Нобре. Горести Анту. Ч. 1. Фр.2

…………………………………И травил я шкоты,
Теряясь в океане на пути галер
К фантому Индии, к Бразилии химер!
Тщеславия Макбеты, Гамлеты отмщенья,
Безумья Лиры и Офелии прощенья,
Вы, Банко угрызений совести – усните…
Усни же, сердце…Но луна стоит в зените,
Но кровь моя кипит, переполняя вены,
Жар, градусов под сто… Как необыкновенны
Как ярки небеса! Всё небо в полных лунах!
Они парят везде: и в лужах, и в лагунах.
С востока к западу, впитавший блеск червонца
Весёлый мир укрыт под зонтиком от солнца.
О, жидкий изумруд на золоте песка!
Рожки звенят средь пуль: на бой идут войска!
Наполнить блеском жизнь, чтоб била через край!
Любовь, и слава, и война – ну, выбирай!

И столько пропастей заполнить надо мне
И столько рассказать вот этой тишине…
Ах, люди, если б в ночь, такую же блажную,
Систему исчисления создать иную!
Какой кошмар! Моя горячка мне страшна…
Борьба за жизнь? Ах, милый Дарвин, старина!
Уж лучше не родиться… Смерть, приди, приди!
А саван белый мне кивает впереди…
Прощай, мой дом! Прощай, мой кубок молока!
Был день тринадцатый, сошлось наверняка:
И горбуны, и негритянки, вой собачий,
И масло, что я пролил – это к неудаче…
Ты плачешь, Анту? Но, зачем? О чём? О ком?
О ком-то… Плакать сладко полночью тайком…
Ведь слёзы – пот души…Она тебе осталась:
Нерадостная радость, тихая усталость.
Что ж, ты умрёшь, уснёшь… Но жизнь ещё сияет,
И дрожь, и чувственность, и жажда обуяет
Мистической любви! Любить монахинь белых
И с ними умереть средь молний оголтелых
На дне провала!
……………………Иисус! И никого окрест…

Я, грешный, думал: Иисус, страшней мой крест!
Страшнее мук твоих – страдание такое!
И это в месяц изумительный покоя,
Солнцестояния, ликующей природы,
Когда отрадны и закаты, и восходы,
Когда является гвоздика полевая,
Крестьяне лозы подстригают, напевая,
Когда, сгибаясь, как фиалки на стеблях,
Их внучки ловко косят травы на полях!..
А врач? Зачем… Моя болезнь – болезнь души.

Из-за жары гулял лишь вечером, в тиши,
Глотками втягивал я хмель смолы древесной,
Ходил дорогою Малейруш, всем известной,
Встречал работников плантаций и жнецов,
И дилижанс почтовый, полный бубенцов,
Порой смеялся встречь прохожим озорно,
И было там, да и сейчас там есть панно,
На маленькой часовне, возле старой груши:
На нём - в чистилище страдающие души.
Простая надпись, но пронзила сердце мне:
«Не забывайте нас, страдающих в огне!»
Грешно, а всё же мысли в голове теснятся,
Что рад бы муками я с ними поменяться.
Оставлю десять рейс… А дальше по тропинке –
Гора из гравия виднелась на суглинке.
Стоял там крест, от влаги чёрный, как графит,
На этом месте кто-то раньше был убит.
И был обычай: проходя издалека,
Оставить камень там, молясь за бедняка…
И каждый камень был – молитвы чьей-то след,
И никогда они не замолкали, нет!
Моления из камня, полные печали
За кости бедные звучали и звучали…
Я камень оставлял, а мысли по пятам:
«Ах, если б это я лежал убитый там…».
Шёл дальше, и тропинка вниз вела покато,
Никто меня не убивал…
……………………………..И в час заката
Шли девушки с плантаций, пели, пели,
(Хотелось мне рыдать, я сдерживался еле…)
Когда я был вблизи, стихала болтовня,
Переставали петь, смотрели на меня,
И, поражённые моею худобой,
«Какой он немощный!» - шептались меж собой.

