Шарль Кро Дачные впечатления и др. (49-53-е)

Дата: 27-03-2010 | 08:11:04

Шарль Кро Обладание (49-е)
(Перевод с французского).

Свершилось. Встретились уста.
Мы дождались желанной встречи.
Теперь, когда сбылась мечта,
нам ни к чему пустые речи.
*
Я не отвечу на вопрос,
как восхищён её улыбкой,
и запахом её волос,
и всей её повадкой гибкой.

Не расскажу про аромат
белейших плеч с их кожей гладкой,
ни про небесно-чистый взгляд
с его волнующей загадкой.
*
Вникаю в милые черты.
Боюсь, что всех не перечислю.
Я так ушёл в мои мечты,
что просто помутились мысли.

Я - как обломок на волне
в пучине моря после шквала.
Всё кругом вертится во мне.
Она меня зацеловала.
*
Откуда ж сила, что кружит
и держит так, что не отбиться ?
Её исток от прочих скрыт,
но знаю я... и Чаровница.

Charles Cros — Le Coffret de santal (49-e)
Possession

Puisque ma bouche a rencontre
Sa bouche, il faut me taire. Treve
Aux mots creux. Je ne montrerai
Rien qui puisse trahir mon reve.

*
Il faut que je ne dise rien
De l’odeur de sa chevelure,
De son sourire aerien,
Des bravoures de son allure,

Rien des yeux aux regards troublants,
Persuasifs, cabalistiques,
Rien des epaules, des bras blancs
Aux effluves aromatiques.

*
Je ne sais plus faire d’ailleurs
Une si savante analyse,
Possede de reves meilleurs
Ou ma raison se paralyse.

Et je me sens comme emporte,
Epave en proie au jeu des vagues,
Par le vertige ou m’ont jete
Ses levres tiedes, ses yeux vagues.

*
On se demandera d’ou vient
L’influx tout-puissant qui m’oppresse,
Mais personne n’en saura rien
Que moi seul... et l'Enchanteresse.



Шарль Кро Ей выдалось уснуть... (50-е)
(Перевод с французского).

Ей выдалось уснуть в лихой вечерний час.
Скрестила на груди свои худые руки,
навек закрыла взор прекрасных светлых глаз,
увидевших вокруг так много зла и муки.

Не в Ней ли воплощён был Город-Исполин ?
Её влекли цветы, мечтанья, идеалы.
Так начали душить. Отнюдь не без причин
парижской красоты как тоже не бывало.

Заледенела плоть под моховым ковром.
Она лежит во тьме и жаждет воскресенья
и возвращенья в мир, куда пришла с добром.
И живы мы, пока Ей нет у нас забвенья.


Charles Cros — Le Coffret de santal (50-е)
Elle s’est endormie un soir

Elle s’est endormie un soir, croisant ses bras,
Ses bras souples et blancs sur sa poitrine frele,
Et fermant pour toujours ses yeux clairs, deja las
De regarder ce monde, exil trop lourd pour Elle.

Elle vivait de fleurs, de reves, d’ideal,
Ame, incarnation de la Ville eternelle.
Lentement etouffee, et d’un semblable mal,
La splendeur de Paris s’est eteinte avec Elle.

Et pendant que son corps attend pale et glace
La resurrection de sa beaute charnelle,
Dans ce monde ou, royale et douce, Elle a passe,
Nous ne pouvons rester qu’en nous souvenant d’Elle.


Шарль Кро Баллада о последней любви (51-е)
(Перевод с франузского).

Богатой памятью живу
из-за неё смеюсь и плачу
и всё, во сне и наяву,
перебираю наудачу.
А нынче скверно - смерть мечтам.
Вся будущая перспектива -
дорога в гости к праотцам.
Я жил не в меру торопливо.

И не пойму по существу,
чем прежний опыт был богаче:
пресытясь, наконец, прерву
те радости и незадачи.
Но как пленялся лаской дам !
Любил волос их переливы.
И как же страстен был я сам !
Я жил не в меру торопливо.

Но вот опять, склонив главу
и обожания не пряча,
я славлю взоров синеву,
и плен твоей любви горячей.
Я книгу с песнями издам
и в них скажу, как ты красива -
на удивленье зеркалам.
Я жил не в меру торопливо.

Посвящение.

Так пусть текут как фимиам
мои хвалебные мотивы.
И я, прильнув к твоим рукам,
смиренно стану ждать призыва -
взлететь к отрадным небесам.
Я жил не в меру торопливо.


