Шарль Кро Походная песня Арьев и др.(19-21-е)

Дата: 23-02-2010 | 05:51:01

Шарль Кро Эскиз гостеприимства (19-е)
(Перевод с французского).

Цветов и безделушек полон дом,
немалый замок, кстати.
В нём парочки влюблённые кругом -
из самой высшей знати.

Висят копчёные окорока
вверху у дымохода.
(Снаружи вечно песни ветерка
и вздохи непогоды.

Там живы все привычки старины:
нытьё и сладострастье).
Коты там ласковы, а псы грозны.
Любой с кусачей пастью.

В дни стирки там под арками пестро
от простынь и скатёрок.
На кухне вечно щиплется перо
фазанов и тетёрок.

Там рыба - нет свежее и вкусна:
идёт в уху с кукана.
Кастрюля там объёмна и полна,
кипит и пахнет пряно.

За ужином от пива и вина
там все изрядно пьяны.


Charles Cros Croquis d’hospitalite

A Demetre Perticari.

Des parfums, des fleurs, des schalls, des colliers
Dans un chateau vaste.
Des amants heureux sur tous les paliers,
Gens de haute caste.
Des jambons jaunis, sechant sous l’auvent
De la cheminee.
(On entend dehors la chanson du vent
Jamais terminee,
Legende empruntee a des temps anciens
Plaintive ou lascive.)
Des chats, doux aux mains, de rudes grands chiens.
On fait la lessive.
Dans un coin, parmi les arcs, les filets,
Les guetres verdies,
Des faisans rouilles, des geais violets,
Plumes refroidies.
Des poissons luisant bleus sous le fil gris
De la carnassiere
Dont s’embaumeront casseroles, grils,
Vapeurs de soupiere.

Et puis, a souper, tout le monde est gris
De vin et de biere.


Шарль Кро Четыре сезона (20-е).
(Перевод с французского).

1
Когда мы встретились весной,
безлистен был покров лесной.

А стала зелена округа -
успели полюбить друг друга.

Покрыл полянки первоцвет -
и вдруг повеселел весь свет.

Среди глициний и сиреней
не заводилось словопрений.

Слова родились, лишь когда
запахла мёдом резеда.

2
А летом лилии и розы -
в соревнованье - стали в позы,

и мне подружкин аромат
стал слаще прочих во сто крат.

Мы шли вдвоём вдоль хлебной нивы -
нас полнили одни мотивы.

Отрадно было Ей и мне
под сенью лип, наедине,

и там Она нежней былинки
ко мне клонилась на тропинке.

3
Пришла пора осенних дней.
Я стал тревожней и страстней.

У милой завелись интрижки,
в Её глазах - шальные вспышки

и недовольсьтво на губах.
Я испытал печаль и страх.

Я не придумываю версий.
Был без ума от щёк и персей,

но видел: даже вкус вина
не так коварен, как Она.

4
Зима. Камин горит без прока.
Сижу и греюсь одиноко.

Снаружи снег - не разгорнуть -
красив, студён и бел, как грудь !

На крыше снег - волной до скоса -
лежит, как сброшенные косы.

На танцах сердце мне язвят:
твердят: "Не жди Её назад !"

В ручье из-подо льда - журчанье:
"Уйдёт любовь - придёт страданье".


Charles Cros Les Quatre saisons

A Coquelin Cadet*.

I

Au printemps, c’est dans les bois nus
Qu’un jour nous nous sommes connus.

Les bourgeons poussaient, vapeur verte.
L’amour fut une decouverte.

Grace aux lilas, grace aux muguets,
De reveurs nous devinmes gais.

Sous la glycine et le cytise,
Tous deux seuls, que faut-il qu’on dise ?

Nous n’aurions rien dit, reseda,
Sans ton parfum qui nous aida.


II

En ete les lis et les roses
Jalousaient ses tons et ses poses,

La nuit, par l’odeur des tilleuls
Nous nous en sommes alles seuls.

