Мой дед Артур Рудольфович Клейн 1919 - 1990

Дата: 23-02-2011 | 20:08:19

В сорок пятом году мой дед,
бывалый, и, как месяц май, молодой,
победил врагов и вернулся живым
с огромной и страшной войны.
Он и так был красавец, плюс
медали в ряд и орден с красной звездой…
Что такому жизнь? – спорт, вино, и любовь, и
работа на благо страны.

Спорщик, дачник, читатель книг
мой дед был друг всех внуков и голубей.
И карман его знаменит был меж нас,
как вместилище вкусных вещей.
И не было неба с тех пор
надо мною бездонней и голубей.
А слаще конфет, чем дед приносил мне,
представить нельзя вообще.

У него был негромкий чин,
и в звёздный путь космические челны
снаряжал не он. И другие в мороз
рубили для Родины лес.
Но когда много лет спустя
деда настиг осколок былой войны,
прежний прочный мир стал меняться и столь
масштабно, что вскоре исчез.

Исторически говоря,
мой славный дед был маленький человек.
Но Эйнштейн, Ван Гог, Достоевский, и Битлз,
и Ленин, и Кант, и Декарт
значат в личной моей судьбе
меньше, чем дед, проживший земной свой век
гениально просто, как яблочный сад
живёт с декабря по декабрь.

И сегодня, дойдя почти
до края, где с бренным сливается высь,
я смотрю назад и повсюду свои,
меж прочих, встречаю следы.
И в этой связи я хочу
сказать о том, что в каждой судьбе сошлись
жизни всех людей, то есть времени в нас,
как в бездонной реке воды.

И все любящие меня,
и дети их детей (и так без конца) -
все они хранить будут в памяти душ
и деда, как помнит река
каждый малый приток свой и
радугу над весёлым веслом гребца.
Ибо память душ многомерней, чем смерть,
и мгновенья в ней - как века.

Может быть мировой расклад
совсем иной, и всех нас простынет след.
И у автора плохо с логикой, да
и с правдой не всё хорошо.
Только я потому решил
сложить стихи о том, как жил-был мой дед,
что ему взамен с той прекрасной поры
в мою жизнь никто не пришёл.

семья...
когда от бед
пухнет моя голова
я припомню - был дед...
даже более - два,
а теперь - я...

:о)bg

Игорь,передо мной прошла не только жизнь Вашего деда,но и моего. Спасибо за нахлынувшие воспоминания. Кланяюсь душой. А.Р.

Хорошо, Игорь, про форму не говорю, она на уровне очень высоком, да и писать профессионально учили даже в пушкинские времена, в лицее был предмет пиитика. Но само содержание охватывает тему, которая затрагивает каждого второго. здесь все очень по-настоящему и щемяще.