Шарль Кро Прогулка и др. (54-58-е)

Дата: 31-03-2010 | 22:50:48

Шарль Кро Султанство (54-е).
(Перевод с французского).

Посвящено графу де Шузи*

В волне твоих волос, где гребень захлебнётся
и в тюле дорогом с янтарной позолотцей
тот дух морской травы, которым полон пляж.
Я капнул бы туда и розой, и ромашкой.
Мне б справиться с твоей тугой колготной пряжкой,
которой стянут весь украшенный корсаж.

В заманчивых тюках из южных стран недужных
попался мне жакет на пуговках жемчужных.
Он не закроет грудь и обнажит бока.
Я дам тебе колец с сапфиром и опалом.
В одном упрятан яд под искристым кристаллом,
старинный яд, но мне не ведомый пока.

Хотел бы я уснуть, на зло любым султанам,
в объятиях твоих с нектаром их дурманным.
Пусть нас сразит кинжал, навек скрепив сердца.
Кровь женская твоя и кровь моя мужская
смешаются в поток, раз участь нам такая,
но свет от той любви польётся без конца.


Charles Cros — Le Coffret de santal (54-е)
Sultanerie

Au comte de Chousy*.

Dans tes cheveux, flot brun qui submerge le peigne
Sur tes seins frissonnants, ombres d’ambre, que baigne
L’odeur des varechs morts dans les galets le soir,
Je veux laisser tomber par gouttes les essences
Vertigineuses et, plis froids, les patiences
Orientales, en fleurs d’or sur tulle noir.

Eventrant les ballots du pays de la peste,
J’y trouverai, tresor brode, perle, la veste
Qui cache mal ta gorge et laisse luire nus
Tes flancs. Et dans tes doigts je passerai des bagues
Ou, sous le saphir, sous l’opale aux lueurs vagues,
Dorment les vieux poisons aux effets inconnus.

Dans l’opium de tes bras, le haschisch de ta nuque,
Je veux dormir, malgre les cris du monde eunuque
Et le poignard qui veut nous clouer coeur sur coeur.
Qu’entre tes seins, faisant un glissement etrange,
Ton sang de femme a mon sang d’homme se melange,
La mort perpеtuera l’eclair d’amour vainqueur !
1879


Справка.
*Граф де Шузи - Le comte de Chousy - Didier de Chousy - друг Шарля Кро и писателя
Villiers de l'Isle-Adam - личность, о которой известно крайне мало, многие считали, что
это псевдоним, но это реальное лицо. Известен его год рождения - 1834. Он служил в
качестве du receveur de finance. Этот граф написал замечательную научно-фантастическую книгу, изданную в 1883 г. "Ignis"; в русском переводе "Подземный
огонь"; в английских переводах "The central Fire". Книга полна юмора и обладает
несомненными художественными достоинствами. В ней рассказывается о попытке
подчинить нуждам людей внутреннее тепло Земли, к которому герои книги пробивались
с помощью кирок. Дело кончается крахом - восстанием рабов-роботов.


Шарль Кро Прогулка (55-е)
(Перевод с французского).

Не в первый раз, как дивное виденье,
Она мне встретилась, когда в садах
гулял я одиноко, весь в мечтах.

Не в первый раз возникло впечатленье,
когда на алость щёк Её смотрю,
что наблюдаю свежую Зарю.

И вновь во мне родятся вожделенья
от черноты волос над белизной
Её лица, от глаз с голубизной.

Она всегда, в покое и в движенье, -
одно очарование во всём,
занявшее собой весь окоём.

Не в первый раз !... Но прерывались грёзы.
Казалось мне, навек увяли розы,
когда взъярился орудийный шквал.

И, если бы меня свалили пули,
о Ней бы губы слова не шепнули:
я даже имени Её не знал.

Затем, учась, я стал почти аскетом
с зелёною тоскою каждым летом,
и я почти забыл Её черты.

Но снова разыгралась та же драма:
цветут фиалки, лилии и дамы.
Я вновь во власти той же красоты.

*
В большом саду, поймав мой взгляд случайно, -
когда я страсть не в силах превозмочь -
ни в страхе, ни смеясь, не мчитесь прочь !

Меня страшиться ? Я Вам выдам тайну.
К прекрасной и божественной - к такой
я б не посмел притронуться рукой.

Смешной чужак с наивными мечтами,
к чему я Вам ? При Вас ребёнок Ваш,
играющий у ног, и он Ваш страж.

