Шарль Кро "Сандаловая шкатулка"-Вступление и др.(1-6-e)

Дата: 05-02-2010 | 20:16:16

Шарль Кро Вступление к книге "Сандаловая шкатулка". (1-e).
(Перевод с французского).

Любая мелочь, пустячок:
сухой цветок с груди певицы,
и светлый локон - дар девицы,
и вырванный у шлюхи клок,

пастель, где неба уголок
огнями звёздными искрится,
флакон, старинная вещица,
камея, кукла, погремок -

всё здесь, в ларце, единой кучей...
А ну, читатель ! Редкий случай -
весь хлам берут наперебой.

Потом пускайся в смех и в слёзы.
Плати и уноси с собой.
А я куплю подружке розы.


Charles Cros Le Coffret de Santal - Preface (1-e).

Bibelots d’emplois incertains,
Fleurs mortes aux seins des almees,
Cheveux, dons de vierges charmees,
Crepons arraches aux catins,

Tableaux sombres et bleus lointains,
Pastels effaces, durs camees,
Fioles encore parfumees,
Bijoux, chiffons, hochets, pantins,

Quel encombrement dans ce coffre !
Je vends tout. Accepte mon offre,
Lecteur. Peut-etre quelque emoi,

Pleurs ou rire, a ces vieilles choses
Te prendra. Tu paieras, et moi
J’acheterai de fraiches roses.

Цикл стихотворений (2-21-е) "Chansons perpetuelles".

Шарль Кро Идеальная жизнь (2-e).
(Перевод с французского).

Случалось, зала вся в огнях тонула.
К застолью пригласят. Звенят гитары.
Рапиры на щитах, цветы, сигары.
Но пир в беседах шёл и без разгула.

Весною в парке - ландыши, сирень;
жасмин, гвоздики, розы, липы - летом -
всё насыщали негой и приветом:
мечтатели сбегали в тишь и в тень.

Мужчины были самой высшей знатью
из тех, что направляли все искусства,
а дамы - без канкана и паскудства -
дарили каждый вечер благодатью.

И грёзы возбуждал тот аромат
о пеньюарах, веерах, цветах,
о пышных и роскошных волосах -
в далёких странах и века назад.


Charles Cros La Vie Ideale (2-e)

А May.

Une salle avec du feu, des bougies,
Des soupers toujours servis, des guitares,
Des fleurets, des fleurs, tous les tabacs rares,
Ou l’on causerait pourtant sans orgies.

Au printemps lilas, roses et muguets,
En ete jasmins, oeillets et tilleuls
Rempliraient la nuit du grand parc ou, seuls
Parfois, les reveurs fuiraient les bruits gais.

Les hommes seraient tous de bonne race,
Dompteurs familiers des Muses hautaines,
Et les femmes, sans cancans et sans haines,
Illumineraient les soirs de leur grace.

Et l’on songerait, parmi ces parfums
De bras, d’eventails, de fleurs, de peignoirs,
De fins cheveux blonds, de lourds cheveux noirs,
Aux pays lointains, aux siecles defunts.

Шарль Кро Ноктюрн (3-e).
(Перевод с французского).

Вокруг дрожит зелёный лес,
вверху сияет свод небес,
а ты, любимый мой, исчез.

Услышь в напевах ветерка
и соловья-чаровника,
что нынче смерть моя близка !

Я вовсе не была горда:
едва лишь ты пришёл сюда,
в тебя влюбилась навсегда.

Мой взор признанием горел,
и ты, в ответ, стал тоже смел
и поцелуй запечатлел.

Нет, я не ставила сетей,
страшась, без всяческих затей,
вдруг, сразу, стала я твоей.

Не знала я, кто ты такой,
но только ты вошёл в покой,
я обнажилась пред тобой.

*
Молила: "Век со мною будь !"
Как сладко было мне заснуть,
когда ты обнимал мне грудь.

И как же быстро сник твой пыл.
Ты тем же утром укатил
в страну, где вмиг меня забыл.