И мельника жена встречалась по пути:
На Ивовый родник случалось ей идти,
Прекрасна, как цветок, спешила за водой,
А голова из-за муки была седой…
- Вам лучше? – Так… Немного меньше тошнота…
- Пусть Вам помогут раны Господа Христа…

В местечке, что звалось Казал, вблизи дороги,
У дома, крытого соломой, на пороге
Слепой вдыхал тончайший аромат лугов…
Когда он слышал голоса и шум шагов,
Дрожащим голосом взывал, слеза во взоре:
«Мой добрый господин, взгляни на это горе!»
Ах! Горе мне! Слепой не видит, кто идёт,
Участия к его беде с надеждой ждёт…
И в довершенье я выслушивал тираду,
Знакомого врача – соседа Делегаду:
«Вам лучше не гулять, когда роса обильна», -
И в сторону, себе:
…………………….«Наука здесь бессильна».
О, сколь моя судьба злосчастная жалка!
Во всём старухи-смерти видится рука…
Мне колыбель как гроб, несомый на погост,
А в новолунье серп повесили меж звёзд…
Вот, вижу: девушки жнут в поле у реки, -
Она средь них серпом срезает колоски!
А вид полей весной? Подобен он занозе –
Намёк на тление при мысли о навозе…
И горлица была моей душой летящей…
Агонией моей был вой еловой чащи…
Раскинут нитки льна отбеливать на пляже –
На саван мой пойдут мотки из этой пряжи…
А если плотники, подвыпив, шутники,
Куря и гомоня, проходят у реки, -
Я думал в час, как проходили мимо нас:
А, может быть, мой гроб закончили как раз…
Ложился наземь, вверх лицом, дрожал в ознобе
И думал: так лежать мне предстоит во гробе…

…………………………………Deixei fugir a escota,
Perdi-me no alto mar, quando ia na galera
А Нndia da Ilusгo, ao Brasil da Quimera!
У Banquos do Remorso! у rainhas Macbeths
Da Ambiзгo! у Reis Lears da Loucura! У Hamlets
Da minha Vinganзa! У Ofйlias do Perdгo…
(Sossega! Faze por dormir, meu coraзгo!
Vai alta a noite…) E o sangue arde-me nestas veias!
Febre a cem graus: Delнrio: o Cйu de Luas Cheias
Desde o Oriente ao Sol-pфr, de Norte a Sul coberto:
O mundo jovial de guarda-sol aberto!
Mar de esmeralda fluida, praias de oiro em pу!
У esquadras das quais era almirante eu sу!
У clarins a soar entre balas, na guerra!
E vencer pela Pбtria! E ser Conde da Terra
E do Mar! El-Rei! Ser Senhor feudal do Mundo!
Encher a transbordar a Vida, mas sem fundo,
Com palбcios, Amor, Glorias, Luxo, batalhas,
E reis e generais envoltos nas mortalhas!...
Pra contar tanta coisa a encher tantos abismos,
Homens! criai outro sistema de algarismos!
Meu Deus! Que pesadelo! Ah tanta febre assusta…
Struggle-for-life! У velho Darwin, tanto custa!
Antes nгo ter nascido. У Morte, vem buscar-me…
Um lenзo branco Adeus! nos longes a acenar-me:
Adeus, meu lar! Adeus, minha taзa de leite!
E foi o dia 13… E os corcundas e o azeite
Que eu entornei, Pretas que eu vi, uivos de cгes!...
Choras? Porque, por quem, Anto? Pelos Alguens…
Chorar й bom. Ainda te resta esse prazer.
Lбgrimas: suor da alma! Cansado? Vais morrer,
Vais dormir… Ainda nгo! Mais febre, suores frios,
Tremuras, convulsхes, nervoses, arrepios!
Unhas de leгo, raspando cal numa parede!
Corpos Divinos, nus, ao leu! Luxъrias, sede
De amor mнstico! Amar freiras de habito branco,
Morrer com elas despenhado num barranco,
Sob relвmpagos!...
…………………..Jesus! Jesus! Jesus!

Ah quando foi bem pior que a tua a minha cruz!
Quanto sofri, meu Deus! Ah quanto eu sofro ainda!
E isto num mкs de paz, nesta йpoca tгo linda,
Solstнcio de Verгo, quando nos sabe a Vida,
Quando aparece o cravo, a minha flor querida,
Quando os sуis-postos sгo uma delicia, quando
Os aldeхes andam a podar, cantarolando,
E, ali, ao pй dos milheirais, as lindas netas
Ceifam curvadas, como na haste as violetas!
Medico? Para quк… A doenзa era d’Alma.

