В. Короткевич. В жнивный день

В жнивный день на улице безлюдно.
Лишь сирень заснула у дверей.
А петух расслабленно и нудно,
Кличет на обед своих курей.
Бабка спит у хаты под кустами,
И телёнок рыжий, как жнивьё,
Розовыми мокрыми губами
Юбку её пеструю жуёт.
Старые да малые - все в поле,
И звенят кузнечики во льнах,
А комбайн - что твой корабль весёлый
На ржаных качается волнах.
Вся деревня тишиной объята
И слыхать средь этой тишины -
Две жены храпят в соседних хатах,
Бригадира, знать, и старшины.


Ў жніўны дзень на вуліцы бязлюдна.
Нават бэз заснуў каля дзвярэй.
Толькі певень, млявы і марудны,
Кліча частаваць сваіх курэй.
Бабка спіць ля хаты пад кустамі,
І цялё чырвонае усмак
Мокрымі ружовымі губамі
Ёй жуе стракаты андарак.
І старыя, і малыя ў полі,
Суха звоняць конікі ў траве,
І камбайн, як карабель вясёлы,
Паміж жытніх каласоў плыве.
Ну, а вёска цішынёй абнятая.
Толькі й чуць у гэтай цішыні,
Як храпуць у дзвюх суседніх хатах
Жонкі брыгадзіра й старшыні.

Валентин!
И мне понравилось.
Два сомнения, впрочем, есть.
Насчет кузнечиков во льнах. Почему-то сомневаюсь.
И насчет «старшины». Слово в данном случае чисто белорусское, кмк.
А.К.
PS. а еще, может стоит перевести «частаваць» = «потчевать»?