L’odeur de son corps, sur la mousse,
Est plus enivrante et plus douce.

En revenant le long des bles,
Nous etions tous deux bien troubles.

Comme les bles que le vent frole,
Elle ployait sur mon epaule.


III

L’automne fait les bruits froisses
De nos tumultueux baisers.

Dans l’eau tombent les feuilles seches
Et, sur ses yeux, les folles meches.

Voici les peches, les raisins,
J’aime mieux sa joue et ses seins.

Que me fait le soir triste et rouge,
Quand sa levre boudeuse bouge ?

Le vin qui coule des pressoirs
Est moins traitre que ses yeux noirs.


IV

C’est l’hiver. Le charbon de terre
Flambe en ma chambre solitaire.

La neige tombe sur les toits,
Blanche ! Oh, ses beaux seins blancs et froids !

Meme sillage aux cheminees
Qu’en ses tresses disseminees.

Au bal, chacun jette, poli,
Les mots feroces de l’oubli.

L’eau qui chantait s’est prise en glace.
Amour, quel ennui te remplace !

Справка.
*Коклен Каде - Alexandre Honore Ernest Coquelin (1848-1909) - он носил дополнительное
имя Cadet - младший, чтобы отличаться от своего знаменитого брата-актёра, которого
звали Constant (Aine - старший). Он тоже был известным актёром. Сыграл в театре
Variete в водевиле Лабиша "Соломенная шляпка". Главным образом прославился ролями
мольеровских персонажей в Комеди-Франсэз. Под громадным впечатлением от того, как
Шарль Кро произносит свои стихи (а в первую очередь Le Hareng Saur) Коклен объявляет
Шарля Кро создателем нового художественного жанра - артистического монолога.
Коклен написал две книги таких монологов и пропагандировал искусство их преподнесения. Эта деятельность принесла ему немалый успех и способствовала также
славе Шарля Кро.


Шарль Кро Походная песня Арьев (21-е)
(Перевод с французского).

Гордые всадники, вольное племя !
Бодро погоним мычащий наш скот.
С милой в обнимку в дороге всё время,
день пролетит, и стоянка нас ждёт.
Живо по коням и рысью за всеми!

Путь наш лежит от заснеженных гор.
Помнятся реки, леса и ущелья,
где зародился наш славный задор,
где проводили мы время в веселье, -
а впереди - необъятный простор.

Ну-ка, подпаски, с утра до заката
сонных волов подгоняйте скорей.
Овцы, живей налегайте на мяту.
Пусть молоко из сосцов веселей
пьют, поспешая за маткой, ягнята.

Въехавши в лес, замедляем поход.
Спешимся. Белые наши девицы,
ветки раздвинув, где конь не пройдёт,
ищут, как можно сквозь чащу пробиться.
Сыщем все вместе дорогу вперёд.

В прелести юной, румяны и пылки,
в ярком убранстве, звеня серебром,
с гривой рассыпанных кос на затылке,
будут девицы бродить босиком
в светлом лесу по шуршащей подстилке.

Утро настало. Всё небо в огне.
Мчимся не мешкав, сраженье затеяв.
Пусть лежебокам икнётся во сне.
Мы победим темнокожих пигмеев
в залитой солнцем полдневной стране.

Пусть недомерки живут на здоровье,
ставши возницами наших телег,
пусть вычищают нам стойла коровьи.
Пусть наши дети не знают вовек
трудностей, пахнущих потом и кровью.

Смирным народам, поддавшимся нам,
пашни поручим и пастбища тоже,
и, разместясь по лесам и горам,
силу и мудрость свою преумножа,
станем грозой кабанам и волкам.

Будем друзьями стадам и отарам.
Станем защитою нежных овец.
Честь им и слава поётся недаром.
Шерсть - для тепла, как любовь - для сердец,
в радость и малым, и взрослым, и старым.

