Огюст Лакоссад "Тень Адамастора" и др.

Дата: 01-07-2010 | 23:17:12

Огюст Лакоссад* Тень Адамастора**.
Перевод с французского.

Какою мучима ты дикой болью,
морская бездна в воющих волнах ?
Пучина ! Ветер ! В схватках на раздолье
к чему ваш стон, таящий зло и страх ?
Какому демону вы дали волю ?
С чего возник ваш громкий плач навзрыд ?
Каких ты ветер не простил обид ?
За что, волна, сулишь ему недолю ?
Вы лишены ума ? В вас ненависть горит ?

Срывая пену с закипевшей влаги,
к чему вам, птицы, мчать за Кораблём ?
Летите поскорее, бедолаги,
до ближних скал, где в травах свит ваш дом.
Гроза гремит. В ней молнии-секиры,
и Океан шумит, рассвирипев...
Ах, бедная и немощная лира,
затерянная в музыке эфира,
тебе не по душе трагический напев !

Стихии спорят в злом соударенье !
Краса небес насыщена огнём.
Волна бежит к нам в пьяном озлобленье,
раскрыв бездонный гибельный проём...
Уходит день, но нет конца напасти.
В воде от молний ряд цветных полос,
и ветер свищет, сотрясая снасти,
и облака сгустились, Солнце застя,
пока в волне совсем не утонул Колосс.

Но что за важность ! Мчи скорее, судно !
Лети и рыскай бронзовым килём.
Ты выстоишь и в буре, как ни трудно, -
ей не тягатся с резвым Кораблём !
Морской рысак, весь в пене, будто в платье,
сквозь скачку волн, лети во весь опор.
Неси меня, играя мощной статью,
сквозь вой стихии, сыплющей проклятья !
Пусть буря в нас вселит отвагу и задор !

И вот Корабль в движенье неуклонном
летит в волнах сквозь лютый ураган,
и грудь его, отважно и с разгоном,
теснит и раздвигает Океан.
А волны бьют в борта солёной пылью.
Корабль нырнёт, потом, глядишь, взлетел,
и кажется, что расправляет крылья,
вставая на дыбы... А тучи в изобилье
швыряют на Корабль пучки огнистых стрел.

О ночь да море с похоронным громом !
Под Мысом камень затаён на дне...
Но вышел час вспорхнуть наверх фантомом,
как из могилы, палевой Луне.
И стала гуще пелена тумана,
мрачнее и плотней, чем до сих пор,
а взгляд приметил в бездне Океана,
как тенью вышел выглядевший странно
на гребни диких волн Титан Адамастор.

"О Дух Морей ! Позволь, чтоб мы минули
гряду подводных скал у Мыса Бурь !
Умерь угрозы в ураганном гуле.
Скажи волнам, чтоб прекратили дурь.
Взойди на скалы и скажи с вершины,
чтоб внял приказу Океан: "Уймись !""
Тут я замолк... Но следом из пучины
раздался громкий голос Исполина:
"Счастливого пути !" - и прояснилась Высь.


Auguste Lacaussade L’Ombre d’Adamastor
XL de "Poemes et Paysages"

Quelle douleur immense te dechire,
Gouffre sans fond, mer aux flots courrouces !
O vague, o vent, qu’avez-vous a vous dire,
Qu’en vous heurtant ainsi vous gemissez ?
Quel noir esprit dans vos flancs se dechaine ?
Ou prenez-vous ces orageux sanglots ?
Sourdes fureurs ! Est-ce demence ou haine ?
Flot, qu’as-tu fait a ce vent qui m’entraine ?
Et toi, vent apre et dur, qu’as-tu fait a ces flots ?

Rasant du vol la bouillonnante ecume,
Hardis oiseaux, pourquoi nous approcher ?
Volez, volez, blancs a travers la brume,
Vers vos nids d’algue appendus au rocher.
Des airs en feu la voix tonne incessante ;
L’Ocean gronde et repond irrite...
O vains efforts de la lyre impuissante !
Melant son ame a ta clameur croissante,
Qui pourrait dire, o mer, ta sombre majeste !

Choc vaste et lourd des elements en guerre
Le ciel s’emplit de sinistres splendeurs.
Roulant a nous, l’onde, ivre de colere,
Ouvre a nos pieds d’horribles profondeurs.
Et le jour fuit ! Nous frappant aux visages,
L’eclair dans l’eau trace un brulant sillon ;
Et le vent siffle a travers nos cordages ;
Et du soleil, la-bas, dans les nuages,
L’orbe large et sanglant s’abime а l’horizon.

