А. Теннисон. Из поэмы "Принцесса"

Дата: 01-03-2011 | 16:47:05

1) ЛАСТОЧКЕ

О Ласточка, летящая на Юг,
Ты к ней лети и упади на грудь ей,
И то, что я велю, поведай ей.

Поведай ей – тебе известно всё, –
Как ярок, яростен, изменчив Юг
И как суров, правдив и нежен Север.

О Ласточка, о, если б можно было
К её окну мне тоже прилететь,
То я б залился трелями любви.

О, как желаю я тобою стать,
Чтоб ей меня к себе суметь впустить,
И рядом с ней мне быть до самой смерти.

Так почему же не спешит она
В любовь облечь своё скорее сердце,
Как ясень не спешит надеть листву?

Скажи: по миру род рассеян твой,
Скажи: на Юге я резвлюсь всего лишь,
Но ждёт меня на Севере гнездо.

Жизнь коротка – любовь зато вечна;
Свет Солнца северный совсем не долог,
И очень краток лунный южный свет.

О Ласточка, ты к ней лети скорее,
Её уговори моею стать
И передай: тебе вослед лечу...


    O Swallow
   
O Swallow, Swallow, flying, flying South,
   Fly to her, and fall upon her gilded eaves,
    And tell her, tell her, what I tell to thee.
   
O tell her, Swallow, thou that knowest each,
    That bright and fierce and fickle is the South,
    And dark and true and tender is the North.
   
O Swallow, Swallow, if I could follow, and light
    Upon her lattice, I would pipe and trill,
    And cheep and twitter twenty million loves.
 
O were I thou that she might take me in,
  And lay me on her bosom, and her heart
  Would rock the snowy cradle till I died.
 
Why lingereth she to clothe her heart with love,
  Delaying as the tender ash delays
  To clothe herself, when all the woods are green?
 
O tell her, Swallow, that thy brood is flown:
  Say to her, I do but wanton in the South,
  But in the North long since my nest is made.
 
O tell her, brief is life but love is long,
  And brief the sun of summer in the North,
  And brief the moon of beauty in the South.
 
O Swallow, flying from the golden woods,
  Fly to her, and pipe and woo her, and make her mine,
  And tell her, tell her, that I follow thee.


2)
...Но после длительных своих усилий,
Раздумий, бдений грустными ночами
Под бой раскатистый часов дворцовых
И видя моего отца кручину
И счастие влюблённых вместе с нею,
Вослед моих признаний ей любовных –
Моих почти бредовых бормотаний,
В которых так мечтанье я лелеял,
Беспомощность мою осознавая,
Она внезапно нежность ощутила.
И вот, на это всё в ответ, однажды
Любовь, как тот альпийский колокольчик
Меж талых льдов, в ней родилась в денницу:
Полуживая, слабая сначала
И не постигшая себя покуда,
Но расцветающая с каждым часом...


...Till out of long frustration of her care,
And pensive tendance in the all weary noons,
And watches in the dead, the dark, when clocks
Throbb’d thunder thro’ the palace floors, or call’d
On flying Time from all their silver tongues –
And out of memories of her kindlier days,
And sidelong glances at my father’s grief,
And at the happy lovers heart in heart –
And out of hauntings of my spoken love,
And lonely listenings to my mutter’d dream,
And often feeling of the helpless hands,
And wordless broodings on the wasted check –
From all a closer interest flourish’d up,
Tenderness touch by touch, and last, to these,
Love, like an Alpine harebell hung with tears
By some cold morning glacier; frail at first
And feeble, all unconscious of itself,
But such as gather’d colour day by day...


3) ТЫ НИ О ЧЁМ НЕ ВОПРОШАЙ МЕНЯ

Ты ни о чём не вопрошай меня;
Луна коснётся и морских глубин,
А туча форму примет гор вершин.
Опасны взоры, полные огня;
Не вопрошай.

Не вопрошай меня: чтО отвечать?
Вид неприятен впалых щёк и глаз,
Но не желаю, чтобы ты угас!
Не надо вопрошать меня опять.
Не вопрошай.

Плыла не по теченью тщетно я:
Моя судьба с твоею сплетена.
К долине пусть несёт река меня;
Тебе коснуться только – я твоя.
Не вопрошай.


Ask me no more…

  Ask me no more: the moon may draw the sea;
        The cloud may stoop from heaven and take the shape,
        With fold to fold, of mountain or of cape;
    But O too fond, when have I answer'd thee?
            Ask me no more.
    Ask me no more: what answer should I give?
        I love not hollow cheek or faded eye:
        Yet, O my friend, I will not have thee die!
    Ask me no more, lest I should bid thee live;
          Ask me no more.
  Ask me no more: thy fate and mine are seal'd:
      I strove against the stream and all in vain:
      Let the great river take me to the main:
  No more, dear love, for at a touch I yield;
        Ask me no more.

© Copyright: Эмма Соловкова, 2011
Свидетельство о публикации №11103015844

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!