Дай молока - и ребёнок здоров.
(То-то бальзам, если мысли тоскливы).
Сыр из него - украшенье пиров,
лучший заедок к вину или пиву.
Не убивайте овец и коров.

Наши волы не спешат на просёлках.
Спится спокойно на грудах мехов
детям в дороге в удобных двуколках...
Гордо дивимся мы статям быков -
ярых, саженных и более в холках.

Вечером зайцев, косуль, кабанов -
славную дичь - мы приносим с охоты.
Запахи мяса идут от костров.
Жарим отловленных в дни перелёта
жирных от вызревших ягод дроздов.

Женщины тоже горды и довольны
тем, что напряли в течение дня.
Возле шатров, позабавясь раздольно,
понаигралась и вся ребятня.
Рыжие локоны вьются привольно.

В трапезах наших до самого сна
пенится пиво в горшках золотое,
плещутся полные кубки вина.
Нам вспоминаются наши герои.
В песнях возносятся их имена.

В лунных лучах, сквозь туманные клочья,
взглядом пронзая тенистый заплот,
контуры милых мы видим воочью.
Каждая каждого страстно прижмёт
к белому телу ревнивою ночью*.

Плохо поступит, нарушив закон,
тот, кто пролезет одной из лазеек
мимо повозок из лагеря вон
прямо в объятья одной из пигмеек,
дочери нам подчинённых племён*.

Так и родятся полки коротышек,
скверных и вечно бунтующих слуг.
Их и сегодня на свете излишек
в тысячах бедных холодных лачуг -
хворост для будущих гибельных вспышек*.

Нужно оставить рабынь для рабов,
занятых в стойлах уборкой навоза,
хмурых погонщиков сонных волов.
Станем любить, ароматных, как розы,
дев из своих благородных родов*.

Гордые всадники, вольное племя !
Путь наш лежит от заснеженных гор.
С милой в обнимку в дороге всё время
смело потешим свой славный задор.
Живо по коням и рысью за всеми !


Charles Cros — Le Coffret de santal (21-е)
Chanson de route Arya

Fiers sur nos chevaux, tribu souveraine
Poussons devant nous les troupeaux belants,
Les boeufs mugissants. Que chacun emmene,
Enlacee a lui de ses beaux bras blancs,
L’amoureuse. Car la halte est prochaine.

Partis du pays des hauts pics neigeux,
Des vallons mouilles par les sources vives,
Nous en emportons les rires, les jeux,
Les frais souvenirs, sans chansons plaintives.
Aux pays nouveaux nous trouverons mieux.

Esclaves, hatez la marche endormante
Des troupeaux. L’agneau sait teter alors
Que la brebis court en broutant la menthe.
De vos aiguillons piquez les boeufs forts,
Les boeufs paresseux que le taon tourmente.

Mais on ralentit l’allure, a travers
Les bois ; on descend de cheval ; et, blanches,
Nos filles s’en vont dans les buissons verts,
Les cheveux au vent, ecartant les branches,
Cherchant avec nous des chemins ouverts.

Posant leurs pieds blancs sur les feuilles seches,
Elles font tinter autour de leurs cous
Et sur leurs beaux seins, doux comme les peches,
L’or et l’argent fins, sonores bijoux.
Ainsi nous marchons dans les forets fraiches.

Voici l’aube. Allons ! Assez de sommeil !
N’attendons pas ceux qui sont lents a suivre,
Voici que le jour s’est leve vermeil.
Nous vaincrons les nains d’ebene ou de cuivre
Dans les beaux pays chauffes du soleil.

Et les nains, sachant nos coeurs indomptables,
Seront conducteurs et graisseurs tremblants
De nos chariots, nettoyeurs d’etables,
Pour garder vos doigts roses, vos bras blancs
Filles de sang pur, aux yeux desirables.