Saнa, apenas, а tardinha, pela calma,
Sorvendo aos haustos a resina dos pinheiros.
Tomava quase sempre a estrada dos Malheiros.
A nossa casa й ao virar mesmo da estrada,
Onde perpassam os aldeхes na caminhada
E a mala-posta a rir, cheia de campainhas!
Ora havia, lб (e hб ainda) umas Alminhas
Com um painel antigo sob um oratуrio,
Que sгo as almas a penar no Purgatуrio,
E tкm esta legenda: ” У vуs que ides passando
Nгo esqueзais a nуs neste lume penando!”
Deitava-lhes 10 reis, mas ficava a cismar
Que mais penava eu… se elas quisessem trocar.
E mais adiante (ainda me lembro: num atalho,
Ao pй da fonte) havia um monte de cascalho
Com uma Cruz de pau, braзos ao Sul e ao Norte,
Para mostrar que, ali, se fizera uma morte:
Ora (й um costume) quando alguйm vai de longada,
Ao ver aquela Cruz, que parece uma espada,
Deita uma pedra: cada pedra й uma oraзгo.
Oh raras oraзхes! Nunca se calam, nгo!
Perpetuamente, lб ficam os Padre-Nossos,
Rezas de pedra, a orar, a orar por esses ossos!...
Eu, como os mais, deitava uma pedra, tambйm,
Dizendo para mim: “se me matasse alguйm…”
Mas eu seguia o meu passeio, estrada fora,
E ninguйm me matava…
…………………………..Ah! vinham a essa hora
As moзas da lavoura a cantar, a cantar,
(Faziam-me, Senhor! Vontade de chorar…)
Mas quando, perto jб, eu me ia aproximando,
Paravam de cantar e ficavam-me olhando…
E que eu nгo fosse ouvir, murmuravam, baixinho,
Com dу, a olhar: “Como ele vai acabadinho!”

Mais adiante, encontrava a mulher do moleiro,
Que ia o cвntaro encher а Fonte do Salgueiro,
Lindos cabelos empoeirados de farinha:
Era uma flor, mas parecia uma velhinha…
- Vai melhorzinho? – Assim… vou indo, vou melhor…
- Pois seja pelas Cinco Chagas do Senhor…

E um pouco mais alйm, no lugar do Casal,
Numa casa de colmo, assentado ao portal,
Estava um cego, e a fiar ao lado estava a mгe,
E mal sentia, ao longe as passadas de alguйm,
Chamava em sua voz vibrante de ceguinho:
“Meu nobre Senhor! Olhe este desgraзadinho!”
Ai de mim! Ai de mim! Como nгo vк quem passa,
 que chama a atenзгo para a sua desgraзa!
E, para bem coroar o meu trбgico fado,
Dizia-me, ao passar, o Dr. Delegado
“Vб para casa, fuja aos orvalhos da Noute.”
E, grave, para si:
…………………..”A Ciкncia abandonou-te!”
Horror! Horror! Horror! Que miserбvel sorte!
Em tudo via a Velha, em tudo via a morte:
Um berзo que dormia era um caixгo prа cova!
Via a Foice no Cйu, quando era Lua-Nova…
Se ia а tapada ver ceifar as raparigas,
Via-a entre elas a cortar tambйm espigas!
E ao ver as terras estrumadas, como lume,
Quedava-me a cismar no meu destino… estrume!
A pomba que passava era a minha alma a voar…
E era a minha agonia um pinhal a ulular!
E, ao ver meadas de linho a coraram, ao Sol,
Pensava… se estaria, ali, o meu lenзol…
E o que eu cismava ao ver passar os carpinteiros,
Cantando alegres e fumando, galhofeiros,
A tiracolo a serra, o martelo e o formгo…
Vinham, quem sabe! De acabar o meu caixгo!
Deitava-me no chгo de ventre para o Ar,
Cismava: se morrer, й assim que hei-de ficar…

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!