Я понял, верно следуя за Вами,
о чём мне говорит Ваш добрый взор:
"Судьба свершилась. Всё иное - вздор !"

Вы мой восторг. Мне многого не нужно.
Я рад, что вновь передо мной предстал,
хоть издали, мой прежний идеал.

Я вижу незаметное наружно:
сердечный и душевный Ваш настрой.
Я встретился с небесною Зарёй.

Роса, что блещет у цветка на губке,
и лепесток, и прелесть мотылька -
всё блекнет, если тронет их рука.

Мне не к лицу безумные поступки.
Я остаюсь у Вас в числе рабов -
неведомым, далёким и без слов.


Charles Cros — Le Coffret de santal (55-e)
Рromenade

A Emmanuel des Essarts*.

Ce n’est pas d’hier que d’exquises poses
Me l’ont revelee, un jour qu’en revant
J’allais ecouter les chansons du vent.

Ce n’est pas d’hier que les teintes roses
Qui passent parfois sur sa joue en fleur
M’ont parle matin, aurore, fraicheur,

Que ses clairs yeux bleus et sa chevelure
Noire, sur la nuque et sur le front blancs,
Ont fait naitre en moi les desirs troublants,

Que, dans ses repos et dans son allure,
Un charme absolu, chaste, imperieux,
Pour toute autre qu’Elle a voile mes yeux.

Ce n’est pas d’hier. Puis le cours des choses
S’assombrit. Je crus a jamais les roses
Mortes au brutal labour du canon.

Alors j’aurais pu tomber sous les balles
Sans que son nom vint sur mes levres pales
— Car je ne sais pas encore son nom.

Puis l’йtude austere aux heures inertes,
L’ennui de l’ete dans les ombres vertes,
M’ont fait oublier d’y penser souvent.

Voici refleurir, comme avant ces drames,
Les bleuets, les lys, les roses, les femmes,
Et puis Elle avec sa beaute d’avant.

*

Dans le grand jardin, quand je vous retrouve,
Si je ralentis, pour vous voir, mes pas,
Peureuse ou moqueuse, oh ! ne fuyez pas !

Me craindre ?... Depuis que cet amour couve
En mon cSur, je n’ai meme pas ose
Rever votre bras sur le mien pose.

Qu’est-ce que je viens faire en votre vie,
Intrus desoeuvre ? Voila votre enfant
Qui joue a vos pieds et qui vous dйfend.

Aussi, j’ai compris, vous ayant suivie,
Ce qu’ont demande vos yeux bleus et doux :
« Mon destin est fait, que me voulez-vous ? »

Mais, c’est bien assez, pour qu’en moi frissonne
L’ancien ideal et sa floraison
De vous voir passer sur mon horizon !

Car l’ame, a l’etroit dans votre personne,
Depasse la chair et rayonne autour,
— Aurore ou s’abreuve et croit mon amour.

Diamants tremblant aux bords des corolles,
Fleur des peches, nacre, or des papillons
S’effacent pour peu que nous les froissions.

Ne craignez donc pas d’entreprises folles,
Car je resterai, si cela vous plait,
Esclave lointain, inconnu, muet.

Справка.
*Emmanuel Adolphe Langlois dеs Essarts (1839-!909) - французский поэт, его отец -
Alfred Stanislas des Essarts (1811-1893) - тоже известен как поэт.
Эмманюэль окончил Ecole Normal, со студенческих лет был дружен со Стефаном
Малларме. Всю жизнь работал преподавателем, сначала вёл классы риторики в разных
лицеях, затем преподавал в университетах Клермон-Феррана и Дижона.
Он издал книгу стихов "Poesies Parisiennes" - в 1862 г. Участвовал во всех трёх поэтических сборниках "Parnasse contemporain" - в 1866, 1871 и 1876 гг. В 1879 г.
издал книгу стихов "Poemes de la Revolution" (1789-1796).
В 1891 г. издал книгу о виднейших деятелях французской литературы 19-го века
"Portraits des Maitres". Проявил себя как журналист и драматург.

Шарль Кро Драма в трёх балладах (56-е)
(Перевод с французского)

I

Она уехала, и я от скуки,
решив, что мне поможет сень небес,
отправился с утра из дома в лес.
Вверху, дразня, выделывая штуки,
два мотылька неслись наперерез.
И вот лежу на травяной подушке,
не чуя, как по шее и спине
ползут козявки - муравьи и мушки.
Все соловьи заснули в вышине,
а я тоскую о моей подружке.