Aux peuples soumis, a terre ployes
Les soins du labour et du paturage,
Nous sur les hauteurs et dans les halliers
Consultant le vent, les bruits du feuillage,
Combattons les loups et les sangliers.

Laissons les troupeaux brouter dans la plaine.
Ne tuez jamais les douces brebis,
Car nous leur prenons le lait et la laine.
La vache offre aussi le lait de ses pis.
Rejouissons-nous quand la vache est pleine.

Le lait rend joyeux les roses enfants
Qui font oublier la pensee amere.
Du lait nous faisons les fromages blancs,
Piquants, bons avec le vin et la biere.
Ne tuez jamais la vache aux beaux flancs.

Les boeufs mugissants ont la lente allure
Qui laisse dormir dans les chariots
Nos enfants, parmi la chaude fourrure.
Respectez les boeufs, aussi les taureaux
Fecondeurs jaloux, puissants d’encolure.

Le soir nous rentrons de la chasse, fiers
Du gibier conquis. Le chevreuil, le lievre,
Le sanglier noir, odorantes chairs
Et les tourdes gras, nourris de genievre
Rotissent, fumants, devant les feux clairs.

Les femmes alors nous montrent contentes
La laine et le lin qu’elles ont files,
Pendant que jouaient, a l’ombre des tentes,
Les enfants bruyants, aux yeux eveilles
Sous le buisson roux des boucles flottantes.

Aux repas du soir, avant le repos,
Alors que sont cuits les lievres, les tourdes,
Quand la biere d’or mousse dans les pots,
Quand le vin vermeil sonne dans les gourdes,
On chante les faits des anciens heros.

La lueur des feux, les rayons de lune
Eclairent, la nuit, vos souples contours,
Filles de sang pur. O vous, que chacune
A chacun de nous donne ses amours,
Et livre son corps blanc, dans la nuit brune*.

Il fait mal celui qui, loin des amis
Se glisse, oublieux de nos lois hautaines,
Sous les chariots ou sont endormis
Nos fils purs, et va, la nuit vers les naines
Filles sans beaute des peuples soumis*.

De la, les enfants meles, detestables,
Serviteurs mauvais de nos enfants purs,
Qui, multiplies ainsi que les sables
Feront revolter, dans les jours futurs,
Les peuples soumis, nettoyeurs d’etables*.

Donc, il faut chasser les instincts troublants
Et laisser entre eux s’unir les esclaves,
Graisseurs des moyeux, piqueurs des boeufs lents,
Tandis que, le soir, nos filles suaves
S’enlacent a nous de leurs beaux bras blancs*.

En route, a cheval, tribu souveraine,
Heros descendus des hauts pics neigeux ;
Filles aux pieds blancs que chacun emmene !
Nous retrouverons les rires, les jeux,
Et l’amour ce soir ; la halte est prochaine.

Справка.
*Всякого рода содомитские, расистские и т.п. лозунги и идеи в этом переводе по
возможности слегка подсокращены, но тем не менее звучат вполне явственно. Нельзя
ручаться, что Шарль Кро сам разделял эти лозунги и идеи, но он более или менее верен
духу описанной эпохи. Подобными идеями до нынешнего века дышат писания всякого
рода националистов, в том числе русских; труды всевозможных "марксистов"; даже
(и чуть ли не в первую очередь) Ветхий Завет.

Владимир,

отлично. Согласен, что первобытным кочевым племенам, какими были древние арии, родоначальники индо-европейской культуры, и древние сыны Израилевы - не свойственны были политкорретность, веротерпимость, гуманизм и толерантность. Они - дети природы, жестокие и дикие. Передвигаясь вперёд, завоёвывая себе жизненное пространство, они уничтожали всё местное население. Такова история, и отменить её нельзя. Мне кажется, что у Кро более жёстко это всё описано.

Успеха,
АЛ

Владимир, очень понравился Ваш перевод. Цельный, живой и хочется перечитать.
С уважением,
Мария