Антонио Нобре. Горести Анту. Ч.1 (1 фрагм).

………………………1.

……………………….На отдыхе в одной деревне.


Когда сюда приехал, что со мною было!
Не знаю даже, что за хворь меня сушила,
И, может, все подряд пришли ко мне мытарства:
От немощей души пока что нет лекарства.
Страдаю всем: от раздражения до скуки,
И ни на йоту облегченья в этой муке!
Пускай толкуют, что погиб талант мой прежний,
Но в нервах дёрганых порой ещё мятежней,
Кровавых молний вспышки-спазмы сумасбродят:
Во мне мгновения Камоэнса восходят!
Хотел я приобщить себя к аскезе клира…
В сандалии одной торить дороги мира…
Я землю ел, пил ночь из лунного бокала,
Впадал в экстаз, душа чудесного алкала,
Начну беседу с кем: всё – мёртвые, могила…
Мне мерзки люди были, от вещей тошнило.
Носил в селе перчатки, чтобы ни к чему
Рукой не прикасаться. Вовсе не пойму:
Лишь руку протяну – а в горле уж комок,
Тошнит… Ни кисти винограда я не мог
Коснуться, ни цветка. Простите вы меня,
Крестьяне! Вы – чисты. Винюсь, себя казня.

Но боль меня вела своим путём тернистым,
Чтоб выжечь грязь стыдом, чтоб сердце стало чистым.
В душе моей добро, как прежде, заискрилось,
Заветов Божьих суть в ней грозно воцарилась.
Мне - в радость беднякам пот липкий утереть,
Стипендия моя – вся им, сейчас и впредь.
Бывало вечером, в разлив заката алый,
Иду я, под ноги вперяя взор усталый,
Пытаясь не топтать мурашек вереницы,
Которым день и ночь приходится трудиться.
Но всё же их давил, когда темнели дали…
И плакал от стыда, чтоб люди не видали…
Когда я выходил гулять в ночную мглу,
Облюбовал себе тогда одну скалу,
Она имела очертания плаща.
Я часто прятался за нею, трепеща:
Как падре-Океан, рыдаю, вопию,
Все голоса стихий вселились в грудь мою!
И думал, грешник, я: Сдержи ты, Иов, крики,
Другие стоны громче, горестны и дики!
Христос! Уйми свой хрип, замри, окаменей,
Христос! Другая боль встаёт – ещё сильней!

Всю ночь стонало сердце, так не спит больной
…………………………..…………….В палате!...

………………………..В госпиталь входите все со мной!
Вот, видите, кисты, их проколю копьём,
Всю боль былой надежды в них мы узнаём...
Разрежу дальше: здесь все краски волн морских.
О, монотонные валы сердец людских!
Желты, и сини, и черны, и в цвет оливы,
И пеной гноя поднимаются приливы…
Валы, где та луна, что путь ваш изменяет?
В которые часы отлив вас прогоняет?
Разрез раздвинем шире… Cколько разных болей!
Рак скуки, осложнённый язвой меланхолий!
Вот – ненависти гной сочится из души…
Его слезам не смыть, не тронь, не вороши.
Вот – крупный град обид прошёл по сердцу грозно,
И омертвела плоть, и язва гангренозна.
Свинцовые валы печали, сплина злого…
По детству ностальгия, как синяк, лилова…
Ожоги сердца: жажда света, как магнит,
Все молнии себе на гибель приманит…
Ах, сколько горя, Боже правый, сколько слёз!
И веру, и мечту солёный ток унёс…
Ах, сердце, как оно ещё живёт доселе?
Давно в нём жизненные силы оскудели:
Шквал скорби и тоски, и горестной заботы
Мертвит его… О, ужас…

Males de Anto.

………………………1.

……………………….A ares numa aldeia

Quando cheguei, aqui, Santo Deus! como eu vinha!
Nem mesmo sei dizer que doenзa era a minha,
Porque eram todas, eu sei lб! Desde o Уdio ao Tйdio.
Molйstias d’Alma para as quais nгo hб remйdio.
Nada compunha! Nada, nada. Que tormento!
Dir-se-ia acaso que perdera o meu talento:
No entanto, аs vezes, os meus nervos gastos, velhos.
Convulsionavam-nos relвmpagos vermelhos,
Que eram, bem o sentia, instantes de Camхes!
Sei de cor e salteado as minhas afliзхes:
Quis partir, professar num convento de Itбlia,
Ir pelo Mundo, com os pйs numa sandбlia…
Comia terra, embebedava-me com luz!
Кxtase, espasmos da Teresa de Jesus!
Contei naquele dia um cento de desgraзas.
Andava, а noite, sу, bebia a Noite аs taзas.
O meu cavaco era o dos Mortos, o das Loisas.
Odiava os Homens ainda mais, odiava as Coisas.
Nojo de tudo, horror! Trazia sempre luvas
(Na aldeia, sim!) para pegar num cacho d’uvas,
Ou numa flor. Por causa dessas mгos… Perdoai-me,
Aldeхes! Eu sei que vуs sois puros. Desculpai-me.