Charles Cros — Le Coffret de santal (51-e)
Ballade du dernier amour

Mes souvenirs sont si nombreux
Que ma raison n’y peut suffire.
Pourtant je ne vis que par eux,
Eux seuls me font pleurer et rire.
Le present est sanglant et noir ;
Dans l’avenir qu’ai-je a poursuivre ?
Calme frais des tombeaux, le soir !...
Je me suis trop hate de vivre.

Amours heureux ou malheureux,
Lourds regrets, satiete pire,
Yeux noirs veloutes, clairs yeux bleus,
Aux regards qu’on ne peut pas dire,
Cheveux noyant le demeloir
Couleur d’or, d’ebene ou de cuivre,
J’ai voulu tout voir, tout avoir.
Je me suis trop hate de vivre.

Je suis las. Plus d’amour. Je veux
Vivre seul, pour moi seul decrire
Jusqu’a l’odeur de tes cheveux,
Jusqu’a l’eclair de ton sourire,
Dire ton royal nonchaloir,
T’evoquer entiere en un livre
Pur et vrai comme ton miroir.
Je me suis trop hate de vivre.

ENVOI

Ma chanson, vapeur d’encensoir,
Chere envolee, ira te suivre.
En tes bras j’esperais pouvoir
Attendre l’heure qui delivre ;
Tu m’as pris mon tour. Au revoir.
Je me suis trop hate de vivre.


Шарль Кро Дачные впечатления (52-е)
(Перевод с французского).

Писал себе в блокнот и сам себя увлёк
мечтами, что принёс на крыльях ветерок.
Нам сладко было здесь средь сельской благодати.
В её глазах был свет, как в небе на закате.
Всей кожей помню дрожь меня обнявших рук,
и стройный стан её был нежен и упруг.
Так вей же, ветерок, и шелести в дубравах !

Пусть солнце опьянит, чтоб им заснуть в муравах,
всех ящериц и змей, снующих тут и там,
а я бы отыскал приют моим мечтам.
Прелестная душа ! Цветок мой ненаглядный !
Тогда, вдвоём с тобой, и жизнь была отрадной.
Ты прибыла - не вдруг, уехала - стремглав.

И грустно напевать стал ветер средь дубрав.

Но всяким муравьям писанье и мечтанья,
как вижу, ни к чему в местах их обитанья.
И осы надо мной устроили кадриль...
Иду вдоль хлебных нив и рву сассапариль,
приятное на вкус своей горчинкой зелье,
напомнившее мне недавнее веселье.

А насекомых - тьма, и в рощах, и в полях.
И, будто люди, все - при важных им делах.
Сверчки - что слесаря, за пилкой и шабреньем,
а шершень - что купец, пузат и с самомненьем, -
в коротких лапках сжал ухваченный цветок.
А бабочки спешат. Им дан короткий срок
блистать и покорять роскошным украшеньем.
И стрекоза глядит с комичным мне презреньем.
Всё - будто у людей...
как в городе у нас, -
где пляшут на балах, где в суесловье фраз
лишь глупость на устах и где плетут интриги, -
презрение к мечтам и к тем, кто пишет книги.


Charles Cros — Le Coffret de santal (52-e)
Villegiature FRAGMENT

C’est moi seul que je veux charmer en ecrivant
Les reves bienheureux que me dicte le vent,
Les souvenirs que j’ai des baisers de sa bouche,
De ses yeux, ciels troubles ou le soleil se couche,
Des frissons que mon cou garde de ses bras blancs,
De l’abandon royal qui me livrait ses flancs.
Or que le vent discret fait chuchoter les chenes

Et que le soleil soule, aux clairieres prochaines,
Viperes et lezards endormis dans le thym,
Couche sur le sol sec, je pense au temps lointain.
Je me dis que je vois encor le ciel, et qu’Elle
Ame superbe, fleur de beaute, splendeur frele,
Arrivee apres moi, s’en est allee avant.

Et j’ecoute les chants tristes que dit le vent.

La mouche desoeuvree et la fourmi hative
Ne veulent pas qu’aux bois l’on reve et l’on ecrive ;
Aussi les guepes, les faucheux, les moucherons...
Je vais, le long des bles, cueillir des liserons
A la suavite mysterieuse, amere,
Comme le souvenir d’une joie еphemere.

