Кшиштоф Карасек. Три стихотворения.

Гондвана

Каждый потерпевший кораблекрушение знает,
где лежит эта страна,
мокрая от дождя.
На расстоянии руки
в камышах ресниц
укрытая, в сказках
Гондвана.

В какой части света лежит она,
Гондвана из сказки,
Гондвана лучезарная?
Страна это, или женщина
из сна
на границе век,
открытая, как земля?

Поэтому когда в крепком как железо сне
пробуждаюсь с дочиста стёртым лицом,
на крыльях песни, в пустоте дня
нахожу снова её,
незахороненную

Гондвану.

24.01.2005.

Не убийца виноват, а убитый.

Я точу зуб на одну гору
на границе Чехии и Моравии,
что тащилась как хромой нищий
дорогой на Кёльн
на одной ноге,
и гребла ею в воздухе,
как веслом.

Угадай, что лежит под камнем,
угадай, что лежит под дёрном,
пока скала не обросла пеплом,
пока скала не обратилась деревом.
Спросила?
Тишина. Тишина, которая говорит.

Я измучен рождениями.
Не зажигай свечу в комнате,
где горит свет.
Не будь уверен в том, что у тебя есть время,
говорит время,
дикий бог.
У каждой боли свой цвет.
Если носишь в сердце меч,

вынимай его и примени.

Но в моём сердце нет меча.

3.06.2005.


Тост

Кшиштофу Мрозовскому


За каждого, кто поднял бунт.
За каждого, кто посадил дерево.
За каждого, кто построил дом.

Свет дня крепнет, и свою боль
отдаёт твоей голове. У тебя тоже есть свет
и, стало быть, можешь выйти из собственного тела.
Ты ещё не народился,
поэтому есть у тебя что-то для своей защиты.
Достаточно научиться языку птиц,
чтобы быть свободным.

Время, назначенное людям, миновало.
Время приняло форму тела.
Небо было единственной открытой
правдой о земле, но небо также уходит
и остаются звёзды.
Похоже, мы начинаем жить на другой планете.
Возможно, она была когда-то землёй,
и можно было на ней жить.


С каждым днём мы уясняем себе ненужность
всего, чем живём.
Смена одного поколения другим
происходит в течение недели
и даже в течение нескольких часов. Если кто-то её проспит,
то проснётся ночью, выпадет в окно
и разобьётся. Одеждой умерших
обкладываем стены своих домов.
Не оставят тебя в покое.

Первая измена это минута слабости.
За вторую потребуешь орден.
На третий раз придётся убить.


Все неправые
будут искать опеки у власти,
и что горше всего, власть их защитит
и даст работу. Вскоре поймёшь,
что ты потребитель.
Проглотишь свою порцию водки и хлеба
и потом умрёшь.


Если можно, сохрани невинность
и не становись мужчиной.
Мальчик во мне сказал ,
что он старше меня
и что раньше меня умрёт.
Он сказал также, что будет пытан
и распят. Откуда он это узнал?

Нищие духом это те,
кто может отречься даже от духа.
Сквозь твоё тело просвечивает
тело нищего. Это тончайшее
из тел, можешь обнять им женщину.
Оно нагое. Настолько нагое,
что даже невидимое.


Адам знал язык птиц.
Орфей познал языки скал и деревьев.
Так называемый прогресс это обычное уменьшение, отсекаешь
себе руку, выбиваешь глаз,
протыкаешь ухо.

Не жалуйся, что не умеешь говорить.
Отзовись. Когда люди исчерпают
все комбинации слов,
тогда скажешь ты.

Не можешь распознать форму твоего молчания?
У твоего молчания есть тело,
и оно необходимо всем.
Настанет время, когда из твоего молчания
люди вымечтают новые слова.

За каждого, кто поднял бунт.
За каждого, кто посадил дерево.
За каждого, кто построил дом.

За жизнь с самим собой и тёмное сердце
( следует пить в одиночестве, в мае, в полночь).
12-17.08.2005



У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!