Вислава Шимборска. За вином.


Глянул, прибавил мне красоты,
и я приняла её как свою.
Счастливая, сглотнула звезду.

Позволила выдумать себя
подобием отражения
в его глазах. Танцую, танцую
в трепете внезапных крыльев.

Стол остаётся столом, вино вином
в бокале, и бокал
стойко стоит на столе.
А я воображаемая,
воображаемая до невероятности,
воображаемая до крови.

Говорю ему о чём хочется: о муравьях,
умирающих от любви
под созвездием одуванчика.
Клянусь, что белая роза,
окроплённая вином, поёт.


Смеюсь, склоняю голову
осторожно, будто проверяя
открытие. Танцую, танцую
в изумлённой коже, в объятии,
которое сотворяет меня.
Ева из ребра, Венера из пены,
Минерва из головы Юпитера
были более реальными.

Когда он не смотрит на меня,
я ищу своё отражение
на стене. И вижу только
гвоздь, с которого снята картина.



Здравствуйте, Лев!
Простите меня, пожалуйста, за это замечание. Скорее всего я не имею на него права. Потому, что не воспринимаю верлибр. Потому, что мне стыдно писать верлибром. Стыдно переводить верлибр великих. Потому, что не вижу в таком переводе искусства переводчика, его почерка , его индивидуальности. В чем заключается мастерство переводчика чужих верлибров? В знании языка? И только? Или нужна еще внимательность? И аккуратность? Сколько такой перевод отнимает времени и сил? Сколько в таком переводе озарений и находок? Скорее - потери...
О чем это я?
Да! О мелочи. Которая потерялась при переводе. О частичке "НЕ"...
Всего лишь.
В оригинале звучит:
"Когда он НЕ смотрит на меня"
Еще раз простите великодушно мою мелочность!
PS А название, на мой взгляд, будет скорее не "При вине" , а "За вином". Так , пожалуй, правильнее по-русски. Вы же не переведёте "Przy lampce wina" , как - " При бокале вина", а "przy kolacji" , как - "при ужине". Не так ли?