А вечером, страдая от разлуки,
на улице, шумящей, как экспресс,
среди откормленных, как на зарез,
гостей кафе, под воющие звуки,
гляжу на пляски взвинченных телес,
но сам порой не откажусь от кружки.
Тут пиво светлое - как раз по мне.
Сижу, молчу с друзьями по пирушке.
Все весело плывут в хмельной волне,
а я тоскую о моей подружке.

Но поздно. Время спать. Устали руки.
Хоть ритм стихов в подкорке не исчез,
но спутан весь мыслительный процесс -
в мозгу одни фантомы и докуки.
Нахлынут сны. В них главный интерес -
не явится ли мне моя резвушка.
Глаза закрылись в полной тишине.
Взойдёт заря - проснутся все пичужки,
и снова гам пойдёт по всей стране.
А я тоскую о моей подружке.

ПОСЫЛКА.

Восход с закатом мчатся вслед друг дружке.
Что сеем днём, то видим и во сне.
И ты, светило, нам печёшь макушки.
Все сеятели грезят о весне,
а я тоскую по моей подружке.


II

Мы вновь сыскали уголок
в лесу, где нежились когда-то.
Я всю досаду превозмог.
Кругом благоухает мята.
Вчера был яростный мистраль,
а нынче - летник легкокрылый.
У птиц - сплошная пастораль.
Ура ! Я снова вместе с милой.

Нас город в празднество вовлёк.
Работницы щеголеваты
и подставляют локоток,
когда к ним ластятся солдаты.
Принарядилась даже шваль.
Заместо тусклости постылой
сияет ламповый хрусталь.
Ура ! Я снова вместе с милой.

С тобою рядом я прилёг.
Всё тело негою объято.
С кем ты была ? Скажи, дружок !
Я верю, как бы ни лгала ты.
Ты - как морская абиссаль,
манишь, чтоб стать моей могилой.
А, впрочем, ни к чему печаль.
Ура ! Я снова вместе с милой.

ПОСЫЛКА

Мерси, стальная магистраль !
Как был я пьян в тот день унылый !
Подружка мне прочла мораль.
Ура ! Я снова вместе с милой.

III

Лети, листва, долой ! Дохнул осенний шквал,
Идёт жестокий дождь, свирепствует ненастье.
Вся летняя краса растерзана на части.
Во взмученной воде нет ясности зеркал.
Всё счастие своё я нынче потерял.
Укромные места родного вертограда
разорены, без птиц. И попусту лежат
проекты славных дел. Они - как баррикады,
откуда выбит весь сражавшийся отряд.
Любимая моя - уплывшая наяда.

Ты чаровала взор как дивный идеал.
Я вдосталь угощён, вкусив имбирной сласти.
Дразнящий ветивер и амбра взгрели страсти.
Блаженствуя с тобой, я сладко засыпал,
и было нам тепло без лишних одеял.
Я верил бы тебе, хватало только взгляда,
пусть даже, если б лгал твой голос или взгляд,
взгляд альмы*. Но судьбу обманывать не надо.
Я знаю, что я сам ни в чём не виноват,
Любимая моя, уплывшая наяда.
(Мой рок, моя звезда и звонкая баллада).

Я будто в монастырь нечаянно попал,
и вечером без сна лежу в своей напасти
у призраков и грёз в неумолимой власти.
Учусь, как можно сбить нервический накал.
Восток твердит, что есть магический кристалл.
Хочу любить тебя. Мне нет иной услады.
Пусть хвалят этот пыл, пускай его бранят -
мне не забыть тебя. Ты - высшая награда.
Ты - вечный и живой горячий аромат,
Любимая моя, уплывшая наяда.
(Дарованная мне судьбою ненагляда).

ПОСЫЛКА

Завидующий свет, злой враг моей отрады,
навозом и углём набитый смрадный ад !
Куда же мне уйти от мерзостного ада,
где мне теперь найти душевный мир и лад,
Любимая моя, уплывшая наяда ?


Примечание.
*Альма, или альме, или альмея - так называли танцовщиц в мусульманском Египте.