Mais que t’importe, o mon vaisseau ! courage !
Vole et bondis sur ta quille d’airain !
Superbe et fort pour affronter l’orage,
Ton flanc est libre et ta bouche est sans frein,
Coursier des mers a la proue ecumante !
Franchis leurs bonds de tes bonds indomptes
Emporte-moi sur ta croupe fumante !
Enivre-moi des voix de la tourmente !
La tourmente a pour moi de males voluptes !

Et le vaisseau, de sa proue intrepide
Fendant la mer, lutte avec l’ouragan ;
Et dans sa course il s’anime et, rapide,
De son poitrail frappe au front l’Ocean.
A ses cotes l’onde croule en poussiere ;
Ses vastes flancs se cabrent dans les airs :
Il monte, il tombe, il roule... le tonnerre,
Croisant ses feux sur sa verte criniere,
Le bat a coups presses de ses gerbes d’eclairs.

O mer feroce ! o nuit ! clameurs funebres !
Du Cap dans l’ombre a disparu l’ecueil.
Mais, tout a coup, pale, au fond des tenebres,
Comme un fantome echappe du cercueil,
Parait la lune ! et la brume profonde
Flotte et plus dense et plus livide encor ;
Et, l’oeil errant sur le gouffre qui gronde,
Je croyais voir, sur les cretes de l’onde,
Passer dans les brouillards l’ombre d’Adamastor.

Geant des eaux ! de ton Cap des Tempetes
Laisse-nous fuir les ecueils redoutes !
De l’ouragan qui rugit sur nos tetes
Calme d’un geste, o dieu ! les flots domptes.
De tes rochers surgis ! et, sur leur cime,
Maitre obei, dis a la mer : « Assez !... »
- Et je me tus ; et, du fond de l’abime,
Sur l’Ocean roulant sourde et sublime,
Une voix s’entendit qui nous disait : « Passez ! »


Справка.
*Огюст Лакоссад - 1815-1897 - французский поэт-"парнасец", друг и поэтический
соперник Леконт де Лиля. Родился на острове Бурбон (ныне Реюньон), неузаконенный сын преуспевающего француза и свободной мулатки ("квартерон"). С детских лет
почувствовал, что стеснён в правах и не найдёт себе достойной судьбы на острове,
где правили белые рабовладельцы. Вынужден был искать образования и затем трудиться
во Франции. Обладал большими знаниями и незаурядным талантом. Автор поэтических
сборников: "Les Salaziennes" (1839); "Poemes et Paysages" (1852); "Insania" (1862); "Les
Epaves" (1876).
В стихотворении "Тень Адамастора" описано морское путешествие в районе "Мыса Доброй Надежды" - он же "Мыс Бурь".
**Адамастор - в древнегреческих мифах упомянут титан Адамастор, влюбившийся в
богиню Фетиду. Он был ею отвергнут и скрылся от мира в тоске на юге Африки.
В "Лузиадах" Луиша де Камоенша Адамастор - гигантский безобразный и злобный морской
дух, который пророчит Васко да Гаме провал его морской экспедиции в Индию вокруг
Мыса Бурь.

Огюст Лакоссад К родному острову.
(Перевод с французского).

Ты стройных пальм полна, земля Элеоноры*.
Здесь в лад с морской волной хор ткачиков поёт.
Здесь дуют ветерки, лаская пляж и горы.
Ты - лотос посреди морских лазурных вод !
Ты очень хороша своей природой броской.
Затейлив облик твой, не грубый и не плоский,
и ветры льнут к тебе, играючи с причёской.
Ты прелестью манишь, как Ева после сна,
земля родных мне Муз, где я учился чтенью,
которой посвятил свои стихотворенья,
где солнце каждый день несёт мне озаренье,
Мой славный Реюньон, любимая страна !


Auguste Lacaussade A l’Ile natale

O terre des palmiers, pays d’Eleonore*,
Qu’emplissent de leurs chants la mer et les oiseaux !
Ile des bengalis, des brises, de l’aurore !
Lotus immacule sortant du bleu des eaux !
Svelte et suave enfant de la forte nature,
Toi qui sur les contours de ta nudite pure,
Libre, laisses rouler au vent ta chevelure,
Vierge et belle aujourd’hui comme Eve a son reveil ;
Muse natale, muse au radieux sourire,
Toi qui dans tes beautes, jeune, m’appris a lire,
A toi mes chants ! a toi mes hymnes et ma lyre,
O terre ou je naquis ! o terre du soleil !

Примечание.
*Элеонора - таким именем назвал в своих элегиях Эварист Дезире Парни свою возлюбленную,
красавицу, светлокожую креолку Эстер. Его женой она не стала. Этому воспротивились
знатные родители Парни.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!