книга сновидений



Время закатное. Облако-птица
солнце закрыло. Листва колготится.
Мысли шевелятся: кажется-мнится
птица не птица — дракон.

В травах рыжеющих огненной масти
что-то от лошади — конское счастье,
что-то от бурно сгорающей страсти
тех, кто сгорать обречён.

В этих полях ничего нет такого,
что бы чуралось словечка простого
и от его ускользало покрова,
что бы из ряда да вон.

Вон — зелень неба проклюнули звёзды.
Смотрят на землю довольно серьёзно
и деликатно, легко, осторожно
напоминают про сон.

Сны облекаются в купы деревьев
(сны вообще тяготеют к растеньям).
Если безветрие — сон без движенья,
ветер — колышется сон.

И, не достигнув оси пробужденья,
снова уходят в своё измеренье:
жизнь-ощущение, жизнь-погруженье,
омут без прошлых времён.

Но в человеческой жизни серьёзной,
сложной
без прошлого жить
невозможно,
и упирается взор
непреложно
в книгу ушедших времён.

Чьих сновидений полна эта книга,
альфа-омега-подмига-амиго?!

Имя тебе — легион.



... книга? наверное... и страницы - ощутимо и живо - готовы зашуршать, перевернуться, перекинуться... жду...



... здравствуйте, свет-Владимир!



ю.

Дорогой Владимир!

Невесомое, высокое, как Ваши сны, стихотворение...
Но меня смутила последняя строка...
Ведь легион - это:

"Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: легион, - потому что много бесов вошло в него". Евангелие от Луки, 8:27,35

Ваша Людмила