Charles Cros — Le Coffret de santal (56-e)
Drame en trois ballades

I

Pour fuir l’ennui que son dйpart me laisse,
Pendant le jour, je m’en vais au travers
Des bois, cherchant les abris bien couverts.
Comme deux chiens qu’on a couples en laisse,
Deux papillons courent les taillis verts.
Lors, je m’etends dans l’herbe caressante.
Les moucherons, les faucheux, les fourmis
Passent sur moi, sans que mon corps les sente.
Les rossignols la-haut sont endormis.
Et moi, je pense a ma maitresse absente.

Le soir, trainant la fleche qui me blesse,
Je vais, longeant la rue aux bruits divers.
Le gaz qui brille aux cafes grands ouverts,
Les bals publics, flots d’obscene souplesse,
Montrent des chairs, bons repas pour les vers.
Mais, que parfois, accable, je consente,
Muet, a boire avec vous, mes amis,
La biere blonde, ivresse alourdissante,
Parlez, chantez ! Rire vous est permis.
Et moi, je pense a ma maitresse absente.

Mais il est tard. Dormons. Revons d’Elle. Est-ce
Le souvenir des scintillants hivers
Qui se deroule en fantomes pervers,
Dans mon cerveau que le sommeil delaisse,
Au rythme lent et poignant d’anciens vers ?
Enfin, la fievre et la nuit fraichissante,
Ferment mes yeux, domptent mes flancs blemis...
Quand reparait l’aurore eblouissante,
Voici crier les oiseaux insoumis.
Et moi, je pense a ma maitresse absente.


ENVOI

A ton lever, soleil, a ta descente
Que suit la nuit au splendide semis,
L’homme, oubliant sa pioche harassante,
Sourit de voir murir les fruits promis,
Et moi, je pense a ma maitresse absente.

II

Nous nous sommes assis au bois
Dans les clairieres endormantes.
Mon esprit naguere aux abois
Se rassure a l’odeur des menthes.
Le vent, qui gemissait hier,
Aujourd’hui rit et me caresse.
Les oiseaux chantent. Je suis fier,
Car j’ai retrouve ma maitresse.

La rue a de joyeuses voix,
Les ouvrieres sous leurs mantes
Frissonnent, en courant. Je vois
Les amants joindre les amantes.
Aux cafes, voila le gaz clair,
Lumiere vive et charmeresse.
Il y a du bonheur dans l’air,
Car j’ai retrouve ma maitresse.

Et dans tes bras, sur tes seins froids,
J’ai des lassitudes charmantes.
Qu’as-tu fait au loin ? Je te crois,
Que tu sois vraie ou que tu mentes.
Tes seins berceurs comme la mer,
Comme la mer calme et traitresse,
M’endorment... Plus de doute amer !
Car j’ai retrouve ma maitresse.


ENVOI

A toi, merci ! chemin de fer,
J’etais seul ; mais un soir d’ivresse,
Tu m’as tire de cet enfer,
Car j’ai retrouve ma maitresse.

III

Feuilles, tombez sous la fureur du vent
Et sous la pluie atroce de novembre.
Toute splendeur, a la fin, se demembre.
L’eau, trouble, perd son reflet decevant.
Ainsi s’en va tout mon bonheur d’avant.
Les doux retraits de mon ame charmee
Sont dйnudes, sans oiseaux. L’avenir
Et mes projets, forte et brillante armee,
Sont en deroute a ton seul souvenir,
O ma maitresse absolument aimee !

J’ai tant vecu dans ton charme enervant,
Comme nourri de gateaux de gingembre,
Comme enivre de vetyver et d’ambre !
Et, rassure, je m’endormais souvent
Sur tes beaux seins, tiede ivoire vivant.
Moi, j’aurais cru ta voix accoutumee ;
Le sort brutal voulut la dementir.
Car il mentait ton long regard d’almee*!...
Mais je n’ai pas, certes, de repentir,
O ma maitresse absolument aimee !

Et maintenant, seul comme en un couvent,
J’attends en vain le sommeil dans ma chambre,
Ta silhouette adorable se cambre
Dans ma memoire. Et je deviens savant
А m’enivrer des drogues du Levant,
Que ma ferveur soit louee ou blamee,
Je veux t’aimer, n’ayant meilleur loisir.
Tu resteras en moi comme un camee,
Comme un parfum chaud qui ne peut moisir,
O ma maitresse absolument aimee !


ENVOI

Monde jaloux de ma vie embaumee,
Enfer d’engrais, de charbon et de cuir,
Je hais tes biens promis, sale fumee !...
Pour ne penser qu’a toi, toujours, ou fuir,
O ma maitresse absolument aimee ?

