Нина де Вийар Десятистишия

Дата: 09-05-2010 | 07:21:56

Нина де Вийар Десятистишия.
(Перевод с французского).

1-e:
У набережной плот кренится из-за прачек.
На ней полно гуляк в компании собачек.
Весь плот шумит-поёт, как птицы у гнезда.
Полощется бельё, внизу бурлит вода.
От синьки здесь она чуть-чуть заголубела.
Всё небо - как опал, а руки прачек бЕлы.
И в мыслях у меня печальный шепоток:
мать больше уж сюда не принесёт чулок,
чтоб, освежив, потом сложить внутри комода...
От облаков в воде волнистые разводы.

Nina de Villard Dixains realistes*
1-е:
Tandis que sur les quais flanent les paresseuses,
je regarde les lourds bateaux des blanchisseuses ;
il en sort des chansons, comme d’un nid d’oiseaux.
Les robustes bras blancs, en plongeant dans les eaux
que bleuit l’indigo, tordent le linge pale,
et le ciel au-dessus prend des lueurs d’opale.
Moi, tout pensif, je rentre en murmurant tout bas :
Ma mere n’est plus la pour repriser mes bas
et mettre un chapelet d’iris dans mon armoire....
Les nuages sur l’eau font des dessins de moire.


2-e:
Зажигается газ в фонарях, звёзды - в небе.
Отправляются спать отгулявшие бэби.
При окошечках касс у театров - хвосты.
Лицеисты спешат разогреть в них мечты.
Разместились вокруг по киоскам торговки.
Там газеты, грильяж, апельсины, обновки.
А в кафе уж сидит, краше пёстрых стрекоз,
спрятав лоб под тюрбан сногсшибательных кос,
чтоб поймать на крючок карася-кавалера,
как фальшивый цветок, молодица со сквера.

2-е:
On allume les becs de gaz ; dans la nuit bleue
les etoiles aussi s'enflamment ; l'on fait queue
devant les guichets des theatres a succes
qui font aux lyceens rever tous les exces.
Dans les kiosques on voit s'installer les marchandes
d'oranges, de journaux, et de croquets d'amandes ;
et deja vient s'asseoir aux tables des cafes,
cachant son front sous des frisons ebouriffes,
pechant les amoureux, comme on peche a la ligne,
la promeneuse du boulevard, fleur maligne.

3-е:
Мальчишка - продавец дешёвеньких игрушек.
Ровесники, подрав в терновнике опушек
и куртки, и штаны, бегут гурьбой в ларёк
и щупают товар, который их увлёк.
Ребята вне себя от полного восторга,
лишь только торгашу невесело от торга:
когда в его руках игрушечный палач,
мальчишка сам не свой - едва смиряет плач.
Он, дергая за нить, сам в страхе от паяца...
Так мелкие чины начальников боятся.

3-e:
Ce pauvre enfant vend des jouets а bon marche.
Les gamins du faubourg, apres avoir marche,
apres avoir, aux verts buissons, use leurs vestes,
viennent se reposer pres des splendeurs modestes
de l’etalage, ou tout excite leur desir ;
mais le petit marchand, seul, n’y prend pas plaisir,
car, lui, c’est son metier de lancer la ficelle
de la toupie, et l’aigre bruit de la crecelle
le crispe ; le pantin lui fait, naif bourreau,
l’horreur qu’а l’employe fait son chef de bureau.

4-e:
В той лавке все духи - дешевле не сыскать.
Хозяйкино жилье - лишь нищенке подстать,
и ест она всегда лишь жидкую ушицу,
чтоб денежки сберечь и как-то расплатьться
с подругой половчей, дающей ей товар...
Ей просто повезло. Та лавка - божий дар !
Есть, кстати, и "Рашель" - та пудра для брюнеток,
из рисовой муки, что радует кокеток.
Пусть будет ослеплён тот первый господин,
что нынче подойдёт под вечер на почин !

4-e:
C’est la boutique des parfums a prix reduits....
La maigre commencante, habitant un taudis,
mange, dans un bouillon, de noires matelottes
pour economiser de quoi payer ses notes
a la juive qui tient, habile, ce bazar.
Car, c’est le billet pris, dans un jeu de hasard,
c’est l’espoir, c’est la porte ouverte a la fortune,
cette poudre de riz Rachel, fard de la brune !
Il faut bien eblouir, a l’angle d’un trottoir,
le monsieur qui fera debuter quelque soir.

5-е:
Большой фиакр катил, вводя сидевших в сон.
Он был у ног Её, всецело упоён
шуршанием шелков надушенного платья.
Она шептала: "Друг, тесней сомкни объятья !...
Ни звёзд и ни луны. Сплошная непроглядь
над сценой их любви. "Что будем предъявлять ?"
Барьер на их пути. Осаживают резко.
Таможенник рукой отдёрнул занавеску.
Реальность, не щадя, вторгается в мечту
и сводит вниз с небес влюблённую чету.

