Ю. Ли-Гамильтон. 74. Филипп IV к своему цирюльнику

Дата: 31-07-2010 | 15:18:07

(1660)


Что есть король, спросил ты? Существо,
    питается которым каждый шут;
    живой мертвец, которого грызут
пиявки, облепившие его;

преступник, пойманный за воровство,
    лукавый турок, не избегший пут,
    когда по шею вкопан в землю плут,
чтоб каждый пёс бросался на него.

Монархи вечно ощущают гнёт
    ненужных слов, погашенных страстей
и роскоши, и страхов, и невзгод;

и, умерев, не могут средь полей,
    под солнцем отдохнуть от всех забот,
раздавлены угрюмостью церквей.

10-31 июля 2010
г.Орск




Eugene Lee-Hamilton

74

Philip IV to his barber

(1660)


I’ll tell thee, if thou carest, what’s a king:
    A creature all men feed on, — sucked, and bled;
    A carcass in the leech-pond, not yet dead;
Whose shape you scarce can see, so close they cling.

Sunk to the throat in forms; as cramped a thing
    As is the Turkish felon, who is said
    To be interred alive, all save the head,
For passing dogs to sniff at, wondering.

In life he bears the weight of pomp and fear,
    Of all the instincts that he has repressed,
Of all the fictions that he has to wear;

In death no sun nor blade of grass may rest
    Upon the horror of his triple bier,
But some dark minster weighs upon his chest.

Юрию Лифшицу
Смущает едва заметный нюанс в финале. Мне представляется, что грудная клетка монарха бывает как бы задавлена не угрюмостью каких-то вообще церквей, а тяжестью конкретного сооружения, предоставившего ему последний приют.
ВК