Шарль Кро Профанация скорби (57-е)
(Перевод с французского).

Жена мертва.
Один, без друга,
держусь едва-едва
и дышится мне туго.

Один как перст,
не то вдвоём с лукавым ?
А гроб отверст.
А ну, встряхните саван !

Так бледен лоб,
увяло тело.
И мне к ней в гроб
пора приспела...

Я - странный тип,
но твёрд во взглядах.
Мне тошен запах лип
в кладбищенских оградах.

Елейный аромат
и всяческое пенье
меня не веселят,
а портят настроенье.

Один, так что ж ?
Пусть будет жизнь сурова.
Я - толстокож.
Накиньте саван снова.



Charles Cros Profanation (57-e)
Profanation

Je n’ai pas d’ami,
Ma maitresse est morte.
Ce n’est qu’a demi
Que je le supporte.

Peut-on vivre seul ?
Mon desir qui dure
Retrousse un linceul
Plein de pourriture.

Comme elle a blemi
Sa chair fiere et forte
Sur qui j’ai dormi !
Partons sans escorte !

Pire qu’un aieul,
Sans broncher j’endure
L’odeur du tilleul
Les bruits de ramure.

Musc, myrrhe, elemi,
Chants de toute sorte,
Je m’endors parmi
Votre acre cohorte.

Je puis vivre seul,
Car j’ai la peau dure.
Recouvre, linceul,
Cette pourriture.

Шарль Кро Колыбельная (58-е)
(Перевод с французского).

Вздремнём-ка, чёрненький дружок !
Держу гасильный колпачок
над свечкой хилой.
Размысли впрок о ловле птиц,
о кознях кошек-чаровниц,
как я - о Милой.

Не станем кофе распивать,
идём в уютную кровать.
Прижмись смелее.
Хочу, чтоб ты лежал, не зяб.
Согрей на мне подушки лап,
урча и млея.

Ты в хитрых глазках затаил
отчаянный любовный пыл
к окрестным кошкам.
А я все ночи напролёт
грущу о Той, что всё клюёт
мой век по крошкам.

Ты учиняешь смертный бой,
когда меж дамой и тобой
есть третий лишний.
А я вот злюсь, когда язвят, -
меж них Её фальшивый брат,
дружок давнишний.

Тебе приснится, как слетишь,
когда собьют с одной из крыш
коты-бродяги.
А мне во сне устроит смерть
ревнивый хлыщ, тупой, как жердь,
ударом шпаги.

Проснувшись утром, ты опять
пойдёшь мышей своих искать,
а я - абсента,
чей дух забвенье мне даёт.
Такие мы с тобою, кот,
интеллигенты.

ВАРИАНТ: Более точный и удачный вариант, предложенный Андреем Кротковым.

Проснувшись утром, ты опять
Нырнешь в подвал - мышей гонять,
А я - до рюмки,
Она забвение дает...
Вот каковы с тобою, кот,
Мы недоумки.

Charles Cros — Le Coffret de santal (58-e)
Berceuse

Au comte de Trevelec.

Endormons-nous, petit chat noir.
Voici que j’ai mis l’eteignoir
Sur la chandelle.
Tu vas penser a des oiseaux
Sous bois, a de felins museaux...
Moi rever d’Elle.

Nous n’avons pas pris de cafe,
Et, dans notre lit bien chauffe
(Qui veille pleure.)
Nous dormirons, pattes dans bras.
Pendant que tu ronronneras,
J’oublierai l’heure.

Sous tes yeux fins, appesantis,
Reluiront les oaristys
De la gouttiere.
Comme chaque nuit, je croirai
La voir, qui froide a dechire
Ma vie entiere.

Et ton cauchemar sur les toits
Te dira l’horreur d’etre trois
Dans une idylle.
Je subirai les yeux railleurs
De son faux cousin, et ses pleurs
De crocodile.

Si tu t’eveilles en sursaut
Griffe, mordu, tombant du haut
Du toit, moi-meme
Je mourrai sous le coup felon
D’une epee au bout du bras long
Du fat qu’elle aime.

Puis, hors du lit, au matin gris,
Nous chercherons, toi, des souris
Moi, des liquides
Qui nous fassent oublier tout,
Car, au fond, l’homme et le matou
Sont bien stupides.















У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!