Les champs aussi sont pleins d’insectes affaires,
Foule de gens de tous aspects, de tous degres.
Noir serrurier, en bas, le grillon lime et grince.
Le frelon, ventru comme un riche de province,
Prend les petites fleurs entre ses membres courts.
Les papillons s’en vont a leurs breves amours
Sous leurs manteaux de soie et d’or. La libellule
Effleure l’herbe avec un dedain ridicule.
C’est la ville.
Et je pense a la ville, aux humains,
Aux fiers amis, aux bals ou je pressais ses mains ;
Malgre que la betise et l’intrigue hative
N’y souffrent pas non plus qu’on reve et qu’on ecrive.


Цикл стихотворений "Drames et fantaisies" (53-65-e).

Шарль Кро Бессонница (53-е)
(Перевод с французского).

Вот утро - в радости и силе -
сгоняет напрочь темноту,
но сумерки растормошили
печаль, тревоги, суету.

На крышах - цинк и черепица.
В просветах виден небосвод.
Другим в домах спокойно спится,
лишь я в раздумьях. Сон нейдёт.

Я столько лет травился ядом
в плену заманчивой тщеты.
Проснувшись, весь народ, что рядом,
растопчет впрах мои мечты.

А в детстве я - как вождь любимый -
вёл юных братьев, без дорог,
сквозь вереск, сквозь непроходимый
боярышник, шиповник, дрок.

О чувство первое, в котором
тонуть хотелось Ей и мне !
Я мнил себя конкистадором
в прекрасной солнечной стране.

Мне нравились цветы, закаты,
одежда с вышивкой на Ней,
и полевые ароматы,
и фейерверки поцветней.

Я развлекался без печали.
На пальце засверкал берилл...
Мне баядерки помогали
забыть про Ту, кого любил.

.......................................

Теперь вокруг другие скалы,
чужой закатный небосклон.
Я плачу, видя то, чем стало
всё, чем был прежде восхищён.

Сандал сменили просто ёлки,
взамен алмазов - тусклый страз,
заместо тигров - только волки,
и луг завял, и свет угас.

Чуть-чуть утешившись, спокойно
взглянул вокруг из-под руки,
как девушки в долине стройны,
светлы, красивы и легки.

Но где ж им всем до Незабвенной,
чьи губы выкрасил бетель
и без кого мне во Вселенной
не жизнь, а злая канитель !

На крышах - цинк и черепица.
В просветах виден небосвод.
Народ, проснувшись, суетится,
а мне нет жизни от невзгод.


Charles Cros — Le Coffret de santal (53-e)
Insomnie

A Eugene Zerlaut.

Voici le matin ridicule
Qui vient decolorer la nuit,
Reveillant par son crepuscule
Le chagrin, l’intrigue et le bruit.

Corrects, le zinc et les ardoises
Des toits coupent le ciel normal,
On dort, dans les maisons bourgeoises.
Je ne dors pas. Quel est mon mal ?

Est-ce une vie anterieure
Qui me poursuit de ses parfums ?
Ces gens vont grouiller tout a l’heure,
Dispersant mes reves defunts.

Je me souviens ! c’etaient des freres
Que, chef bien-aime, je menais
A travers les vastes bruyeres,
Les aubepines, les genets.

Oh ! quelle bien-aimee exquise
Au doux coeur, aux yeux de velours !...
Une autre terre fut conquise
Ou le soleil brillait toujours.

L’or dont on fit des broderies,
Les gemmes, cristaux des couchants,
Les fleurs, enervantes feeries,
Les aromates plein les champs

M’ont enivre. J’ai mis des bagues,
Et des perles dans mes cheveux.
Les bayaderes aux yeux vagues
M’ont distrait de mes premiers voeux.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Aux monts ou le soleil se couche
Emporte par des etrangers,
J’ai pleure, muet et farouche
Tous mes ravissements changes

Les aromes en fades herbes,
Les diamants en froid cristal,
En loups gris les tigres superbes,
En sapin banal le santal.

Puis, mal console, sous les branches,
J’epiais dans les froids vallons
Les filles qui passaient si blanches,
Si graves, sous leurs cheveux blonds.

Mais ce n’etait pas l’oubliee
Aux levres rouges de betel
A ma vie autrefois liee !...
Que je souffre d’etre immortel !

Corrects, le zinc et les ardoises
Des toits coupent le ciel normal,
On s’eveille aux maisons bourgeoises,
Je crois que je meurs de mon mal.




У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!