Ещё из дневников

Дата: 15-03-2010 | 15:49:38


Ещё из дневников


1979

Почва в небо врастает ветвями,
Воздух в землю врастает корнями
Жизнь всегда на границе двух сред,
Превращения там происходят,
С темнотою сражается свет,
Жизнь со смертью, идущей вослед
На пути к однородной природе.

Погибнем все до одного, друг друга передавим
И не оставим никого, чтоб опыт передали.

Ну вот и случилось, случилось оно,
Теперь моё сердце разбиться должно.
Но странное дело! Совсем не болело,
Наверно, оно отболело давно.

Не надо, не надо, не надо, - твержу как молитву с утра-
Мне фруктов из райского сада, познания зла и добра.
Туда- то я не опоздаю, покуда же небо копчу-
Не знаю, не знаю, не знаю, и знать ничего не хочу!

Поэт переводом живёт.
Для нас вдохновенья источник –
Природа, наш общий подстрочник,
У каждого свой перевод.

Бегите вестей, холодящих
Ввергающих души в печаль,
Учитесь у птичек ледащих,
Летящих, однако же, в даль.

Пора дождей, усталости сердечной,
Пора идей о жизни быстротечной,
Пора раздумий горестных о ней,
При этом чем банальней, тем верней.

Я б довольствовался малым, завистью не уязвлён,
Только казнью небывалой скоро буду я казнён.
Вот конец пришёл, однако. Барабаны тра-та-та,
Два клыка у вурдалака показались изо рта.

Сок весны ещё не капает,
Но придёт наверняка,
По корням, коре, по камбию
Поднимается пока.

1980

На то круговая порука из главных основ и начал,
Чтоб ты был в ответе за друга, а он за тебя отвечал.
И замысел прост и понятен, и сделано это всерьёз,
И нету у нас отсебятин в ответе на каждый вопрос.
Гляди! Мы едины на диво, и так боевиты на вид,
И только в рядах коллектива находит себя индивид.

Ах, лютики-ромашки,
Унылые стишки,
Ах, стопочки – рюмашки,
Воскресные грешки,
Когда - спасибо пиву,-
Отмякнем неспеша,
И снова к коллективу
Запросится душа.

Я встретил вас. Вы что-то запоздали.
Уж две звезды на западе блистали.


Несправедлив к Иуде я,
Иуда лишь орудие
В божественной руке,
Однако ведь случается,
Что и топор ломается
На крепком позвонке.

Гуляют человечки
(Колокола : бим – бом!)
И белые овечки
Пасутся в голубом.

Собака, собака,
Да как же ты пролез
В ЦК ка, в ЦК ка, в ЦК КПСС?
Необратимым будет
Общественный прогресс,
Тебя народ осудит
И съест КПСС!

Как будто только давеча,
Оправясь от паралича,
Мы проклинали палача
И пели песни Галича..

На тебе, комсомольское братство,
Отыгралось жестокое детство.
Откажись от такого богатства,
Откажись от такого наследства..

К чему свободы и права? Не зная их, растёт трава,
Да и людской физиологии не изменить идеологией.
Великий вождь и вечный гений не могут жить без испражнений,
И отделяется моча у жертвы и у палача.
В эпохи бурь и катаклизмов в глубинных недрах организма,
В бомбоубежище души, поэт, укройся, опиши
Свои рефлексы и нюансы, пиши сонеты и романсы.
А для возвышенных натур ещё одно укажем средство,
Рассматривая самоедство как эмиграцию вовнутрь.

Взять, с собой покончить, что ли?
Не решаюсь, не берусь,
Я бы смог, да только боли
Больше гибели боюсь.

-Куда вы ? –В сиянье грядущего дня!
-Давайте, ребята, но чур, без меня!

О нет, не в поганую клику лихих волонтёров греха,
Причислите к светлому лику святых, богомазов стиха.

В безопасности отдаления
Засвидетельствуем : -Христы,
И охранное отделение
Вложит в раны свои персты.

Чужие души в темноте, как будто в чёрном ящике.
И мы не те, и вы не те, и те ненастоящие.

И признаёшься со стыдом : снаружи вроде вид приличный,
А в сердце форменный содом, по крайней мере дом публичный.

Жизнь – это вещь невозможная,
Странно простейшему сложное,
Плоскому трудно в объёмное
Верить, не то чтоб понять.
Жизнь – это вещь непомерная,
Смертному нужно бессмертное,
Смерти ему не принять.

1982. Вороны с неба падали на башни и кресты,
Как будто много падали увидев с высоты.
Кружили, ожидали вельможных стариков
И гадили нахально на злато куполов.

Бывает, смерть косой
Великого касается.
А я за колбасой,
И вроде не касается.

Москва – она Москва, столица есть столица,
Тут и без воровства нетрудно прокормиться.

Моисей.

Разве с корыстными видами
Я обращаюсь к вам?
Я же ни строчки не выдумал,
Я доверялся словам


Тревога над страной,
И называют дату.
Проговорился Ной,
Шепнул своим по блату.
Стараясь бодрый дух
Поддерживать подале,
Газеты этот слух
Пока не подтверждали.
Однако этот слух
волну крутую поднял:
Поторопись, лопух!
Воспользуйся сегодня!
Неловкие сперва,
Потом поэты даже
Высокие слова
Пустили в распродажу.


Вето ветхого завета
Отменить пора декретом
И свободу объявить,
И приматов распрямить.

Понявши, что и я такой,
Не то чтобы возвеселился,
Но неожиданный покой
В моём сознанье поселился.

Да я и не хотел,
Чего, скажите ради?
И чувства не задел,
И страсти не истратил.

Теченье времени с собой уносит боль,
И радости свою теряют цену,
Но никогда, как первую любовь,
Мы не забудем первую измену.

И вот спешит рабочий класс,
Заботы отложив другие,
К зелёным вывескам сберкасс:
-Уберегите, дорогие!

Жизнь продолжалась – шатко-валко,
Уже предвиделись концы,
И в длинных чёрных катафалках
На свалку мчались мертвецы.


Не станем с вами воевать,
Нам ваши подвиги постылы,
Мы город Солнца основать
Уйдём в ненужные пустыни.
Уйдём от вас подальше, там
Найдём для обсужденья тему
И создадим себе систему
Из ценностей, ненужных вам.

Я вовсе не за тем,
Мне не обогащаться,
Я вашего не съем,
Мне б только пообщаться.

И понял : кончен путь земной
И та звезда за мной.


1983

Все где-то веселились вдалеке
Шумели, празднуя свободу,
А он торчал, забытый в уголке
Как старый зонт в хорошую погоду

И властью облечён властитель дум,
Начальник дум, распределитель сумм.

Я изучил искусство быть другим-
Шизофрения, но в разумной форме :
Я сочиню анафему иль гимн,
Пусть лишь заказчик хорошо накормит.

Нет, не сатирой откровенной,
Негоже лире вдохновенной
кимвалом пафоса бряцать!
Глядеть на вещи надо ширше,
Да и эпические вирши
Куда сподручнее писать.
И если сделана умело,
То пропаганда даст ответ,
Позволит тем судить про дело,
Кому до дела дела нет.

…………………………………



У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!