5-e:
Le grand fiacre roulait avec un bruit berceur.
Il etait a ses pieds, perdu dans la douceur
des frou-frous parfumes de sa robe de faille.
Elle dit : De bonheur, cher, mon ame defaille....
Il faisait nuit ; la lune evitait d’eclairer
cette idylle : — « N’avez-vous rien a declarer ? »
dit la voix. On etait devant une barriere,
et le douanier stupide, entrouvrant la portiere,
ramena dans l’horreur de la realite
ce beau couple envole vers un monde enchante.

6-e:
Уж осень. Виногдрад вполне созрел и сладок.
Пора перетрясти меха из всех укладок,
вдохнуть их ветивер... Пора в последний раз
сходить в соседний лес, где мы в погожий час
любили всласть вздремнуть в постелях мягкой мяты,
где чаровали нас всё лето ароматы...
Пусть рвётся на клочки вдоль узенькой тропы
мой кружевной подол, цепляясь за шипы.
Бездумный день утех в преддверье непогоды !
А завтра к нам придут, чтоб чистить дымоходы.

6-е:
L’ete meurt. Sur les ceps pendent les grappes mures ;
hors de l’armoire, on va secouer les fourrures
qu’embaumait la senteur faible du vetivert.
Pour la derniere fois allons dans le bois vert
ou nous avons dormi sur un tapis de menthes,
dans la serenite des chaleurs endormantes.
J’accrocherai les plis neigeux de mes jupons
aux ronces du sentier poudreux, greles harpons ;
accordons-nous ce doux sursis d’une journee....
Nous ferons ramoner demain la cheminee.

7-e:
Почтарь, хоть он совсем не важный чин в конторе,
привык запаздывать и топает, как в хвори,
и в кресло не спешит. С лица обычно хмур,
как будто он устал и даже чересчур
от писем, от газет и от продажи марок.
Весь этот труд ему - как видно, не подарок.
Раздушенный конверт, лежащий перед ним,
твердит ему, что он - ничтожен, не любим,
нигде не побывал, а назван так комично,
что даже помянуть в газете неприлично.

7-е:
Le petit employe de la poste restante
vient tard a son bureau ; son allure est tres-lente ;
il s’assied renfrogne sur son fauteuil en cuir,
car il sait qu’au client il lui faudra servir
les lettres, les journaux a timbre coloriste,
et meme les mandats !... Cet homme obscur est triste.
Il se dit, en flairant un billet parfume,
qu’il ne voyage pas et qu’il n’est pas aime,
que son nom, compose de syllabes comiques,
n’est jamais imprime dans les feuilles publiques.

8-e:
Она встречалась мне как радостный презент
в тот час, когда сменял я пиво на абсент.
Омнибус подвозил меня к своей стоянке,
когда моя душа была в сплошной болтанке.
Там этот Ангелок стоял в своём плаще:
тонка, юна, свежа, чиста... и вообще -
с достойной красотой девичьего корсажа;
природная коса, лицо без макияжа...
И я - в мечтах - несу - Ей - свадебный букет,
а про меня - Она - уж знает из газет.

8-e:
Je la voyais souvent au bureau d’omnibus
а l’heure de l’absinthe, apres tous les bocks bus,
quand je rentrais trouble, fievreux de la journee.
Et c’etait un repos pour mon ame fanee
de rencontrer parfois cet ange en waterproof.
Sa forme jeune et pure, ignorante du pouf,
ses tresses sans chignon, son front sans maquillage,
et les realites chastes de son corsage
m’ont fait rever, portant le bouquet nuptial,
a la vierge qui lit mon nom dans un journal.

9-е:
Под вечер мы на стол, кончая день свой пиром,
жаркое подаём под овощным гарниром.
Там репа, сельдерей и красная морковь.
Она - как цвет зари. Она - моя любовь.
Хоть пресная еда, но ем я упоённо.
С морковкой мне вкусней похлёбки и бульоны.
При том во мне растёт признательность к жене:
она, чтоб угодить и отпрыску, и мне,
забыла за стряпнёй духи и притиранья,
зато струит вокруг священное сиянье !

9-e:
Quand la lampe Carcel sur la table s’allume,
le bouilli brun parait, escorte du legume,
blanc navet, celeri, carotte a la rougeur
d’aurore, et doucement, moi, je deviens songeur.
Ce plat fade me plait, me ravit ; il m’enchante :
c’est son jus qui nous fait la soupe succulente.
En le mangeant, je pense avec recueillement
a l’epouse qui, pour nourrir son rose enfant,
perd sa beaute, mais gagne a ce labeur austere,
un saint rayonnement trop pur pour notre terre.


Справка.
*"Dixains realistes" - "Реалистические десятистишия" - сборник десятистиший, вышедший
в 1876 г. Эти десятистишия представляли собой подражания и стилизации стихов поэтов-"парнасцев", а, вернее, пародии на них, и, прежде всего, на стихи Франсуа Коппе. Авторы этого сборника: Нина де Вийар, Шарль Кро, Антуан Кро, Жан Ришпен (Jean Richepin), Морис Роллина (Maurice Rollinat), Жермен Нуво (Germain Nouveau), Огюст де Шатийон (Auguste de Chatillon), Эктор Л'Эстраз (Hector L'Estraz), Шарль Фремин (Charles Fremine). Подобного типа десятистишия были написаны также Полем Верленом и Артюром Рембо и вошли в альбом "зютистов".


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!