом
летает
птица. Издалека
кажется, что это только
битый пиксель дня,
нервно пульсирующий от восторга
собственной лёгкости в мониторе окна.

Кто она? -
явно не из парящих
и перелётных, тощая, испитая -
слишком хлопочет крыльями, слишком прячет
вектор полёта, шарахаясь и петляя,
цель свою силясь в фокусе сохранить.

Вся затрепещет —
и кажется, что она
вроде и взмыть непрочь, но как будто нить
к лапке её озябшей прикреплена.

Штрих этот вдруг растворяется небосклоном,
а приглядишься вновь и увидишь — вон он,
в тщетной попытке кануть в пустую даль.
Это ворона,
суть — измельчавший ворон,
дщерь вещунов, потерявших свой тёмный дар.

Что с незаоблачной видится высоты?
Плоскости, линии. Льды, полыньи, мосты.
Схема, лишенная глубины, основа
фона для расположения крох съестного.
И траектория ломкая объяснима
связью между полётом и коркой хлеба -
именовать судьбой эту связь нелепо.

Вдруг заплутавший вихрь пролетает мимо,
даже бескрылое поднимая в небо.
Крутятся лопасти смерчей его жестоких,
всё что во льды не вмёрзло,
что не пришито
насмерть к пейзажу - на вихревых потоках,
рвётся на юг, где вдоволь тепла и жита.

А надо льдом Оки исчезает мост,
собственно, и река исчезает тоже,
лишь завихренья, извилистые как мозг,
враз ниспадают завесой сплошной пороши.
Всё пропадает из виду.
Но ввиду
сумерек — это с порядком вещей в ладу.

Всё исчезает, но продолжает сниться,
стало быть, так написано на роду -
всё исчезает, кроме незримой нити
и кома перьев, остывающего во льду.

Тема: Re: Полёт вороны над Окой (Чурдалёв)

Автор: Ася Сапир

Дата: 06-08-2011 | 01:18:16

Игорь!
Рада, что Вы появились, да ещё с таким стихотворением.
Стихотворение замечательное!
Поскольку мы "залитературены", сразу вспомнился "Осенний крик ястреба" И.Б. Но, когда я читала И.Б., особенно впервые, я словно находилась в безвоздушном пространстве, в разряженной атмосфере.
Ваша ворона задела сердце, потому что в стихотворении предстаёт трагизм её судьбы - живого существа.
Ритм стихотворения - как свободный, но нервный и неровный полёт самой птицы. И "связь между полётом и коркой хлеба" всё-таки прочитывается как "судьба". С особой болью это звучит в финале, когда гибнет птица, унесённая вихрем, и "всё исчезает, кроме незримой нити и кома перьев, остывающего во льду"

Меня поразили ещё несколько моментов.
Во-первых, богатство лексики и её разнообразие. Совершенно естественно уживаются "монитор окна", ""вектор полёта", "схема, лишённая глубины" (кстати, поставьте, пожалуйста, запятую после слова "схема"), "основа фона" и пр. со словами, непосредственно передающими внутреннее состояние живого существа.
Во-вторых, Вы в этом стихотворении не только обновили свой поэтический арсенал, но великолепно обыграли "ворон-ворона", зарифмовав их чудесным образом: небосклоном - вот он - ворона - ворон.

Движение как полёт птицы, полёт "заплутавшего вихря", подхватившего и приведшего в движение всё, что не закреплено, и, наконец, движение мысли, необратимо ведущей нас к трагическому финалу.

Это та самая сложность, которая заставляет думать и сопереживать, а не просто разгадывать стихотворение, как ребус.

Давно не испытывала такого сильного чувства при чтении стихов.
А.М.

всё исчезает, кроме незримой нити
и кома перьев, остывающего во льду.

Ком в горле от этих строк. Стихотворение потрясающей глубины и высоты.

«Полёт ястреба», конечно, сразу всплывает, но тем явственнее и рельефнее ощущается при этом своя, российская метафизика.
Нервный наивный восторг иллюзорной лёгкости, вектор полёта, который чем более смутно проявлен, тем безопаснее, и с трудом удерживаемая цель… Измельчавшая особь, потерявшая вместе с даром самое себя. Да, заботы о хлебе насущном – это ещё не судьба. Судьба – это когда вектор полёта не прячут, а вещий дар не растрачен за ради хлебной корки. И тем не менее, тем не менее… Незримой нитью привязана к Оке и всему, что за ней. Потому и остаётся там навсегда, не променяв местный пейзаж на «вдоволь тепла и жита».
…стало быть, так написано на роду -
всё исчезает, кроме незримой нити…
Несвобода или осознанная свобода выбора? Всё смешалось в доме Облонских. Потому и щемит так остро, когда читаешь.
Удивительная у тебя способность: выбрав истоптанную многими площадку для старта, пойти совершенно своим путём. Ещё когда читала «Полюс», вспоминала «Все собаки съедены. В дневнике не осталось чистой страницы». Возможно, это случайное совпадение, но если нет, то эффект тот же самый. Неизменное спасибо тебе за великолепные стихи.
С уважением.