*
Далёк ты, друг ! Я ж гибну тут.
Один исход - цветущий пруд !
Нырну - и волны круг сомкнут.

Узнавши о моей беде,
застонут чайки на воде
и разнесут ту весть везде.

К тебе, с тех зыбких берегов,
я стану направлять мой зов
на крыльях плачущих ветров.

Я распущу все пряди кос,
оденусь в золото волос
и приплыву с волной на плёс.

*
Там оплетет меня тростник.
Заря положит нежный блик -
и будто загорится лик.

И даже дрогнет грудь слегка,
приняв объятья тростника
за ласку милого дружка.

*
Лети ж, поток воздушных струй.
Ласкай, тревожь меня, волнуй,
как самый нежный прцелуй.

Пусть твой порыв не будет груб,
а нежен, как касанье губ,
как мотылёк, что мил и люб !


Charles Cros Nocturne

А Arsеne Houssaye.

Bois frissonnants, ciel etoile,
Mon bien-aime s’en est alle,
Emportant mon coeur desole !

Vents, que vos plaintives rumeurs,
Que vos chants, rossignols charmeurs,
Aillent lui dire que je meurs !

Le premier soir qu’il vint ici
Mon ame fut a sa merci.
De fierte je n’eus plus souci.

Mes regards etaient pleins d’aveux.
Il me prit dans ses bras nerveux
Et me baisa pres des cheveux.

J’en eus un grand fremissement ;
Et puis, je ne sais plus comment
Il est devenu mon amant.

Et, bien qu’il me fut inconnu,
Je l’ai presse sur mon sein nu
Quand dans ma chambre il est venu.

*

Je lui disais : « Tu m’aimeras
Aussi longtemps que tu pourras ! »
Je ne dormais bien qu’en ses bras.

Mais lui, sentant son cSur eteint,
S’en est alle l’autre matin,
Sans moi, dans un pays lointain.

*

Puisque je n’ai plus mon ami,
Je mourrai dans l’etang, parmi
Les fleurs, sous le flot endormi.

Au bruit du feuillage et des eaux,
Je dirai ma peine aux oiseaux
Et j’ecarterai les roseaux.

Sur le bord arretee, au vent
Je dirai son nom, en revant
Que la je l’attendis souvent.

Et comme en un linceul dore,
Dans mes cheveux defaits, au gre
Du flot je m’abandonnerai.

*

Les bonheurs passes verseront
Leur douce lueur sur mon front ;
Et les joncs verts m’enlaceront.

Et mon sein croira, fremissant
Sous l’enlacement caressant,
Subir l’etreinte de l’absent.

*

Que mon dernier souffle, emporte
Dans les parfums du vent d’ete,
Soit un soupir de volupte !

Qu’il vole, papillon charme
Par l’attrait des roses de mai,
Sur les levres du bien-aime !


Шарль Кро Орган (4-e).
(Перевод с французского).

Ценимый всеми за талант,
скончался Готтлиб-музыкант,
и вслед за грустным погребеньем -
У - У - У -
сыр-бор наполнился гуденьем.

Он был в красавицу влюблён,
но Роз-де-Мэй увлёк барон,
и Готтлиб прогнан был с презреньем.
У - У - У -
сыр-бор наполнился гуденьем.

А тот с кем Роз вступала в брак
был перестарок и дурак,
но дом обставил с дивным рвеньем.
У - У - У -
сыр-бор наполнился гуденьем.

Когда пришли венчаться в храм,
то органист уж был не там,
где быть привык по воскоесеньям.
У - У - У -
сыр-бор наполнился гуденьем.

Но с той поры в полночный час
всегда тот Готтлиб встретит нас
в лесу, и с нашим появленьем -
У - У -У -
сыр-бор наполнится гуденьем.

Заместо труб, сосновый бор
шумит, сгоняя птичий хор.
Все жертвы страсти дышат мщеньем.
У - У - У -
Сыр-бор наполнен злым гуденьем.



