Через мое сердце

Дата: 09-04-2011 | 00:21:47

Из книги Эльвиры Горюхиной.

Михаилу Луарсабовичу Дуишвили 84 года.
Учитель русского языка и грузинской литературы.
Две войны провел в Грозном. Досталось и от федералов, и от боевиков.
29 дней провел в заложниках у бандитов.
Когда стало совсем плохо со здоровьем,
приехал на родину предков в Панкисское ущелье.
В перерывах между приступами говорит о грузинском языке,
языке Руставели, Пшавелы. Читает наизусть поэму «Гость и хозяин».
Когда-то мои студенты, изучавшие грузинский язык,
рассказывали, что субъектно- субъектных отношений
в грузинском языке больше, чем в русском.

Лет тридцать тому назад я впервые попала
в знаменитую Тбилисскую школу,
известную всему миру как школа Амонашвили.
Поразили меня отношения «ученик-учитель».
Если ученик делал ошибку, учитель говорил:
«Горе мне…»
Однажды я захотела узнать,
что сказала на уроке моя подруга Цицино семилетнему шалуну.
Переводчица отнекивалась:
«Это длинно», «Покажется смешно», «В русском языке таких слов нет»…
Но я видела характер отношений между учеником и учителем
и хотела знать, как он определяется вербально.
Наконец мне перевели:
«Действием, которое ты производишь,
Ты глубоко ранишь мое сердце».
Вот оно что! Твое действие проходит через меня,
через мое сердце. Да, ты нарушил порядок.
Но это касается и меня, потому что я люблю тебя.
Целая система возвратных отношений.

-Да, да, - говорит Михаил Луарсабович.
Отношения человек-человек очень многообразны.
И в подтверждение снова читает Пшавелу.
Торчат больничные трубки, временами прерывается дыхание,
но голос звучит поразительно молодо.
Я тут как тут со смыслом чеченской пословицы
«Тот, кто добром отвечает на зло, - кровник для врага».
Это «око за око»? Даже если добром на зло? И что за «кровник для врага»?
Русский перевод отвергается сразу. Неправильно!
Такие неточности есть и в переводе Корана,
отсюда все недоразумения.
Поскольку я ничего не понимаю, он приводит притчу.
«Идет генерал с женой. Навстречу бандит.
Он хватает жену генерала, обнимает, целует.
Генерал дает ему три рубля. Жена оскорблена.
«Подожди, жена, подожди», - говорит генерал.
Идет другая пара. Сцена повторяется. Генерал дает ему три рубля.
На третий раз муж стреляет в бандита и показывает на него:
«Вот где мои три рубля».
Добро достигает результата, но не сразу.
Михаил Луарсабович делает попытку точно перевести пословицу.
Это оказывается сложным делом.
-Язык в пословице далеко мыслит, - заключает он.

Самое время спросить о том, что меня давно волнует.
Присутствует ли в ментальности чеченца рефлексивное начало?
Ощущает ли он свою вину за то,
что происходит с его народом на протяжении веков.
Спросить об этом невозможно, когда видишь разоренный дом,
убитые горем лица,
но, десятилетиями блуждая по горячим точкам,
я заметила:
уровень самосознания отдельной личности
много значит для судьбы нации.
Михаил Луарсабович как-то прочитал мне на родном языке
стихи неизвестного чеченского поэта.
Несовершенный подстрочник может дать представление
о боли за свой народ и страну.

«Как состарившийся волк, облезла ты, Чечня.
Как заброшенный участок земли, заросла ты.
Взрывами орудий разрушена ты, Чечня.
Обманом и клятвопреступлением поражена ты.
Когда на земле делили счастье,
Тебе досталась война,
Когда делили море учености,
Тебе досталась шашка.
Напугав собой весь мир,
Ты всем стала кровником,
Пока молилась на волков,
Сама одичала…»

***
Спрашиваю Иру:
Как прошла ночь,
как чувствует себя отец?
-Как серый волк на склоне, - отвечает дочь.
Это означает, что все хорошо.
И серый волк, который на склоне горы,
никакого отношения не имеет к одичавшему собрату.
Никакого!



Истоки проблем Кавказа всем известны. Работать надо, а не кинжалами размахивать.