Хроника

Дата: 24-01-2011 | 22:46:47

«20 ноября в Бабаюртовском районе, на берегу Терека,
был найден труп молодого человека
с многочисленными огнестрельными ранениями
и следами пыток. Из рассказа родственника:
«Все тело брата было в огромных синяках;
на спине – следы от глубоких порезов, вплоть до костей,
ногти были выдернуты.
В него выстрелили восемь раз.
Выстрелы производились с близкого расстояния;
есть контрольный выстрел в голову».
Из хроники газеты «Черновик», 26.11.2010.


Похищен…Люди в масках… Обнаружен…
Возьмите тело – счастье, что нашли…
Твой дух, мой мальчик, никому не нужен.
Здесь даже плоть украли у земли.

«Вплоть до костей»…- молчи, седая мать,
Тебе к лицу – цвет черный, им – кровавый.
Нет горше муки- сыновей рожать
Охотником иль жертвой – для расправы.

«…следами пыток…» - так же, как вчера…
Земля укроет боль в своих объятьях.
Где сыновья, отец? Молись, сестра…
Кого оплачет мать? Кто следующий, братья?


***

Одна надежда


Сколько ударов может выдержать Кавказский хребет,
протянувшийся с запада на восток от Черного до Каспийского моря?
Можно ли узнать об этом,
если две тысячи пятьдесят его ледников сейчас находятся в периоде отступления,
а высочайшие вершины Кавказа между Эльбрусом и Казбеком ,
среди которых 20 пиков, превышающих гору Монблан,
и 15 вершин, поднимающихся выше пяти тысяч метров над уровнем моря,
еще не замечают, как жители гор спускаются с вершин?
Если помнить о том, что ледники отступают ввысь,
можно ли измерить время их встречи с Атлантами
и предел их существования?

Атланты помнят, что некогда боги
создали на Кавказе место своих игрищ
и выбрали для него северный склон восточной части Кавказского хребта,
величественные отроги которого образовали горную страну Дагестан.
Люди, рожденные на вершинах,
куда каждую ночь опускался красный диск Солнца,
хранили его огонь и умели говорить с Небом
на языке его посланий.
Если помнить, что Дагестан – это гора языков,
можно ли измерить меру их богатства
и высоту их достояний?

Сколько ударов может выдержать язык братства,
чтобы остановить утрату родных наречий
и падение горных народов в низины?
В горах не осталось мужчин,
чье слово было бы лучше их молчания,
потому что предательство стало их жизнью,
а те, чье молчание не могут искупить никакие слова,
преданы земле,
потому что лучших она прячет в своих глубинах.
Худшие почему - то стреляют первыми,
и стреляя в милиционеров, попадают в сердце народа.
Лучшие из худших тоже множат его раны,
разрешая себе убийство и погибая без сожалений.
Можно ли об этом думать,
если нельзя говорить?

Сколько дождей должно выпасть в реки Сулака, Терека и Самура,
чтобы омыть тела братьев, убивающих друг друга?
Сколько слез не выплакали матери, чтобы утолить жажду убийц,
называющих себя горцами?
Их вера в смерть пока еще сильнее права на жизнь.
Новостная хроника опрокидывает все устои времени:
«Вчера боевики расстреляли в городе семерых милиционеров».
Погибших попутно детей и женщин никто уже не считает.
«Сегодня неизвестный проник в больницу и расстрелял раненного милиционера».
Сколько ударов может выдержать нация, чтобы сохранить свое имя?
Пока еще она держится на единстве вдов и матерей,
одетых в черное.

Когда народ перестаёт говорить,
он перестаёт думать.
Я думаю, что это последний удар.
Знает ли об этом Айшат- простая женщина, одна вырастившая четырех детей?
Стойкая, красивая, всегда стремительная, как птица,
она говорит мне, едва сдерживая слезы на глазах:
- Ты представляешь себе, что он чувствовал в этот момент-
милиционер, стоявший на посту, совсем юноша еще,
когда к нему вышел из машины убийца,
пряча за спиной пистолет и спрашивая:
-Ну что, стоишь?
Что он почувствовал, догадавшись, что будет через секунду?
Трое маленьких детей дома, старая мать в хадже,
за душой – ничего,ни своего жилья…
Лучше умереть, чем бежать,
а стрелять не успеет, тем более - кругом мирные люди.
Айшат уже не скрывает слез:
-Вечером мы поехали с сыном по его делам,
он остановил машину около поста и ушел.
Вижу - милиционеры, ребята молодые, смотрят.
Меня как ударило: окна затемненные, около поста остановились, - что подумают?
Что у них на душе происходит?
Распахнула дверцу, чтобы увидели меня, женщину,
ноги в домашних тапочках – на улицу, чтобы видно было - мать я.
А уже вечер, солнце заходит за горы. Багровое, яркое.
Повернулась к нему лицом, ладони протянула и стала молить Бога,
чтобы он сохранил их, уберег, защитил…
Молилась исступленно.
Пришел сын.Отъехали.Оглянулась - стоят, как мишени.
…Что он чувствовал в ту секунду?..

«Два милиционера ранены при взрыве растяжки в Казбековском районе»
«В Дагестане предотвращены два крупных теракта»
« К раненому прапорщику в Махачкалу приехали родственники из Оренбурга»
"В Дагестане продолжается охота на милиционеров"

Одна надежда - на Айшат...


16 ноября 2010 года

Тема: Re: Хроника (Мариян Шейхова )

Автор: Юрий Садовский

Дата: 24-01-2011 | 23:35:31


...Твой дух, мой мальчик, никому не нужен.
Здесь даже плоть отняли у земли.

...В горах не осталось мужчин,
чье слово было бы лучше их молчания,
потому что предательство стало их жизнью,
а те, чье молчание не могут искупить никакие слова,
преданы земле...

Кровь стынет в жилах, Мариян!.. Читая Ваши стихи, невольно становишься очевидцем великой трагедии, которую, предвидя, отвратить невозможно... Только и остаётся: вечная память - мёртвым, молитва и сострадание - живым!..

Тема: Re: Хроника (Мариян Шейхова )

Автор: Виктор Брюховецкий

Дата: 25-01-2011 | 08:09:55

Устои рухнули, Мариян.
Ком начал движение вниз. Еще только начал. Я не знаю ответа.

С уважением, Виктор.

Тема: Re: Хроника (Мариян Шейхова )

Автор: Александр Закуренко

Дата: 30-01-2011 | 20:11:59

То, что рождаются стихи, когда хочется бессловесно выть - чудо.