Charles Cros L'Orgue (4-e).

A Andre Gill.

Sous un roi d’Allemagne, ancien,
Est mort Gottlieb le musicien.
On l’a cloue sous les planches.
Hou ! hou ! hou !
Le vent souffle dans les branches.

Il est mort pour avoir aime
La petite Rose-de-Mai.
Les filles ne sont pas franches.
Hou ! hou ! hou !
Le vent souffle dans les branches.

Elle s’est mariee, un jour,
Avec un autre, sans amour.
« Repassez les robes blanches ! »
Hou ! hou ! hou !
Le vent souffle dans les branches.

Quand a l’eglise ils sont venus,
Gottlieb a l’orgue n’etait plus,
Comme les autres dimanches.
Hou ! hou ! hou !
Le vent souffle dans les branches.

Car depuis lors, a minuit noir,
Dans la foret on peut le voir
A l’epoque des pervenches.
Hou ! hou ! hou !
Le vent souffle dans les branches.

Son orgue a les pins pour tuyaux.
Il fait peur aux petits oiseaux.
Morts d’amour ont leurs revanches.
Hou ! hou ! hou !
Le vent souffle dans les branches.


Шарль Кро Фламандский Хоровод (5-e).
(Перевод с французского).

Быть бы мне лесным царём
в раззолоченной короне,
сесть на бархатном резном
васильковом троне,

чтоб узор на нём сиял,
как на требнике красивом,
да держать в руке бокал
с золотистым пивом !

А не с пивом - так с вином
в изобильных дозах.
Я б всегда спокойным сном
почивал на розах.

*

Гнал бы я долой всю хмурь
и, разборчивый во вкусах,
славил очи - как лазурь -
у красавиц русых.

Чтобы косы до колен
были - как у Маргариты.
Вот кому я сдался б в плен,
не ища защиты.

*
Я б её повёз в мой сад,
правя парусом атласным,
в лодке, чёрной, как гагат,
по протокам ясным.

Пусть вздремнула б на ходу
на роскошном горностае,
и звучал оркестр в саду
нас сопровождая.

*

Но корона, тронный зал,
горностай да сад - как сказка,
да ещё большой бокал -
вот где неувязка !

Я монархам - не родня.
Юн - лишь этим интересен.
Маргарита для меня -
королева песен !

Charles Cros Ronde Flamande (5-e).

A Mademoiselle Maute de Fleurville*.

Si j’etais roi de la foret,
Je mettrais une couronne
Toute d’or ; en velours bleuet
J’aurais un trone,

En velours bleu, garni d’argent
Comme un livre de priere,
J’aurais un verre en diamant
Rempli de biere,

Rempli de biere ou de vin blanc.
Je dormirais sur des roses.
Dire qu’un roi peut avoir tant
De belles choses.

*

Dire qu’un roi prend quand il veut
La plus belle fille au monde
Dont les yeux sont du plus beau bleu,
Et la plus blonde,

Avec des tresses comme en a
Jusqu’aux genoux, Marguerite.
Si j’etais roi, c’est celle-la
Que j’aurais vite.

*

J’irais la prendre a son jardin,
Sur l’eau, dans ma barque noire,
Mat de nacre et voile en satin.
Rames d’ivoire.

Satin blanc, nacre et cables d’or...
Des flutes, des mandolines
Pour bercer la belle qui dort
Sur des hermines !

*

Hermine, agres d’or et d’argent,
Doux concert, barque d’ebene,
Couronne et verre en diamant...
J’en suis en peine.

Je n’ai que mon cSur de garсon.
Marguerite se contente
D’etre ma reine en la chanson
Que je lui chante.

Справка.
*Maute de Fleurville - Матильда Моте де Флёрвиль - родилась в 1853 г. Это шестнадцатилетняя невеста Поля Верлена, затем его супруга. Героиня биографий,
повестей, нашумевших кинолент.


Шарль Кро Встреча (6-е).
(Перевод с французского).