Mas, atravйs da minha dor, da tempestade,
Sentia renascer minha antiga bondade
Nesta alma que a perdera. Achava-me melhor.
Aos pobrezinhos enxugava-lhes o suor.
A minha bolsa pequenina, de estudante,
Era prуs pobres (E й e sк-lo-б doravante.)
E ao vir das tardes, ao passar por um atalho,
Eu ia olhando o chгo, embora com trabalho,
Pois os meus olhos nгo podiam de fadigas,
Pra nгo pisar os carreirinhos das formigas
Que andam, coitadas! Noite e dia, a carregar.
E com vergonha, pra ninguйm me ver chorar,
Lнvido, magro, como um espeto, uma tocha,
Costumava esconder-me em uma certa rocha,
Que, por sinal, tinha o feitio dum gabгo,
E punha-me a chorar, a chorar como um leгo!
Tinha as vozes do Mar, pregando em seu convento,
E a gesticulaзгo dos pinheirais ao Vento!
У Dor! у Dor! у Dor! Cala, у Job, os teus ais,
Que os tem maiores este filho de seus Pais!
У Cristo! Cala os ais na tua нgnea garganta,
У Cristo! Que outra dor mais alta se alevanta!

Meu pobre coraзгo toda a noite gemia
…………………………..Como num Hospital…

………………………..Entrai na enfermaria!
Vede! Quistos da Dor! Furo-os com uma lanзa:
Que nojo, olhai! Sгo as gangrenas da Esperanзa!
Lanceto mais: que lindas cores! um Oceano!
У mornos vagalhхes do Coraзгo humano,
Amarelos, azuis, negros, cor de Sol-Posto!
У preia-mar de pus! marй viva d’Agosto!
Oceano! у vagalhхes! qual й a vossa Lua?
A que horas й a baixa-mar, quem vos escua?
Lanceto mais ainda: as ilusхes sombrias!
Cancro do Tйdio a supurar Melancolias!
Gangrenas verdes, outonais, cor de folhagem!
O pus do Уdio a escorrer nesta alma sem lavagem!
Tristezas cor de chumbo! Spleen! Perdidos sonos!
Prantos, soluзos, ais (o Mar pelos Outonos)
A febre do Oiro! O Amor calcado aos pйs! Gйnio! Вnsia!
Medievalite! O Sonho! As saudades da Infвncia!
Quantos males, Senhor! Que Hospital! Quantas doenзas!
Filosofias vгs! Perda das minhas crenзas!
Neurastenia! O Susto! Incoerкncias! Desmaios!
Sede de imensa luz como a do pбra-raios!
Entusiasmos! Lesгo cardнaca da Raiva!
Magoas sem fim, prantos sem fim! Chuva, saraiva
De Insultos! Afliзхes e Desesperos! Gota
De Cуleras! Horror…

Хочу предупредить читателей, что в этом произведении автор умышленно отступает от классического александрийского стиха и использует метод переноса (переносит частиь фразы на другую строку, что было малохарактерно для стихов того времени) - с целью приблизить поэтический язык к прозе.

Ирина, очень рад был прочесть о Вас в интервью Евгения Витковского журналу «Большой Город»:

«...Вот есть Ирина Скворцова-Фещенко. Она живет в маленьком португальском городе, кандидат филологических наук, занимается у меня на сайте переводом. Как-то она меня спросила, кого ей перевести, чтобы и читателю было интересно, и ей самой. Я написал десяток португальских поэтов, которые не переводились на русский, в том числе «португальского Верлена» - поэта Антониу Нобре. Теперь жду, когда она закончит книгу, чтобы поскорее отправить в типографию. Это такое очарование, такая меланхолическая поэзия страны, которая утратила мировое значение...»

Возможнео, Вы давно в курсе, я только сегодня увидел :)

С уважением,
Никита