Теплый дождик пройдет... Сара Тисдейл

Дата: 14-10-2009 | 16:43:09

Теплый дождик пройдет, и запахнет травой,
И стрижи промелькнут, прозвенев тетивой,
И лягушечий хор огласит темноту,
Затрепещут невестами сливы в цвету,
И зарянки, примерив багряный наряд,
Над колючею проволокой засвистят.
Но из них никогда ни один - ни одна -
Не заметит, что кончилась эта война.
И ни птицы, ни травы - никто не поймет,
Не оплачет былой человеческий род.
И Весна, просыпаясь в объятьях Земли,
Не почувствует даже, что все мы ушли.


***

Sarah Teasdale

There will come soft rains and the smell of the ground
And swallows circling with their shimmering sound;
And frogs in the pools singing at night,
And wild plum-trees in tremulous white;
Robins will wear their feathery fire
Whistling their whims on a low fence-wire.
And not one will know of the war, not one
Will care at last when it is done.
Not one would mind, neither bird nor tree,
If mankind perished utterly.
And Spring herself when she woke at dawn,
Would scarcely know that we were gone.

Бедная Сара Тисдейл и не подозревала, сколько неожиданных читателей принесет ей Рэй Брэдбери! По сути говоря, его знаменитый рассказ тоже перевод - перевод на язык фантастики.
Случайно и я оказался в теме, познакомился с несколькими вариантами перевода. Ваш мне весьма понравился.Мне кажется, что его благородная простота соответствует духу этих великих хроник
Но вот рифма в первом двустишии понравиться не может. Все равно авансом выставляю высшую оценку. Ваш Ю.А.

Здравствуйте, Ирис!
Заранее прошу прощения за резкие высказывания ниже
.
Да, Вы всё правильно заметили в комментарии, что про войну в известнейшем (хрестоматийном) переводе не очень.

Это тоже было поводом для меня перевести это стихотворение. Но я перевод сделал на месяц раньше чем Вы.
И мне теперь просто кажется, что Вы, вместе с Еленой Калявиной прочитав мой перевод просто его причесали (каждый по своему), и убрали спорные моменты(заменив стандартными, а значит штампованными строчками.)
Придется объяснить на примерах.

Моя первая строчка «Будут сладкими ливни, будет запах полей» вызвала много нареканий господина Ситницкого, который прямо как «ученый сосед» Чехова, категорически заявил. Что СЛАДКИХ дождей не бывает.
А ведь эту строчку я считаю удачной. Потому что только человек, назвал дождь дождем и только женщина так о может сказать о дожде пробуя его на вкус в минуты счастья! Отсюда Сариное soft rains должно быть переведено именно так!
А Вы здесь сюсюкаете, как ребенок «Теплый дождик пройдет..» Я понимаю, Вы захотели выбросить лишний слог (в моей строку 13 слогов, у Вас как у всех остальных строчек --12)


Не буду вторить за Еленой она уже сделала ряд замечаний, только замечу,
Что финальные четыре строки просто ниже нижнего

И ни птицы, ни травы - никто не поймет,
Не оплачет былой человеческий род.
И Весна, просыпаясь в объятьях Земли,
Не почувствует даже, что все мы ушли.

Почему?
Приглядимся к строке «Не оплачет былой человеческий род». Во первых, лишнее словцо, «былой», вставленное для размера,. Былой? Значит, есть и сегодняшний что ли…
Во-вторых, у Сары Mankind (человечество) слово которое стало значим в ХХ веке (не забывайте, что Сара написала стихотворение в 1920 году, сразу после Первой Мировой, когда человечество стало впервые чувствовать себя единым человечеством.
И в третьих, «оплачет человеческий род», «просыпаясь в объятьях зимы», «почувствует, Что мы ушли» - все это такие махровые штампы!... А рифма Земли- ушли!..

И еще, Вы вставили в свой перевод колючую проволоку (У Сары она подразумевается, но не называется напрямую, а называется низким забором) Я понимаю, откуда у Вам появилась колючая проволока: ви читали комментарии к переводу Елены. Возможно, Вы и правы, но все же, все же…
Кстати, я исправил мой перевод, идя в этом направлении. Вот он.

Будут сладкими ливни

Вы уж извините, но мой перевод, на который Вы без сомнения опирались, намного ближе к поэзии -- я имею ввиду русскую поэзию, У вас стихотворение слишком причесанное, много штампов в рифмах и ходе мыслей. У меня более свежо, более поэтично. Свежие и неожиданные метафоры.
Я обязан это сказать, потому что «Платон мне друг, но истина дороже….»
Тем более я обязан сказать это, так как это касается Сары Тисдейл, с которой у меня завязались дружеские (и как не странно живые) отношения. Что ж, придется описать мою невероятную историю связанную с Сарой в литературном салоне, что я сегодня и сделаю.

Еще раз приношу свои извинения за резкий тон.