Отчаянье и жалость.
Любимая скончалась,
и вот лежит в цветах,
в атласных башмачках.

Предстала на прощанье
в воскресном одеянье.
Стоит открытый гроб,
и в измороси лоб.

Рой, землекоп, могилу,
чтоб рядом с милой было
потом, к исходу дня,
местечко для меня.

Прошу, до ночи самой
не зарывай той ямы.
Мне сказано: тайком
входить к ней вечерком,

когда темно снаружи,
среди декабрьской стужи,
когда она одна,
а койка холодна.

*

Но мне пришлось подраться
с её ревнивым братцем,
он утром, в скверный час
обрушился на нас

с угрозой не на шутку
прикончить и малютку.
Смиряя этот пыл,
я сам его убил.

Не вынесшая горя,
она скончалась вскоре.
Но, как ни плох исход,
меня всё так же ждёт.

*

Постель её - могила.
Вокруг земля остыла.
Там холодно одной.
Ей нужно быть со мной.

Пусть вечно длится тьма
и лютая зима
над нами будет выть -
им нас не разлучить.

Charles Cros — Le Coffret de santal (6-е).
Rendez-vous.

A J. Keck*.

Ma belle amie est morte,
Et voila qu’on la porte
En terre, ce matin,
En souliers de satin.

Elle dort toute blanche,
En robe de dimanche,
Dans son cercueil ouvert
Malgre le vent d’hiver.

Creuse, fossoyeur, creuse
A ma belle amoureuse
Un tombeau bien profond,
Avec ma place au fond.

Avant que la nuit tombe
Ne ferme pas la tombe ;
Car elle m’avait dit
De venir cette nuit,

De venir dans sa chambre :
« Par ces nuits de decembre,
Seule, en mon lit etroit,
Sans toi, j’ai toujours froid. »

*

Mais, par une aube grise,
Son frere l’a surprise
Nue et sur mes genoux.
Il m’a dit : « Battons-nous.

Que je te tue. Ensuite
Je tuerai la petite. »
C’est moi qui, m’en gardant,
L’ai tue, cependant.

Sa peine fut si forte
Qu’hier elle en est morte.
Mais, comme elle m’a dit,
Elle m’attend au lit.

*

Au lit que tu sais faire,
Fossoyeur, dans la terre.
Et, dans ce lit еtroit,
Seule, elle aurait trop froid.

J’irai coucher pres d’elle,
Comme un amant fidele,
Pendant toute la nuit
Qui jamais ne finit.

Справка.
*Жан Кек - Jean Keck - скульптор, участник кружка "зютистов". Снимал одно жильё вместе с безденежным пианистом Cabaner'ом.

То же стихотворение в общеизвестном опубликованном переводе Н.И.Поляковой (1911-
2006).

ВСТРЕЧА

Красотке моей пришел каюк
И вот, увы и ах,
Ее к сырой земле несут
В атласных башмачках.

Она лежит, как будто спит,
В воскресном платьице она,
И гробик плотно не закрыт,
Хотя кругом уже зима.

Копай, могильщик, ну, копай,
Красотка ляжет, там где край,
И надо место приберечь,
Чтоб мне хватило рядом лечь.

Пока не будет ночь темней,
Не зарывай могилу ей,
Она велела, чтобы мне,
Прийти сегодня к ней во тьме.

- Приди туда, где буду я,
Средь темной ночи декабря,
Там, где стоит моя кровать,
Где очень холодно лежать.

Ведь на рассвете серым днем
Твой брат застигнул нас вдвоем,
Когда мы в сладкой наготе
Не знали что и как и где.

Он так хотел, чтоб злобы пыл
Ее со мной подряд убил,
Так отклонил он острие,
Чтоб мой удар попал в нее.

От этой раны вся в крови
Она скончалась в ночь любви,
Успела только лишь сказать,
Что будет ждать меня опять.

И там, где холод земляной,
Ей не придется спать одной,
В могиле верные сердца
Соединились в час конца.


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!