Ещё из дневников -2.

Дата: 26-03-2010 | 14:30:06

Ещё из дневников -2.

(1983)
Как жаль, начала, рубежи
Случались не по круглым датам.
Девятисотый пережив,
Век кончился в году двадцатом.
Какие были времена!
Какие были имена!

Когда наступит срок, филолог,
Идейно зрел, вооружён,
Их антологию – некролог
Издаст ничтожным тиражом
На радость книжным спекулянтам,
И в их коллекциях запрятан,
Век растворится прозапас,
Как капитал на чёрный час.

И вот в советское искусство
Пришли ребята от сохи
И принесли свои стихи,
С навозом смешанные густо.
Тут вам не вздохи и туман,
Гранита крепче тот саман!

Вперёд, поистине неистов,
Пёр пролетарский Аполлон,
Однако тут же футуристы
Пробрались в голову колонн,
И побирались Маркса-ради,
Там предприимчивые дяди.
И критик, отложив наган,
Статьями жарил по врагам
И нюхом чуя, где нечисто,
Доносом предварял расстрел,
И догорали символисты
На ледяном своём костре.

В тридцать седьмом – тридцать девятом,
В ту довоенную войну
Поэты гибли, как солдаты,
Но не в сражениях, в плену.
Страна, как братская могила,
Их побратала, поглотила.

Мы все боролись за культуру.
Один донёс, другой судил,
А кто-то сам производил
Пиф-паф!- простую процедуру,
Курируя литературу,
Семинарист, великий вождь,
Организовывал правёж.
***
По праздникам та же в груди
Теснится тоска по работе,
Не той, что с восьми до пяти,
А той, что подобна свободе.

1984.


-Однако, многое, что было между нами,
Не надо называть своими именами.

Непостижимым был нам белый свет,
Какая-то во всём скрывалась тайна,
Но оказалось вдруг, что тайны нет,
А то, что не по плану – то случайно.
Мы думали, что все мы лишь рабы
Предначертанья, цели изначальной,
Но оказалось вдруг, что нет судьбы,
А то, что не по плану, то случайно.
Мы отменили тайну и судьбу,
Мы тащим время на своём горбу,
Шагаем, о потерях не печалясь,
А тайну и судьбу упрятали в случайность.


Последовал совету тёщи :
-Ищи, где поприще попроще.

Подходит праздничная дата.
Отчёт важнее результата.

Бывает, при стихо – творенье
Твоей рукою водит чёрт,
И наше странное уменье
Уже не в счёт.

По площадям лупить, подряд
Горластым миномётным роем,
Тогда одной из наших правд
Наверно истину накроем.

И у вещей бывает стресс,
Когда внезапный переезд
Срывает их с привычных мест
И в кузове грузовика
Везут зевакам напоказ.

Сколь неоконченных работ
Ушли под снег, упавший свыше,
И высочайшей из комиссий
С оценкой приняты « сойдёт».

Не хотелось, уж так не хотелось,
Не хотелось, однако, пришлось.
И потеряно всё, что имелось,
А замены ему не нашлось.

Равнодушно себя проклиная,
Бормотал, на работу каная.


1985.


Эхо вчерашних свершений,
Планы грядущих побед
Слушал, однако, в смущенье:
- что б раздобыть на обед?

Данайцы проходят дворами,
Свои предлагают дары,
Меня не смутят номерами
Своей театральной игры.
Я думаю – всё обойдётся,
Я верую в мир на земле,
И пепельный свет идиотства
Лежит на высоком челе.


Это ж такое везенье
После таких непогод-
Это ж не день – загляденье,
Рад несказанно народ.
Даже душою оттаяли,
Экая вдруг благодать!
Мы уж не ждали, не чаяли,
Кабы не сглазить опять!

Давайте условимся : всё хорошо,
Не будем терзаться душой.
С лица уберите печали печать,
Живите по - новому впредь,
Ведь в будущем светлого нечего ждать,
И не о чем в прошлом жалеть.
Отныне у нас для забот и тревог,
Поверим, что нету причин.
И думаю, так называемый бог
Одобрит полезный почин.


1986.


Толпа проходила орущей оравой,
И реяли флаги над ней,
Которые справа – заведомо правы,
Но эти, что слева – правей!

Товарищ как с луны
Вернулся из поездки.
Фирмовые джины,
Шикарные железки!
Небрежно поминал
Различные названья,
И там, и там бывал,
И обращал вниманье.
-Однако, мир велик!
Но должностные лица
Нам разъясняют вмиг,
Что значит « заграница».


В этот мир , как в замочную скважину,
Я глядел через личное «я»,
И случалось, что кое-что важное
Замечал из чудес бытия.


Дорогие, какой уж кураж!
Постарел, ослабел и зачах.
Поднимаюсь на третий этаж,
Будто первые два на плечах.

Шестисотый мерседес
Нас уносит в мир чудес.

Бывает, в споре увлекусь,
Но средь тирады пылкой
Вдруг на обмолвке поскользнусь,
Как в бане на обмылке.

Любви горячка треплет,
И сразу не поймёшь,
Душевный это трепет,
Телесная ли дрожь,

Поосторожнее, дружок,
Не торопись, идя под горку,
И первый выпавший снежок
Кряхтит под мокрой микропоркой.

1987.

Мы – законные детки,
Поедим,
А ублюдкам объедки
Отдадим.

И на собранье насмерть запинать
Сумеют тут за слово или дело...
Ну вот опять пришли из спецотдела,
Велят анкету заполнять.

Не достало, знать, силёнки,
Выбираться из толпы,
Был задохликом – цыплёнком,
Не пробившем скорлупы.


Ты тут осмотрелся?
Теперь собирайся,
И первым же рейсом
Махни в Вильпарайсо !

Покажу тебе, что надо,
Научу тебя, любя:
Эта правда – для парада,
Эта правда – для себя.

Как не сочувствовать детям,
Что им судьбина таит?
Как лотерейным билетам,
Всем им тираж предстоит.

Ты не о насущном хлебе
Пел, высокое любя,
И потребует отребье
Оправданий от тебя.

Духовный вакуум заполнит Аввакум,
Когда наука иссушит твой бедный ум.

Я коротким стихом
Изложу назидание
Для ленивых умом
И нестойких вниманием

Оправдывай судьбу,
Сиди теперь и пей,
Доверчив, как лопух,
Привязчив, как репей.

Как весеннюю простуду,
Мы перенесли тот май.
Я об этом позабуду,
Но и ты не вспоминай.

***

1988.




У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!