Dulce Et Decorum Est (by Wilfred Owen)

Dulce Et Decorum Est

Bent double, like old beggars under sacks,
Knock-kneed, coughing like hags, we cursed through sludge,
Till on the haunting flares we turned our backs
And towards our distant rest began to trudge.
Men marched asleep. Many had lost their boots
But limped on, blood-shod. All went lame; all blind;
Drunk with fatigue; deaf even to the hoots
Of disappointed shells that dropped behind.

GAS! Gas! Quick, boys!-- An ecstasy of fumbling,
Fitting the clumsy helmets just in time;
But someone still was yelling out and stumbling
And floundering like a man in fire or lime.--
Dim, through the misty panes and thick green light
As under a green sea, I saw him drowning.

In all my dreams, before my helpless sight,
He plunges at me, guttering, choking, drowning.

If in some smothering dreams you too could pace
Behind the wagon that we flung him in,
And watch the white eyes writhing in his face,
His hanging face, like a devil's sick of sin;
If you could hear, at every jolt, the blood
Come gargling from the froth-corrupted lungs,
Obscene as cancer, bitter as the cud
Of vile, incurable sores on innocent tongues,--
My friend, you would not tell with such high zest
To children ardent for some desperate glory,
The old Lie: Dulce et decorum est
Pro patria mori.

* * *

Как просящие милостыню, сгибаемся вдвое,
Ведьмой Смертью обречены брести сквозь грязь,
Туда, где отдых ждёт на постое,
Сними с нас проклятие, старая мразь.
Мы движемся медленно, будто во сне;
Многие без обуви, ноги в ранах;
Мы пьяны усталостью, глухи ко всему, что Вне,
Забыты мечты о прекрасных странах.
''Газы! Газы! Парни, давай быстрей!'' –
Как в экстазе натягиваем неуклюжие маски.
Тот, кто не успел, кричит, но уже слабей,
Чем кричал вначале...Похоже идёт к развязке.
Запотевшие стёкла, плотный зелёный туман;
Мы как-будто тонем в вязком зелёном море.

В моих снах, похожих на страшный обман,
На губах его пена в последнем со смертью споре.

Если бы ты, как и я, в удушливых снах,
Идя за телегой, куда мы его положили,
Мог увидеть безумную боль в побелевших глазах,
Тех, что недавно ещё улыбаться любили.
Если бы ты мог услышать как булькает кровь
В порванных лёгких, то выйдя во фраке к обеду,
Ещё раз подумал, прежде чем с пафосом вновь
Наивную юность звать умирать за победу.
И если рассказ мой вызвал печаль во взоре,
Не повторяй ещё раз старую ложь:
“Dulce et decorum est рro patria mori.”

Добрый день, Аркадий! Добро пожаловать на Poezia.ru :)

Подкупает в Ваших работах — явное стремление сделать русские переводы поэтически самодостаточными. На мой взгляд, у Вас это получается — читать Вашу «барбюсовскую» серию по-русски мне лично интересно.

Из недостатков (или, точнее, из того, что мне показалось необоснованной потерей или жертвой в отношении оригинала):

В оригинале классический пятистопный ямб. В русском дольник. Резоны замены мне не очень понятны — если это сознательный выбор.
Интонация оригинала у Вас передана, в основном, хорошо, но с некоторым перебором «красивостей» от себя :)

Ведьмой Смертью обречены...
...Сними с нас проклятие, старая мразь.
...Забыты мечты о прекрасных странах.
...В моих снах, похожих на страшный обман
...(глаза) что недавно ещё улыбаться любили.
...выйдя во фраке к обеду...


Не в том дело, что это трудно отыскать в оригинале, а в том, что это не свойственно «натурализму» оригинала, в принципе. На мой взгляд, конечно.

Есть кое-какие оригинальные детали, которые не переданы и которых жаль, но такой «отбор» вынужден делать любой переводчик :)

С уважением,
Никита