С немецкого

Дата: 17-04-2009 | 04:39:10

Фердинанд Фрейлиграт (1810-1876)
Подмастерья столяра
(Перевод с немецкого).

«Тоска, невесёлый, ужасный труд !
Я доски строгаю, и ляжет в них труп !»

«Ты - доброе сердце , чуднАя душа !
Хоронят чужого тебе малыша».

«А руки трясутся, они - как кривые.
Такою работой я занят впервые».

«Впервые! Не важно который тот гроб.
Прими мой совет и не морщи свой лоб.

Пили и строгай да гони-ка ты стружки,
и пусть веселее бегут завитушки.

Сшивай эти доски да ящик построй
и чёрною краской опрятней покрой.

Возьми сколько надобно стружек шуршащих
И сыпь пощедрей в проолифленный ящик.

На стружках с опилками – то-то покой.
У нас, столяров, это пунктик такой.

А гробик снеси разнесчастным тем людям.
Загрузят, забьют – мы о них позабудем».

«Я доски разрежу, проверю длину,
измерю везде, в ширину, в толщину,

потом прострогаю, сниму все занозы,
но руки слабеют да катятся слёзы.

Я доски, как надо, собью здесь и там,
а сердце разбито почти пополам.

Тоска, невесёлый, ужасный труд !
Я доски строгаю, и ляжет в них труп».


Ferdinand Freiligrath Die Schreinergesellen

"Fuerwahr, ein traurig, ein schaurig Thun!
Eine Leiche soll zwischen den Brettern hier ruhn!"

"Du Weichherz! wie, deine Thraene rinnt?
Was schiert dich fremder Leute Kind?""

"So sei doch auch nur nicht gleich so arg,
Bedenk', es ist ja mein erster Sarg!"

"Sei's erster, sei's letzter! da, thu' mir Bescheid!
Und sing' eins, und schaff' dir kein Herzeleid!

Zerschneide die Bretter, und nimm den Stab,
Und hoble die knirschenden Spaene ab!

Und fuege zusammen wohl Brett an Brett,
Und schwaerze fein sauber das enge Bett!

Und leg' in den firnissduftenden Schrein
Die Spaene, die abgefall'nen, hinein!

Auf den Spaenen muss ruhn der verwesliche Staub,
Das ist ein gemeiner Schreinerglaub'.

Und trage den Sarg in's Trauerhaus!
Leich' hinein! Deckel zu! und dann ist's aus!""

"Wohl zerschneid' ich die Bretter, wohl nehm' ich den Stab,
Wohl mess' ich hinauf, und wohl mess' ich herab.

Wohl hobl' ich die rauhen Bretter glatt,
Doch mein Aug' ist trueb, und mein Arm ist matt.

Wohl fueg' ich die Bretter hin und her,
Doch mein Herz ist voll, und mein Herz ist schwer.

O, ein traurig Thun und ein schaurig Thun!
Eine Leiche soll zwischen den Brettern hier ruhn!"
1848



Теодор Шторм Город
(Перевод с немецкого)

Здесь серое море и серый пляж,
поблизости Город.
Туман омрачает пейзаж,
а в море - всегда ералаш.
Некрасочный Город.

Здесь леса нет, чтоб дать приют
галдящим птичьим станам.
И гуси, пролетая тут,
лишь хриплые возгласы шлют
прибрежным бурьянам.

Но сердце отдано тебе,
серый Город у моря.
Ты - юная прелесть в судьбе.
И я улыбаюсь тебе,
серый Город у моря.


Theodor Storm DIE STADT

Am grauen Strand, am grauen Meer
Und seitab liegt die Stadt.
Der Nebel drueckt die Daecher schwer,
Und durch die Stille braust das Meer
Eintoenig in die Stadt.

Es rauscht kein Wald, es schlaegt im Mai
Kein Vogel ohn’ Unterlass;
Die Wandergans mit hartem Schrei
Nur fliegt in Herbstesnacht vorbei,
Am Strande weht das Gras.

Doch haengt mein ganzes Herz an Dir,
Du graue Stadt am Meer;
Der Jugend Zauber fuer und fuer
Ruht laechelnd doch auf dir, auf dir,
Du graue Stadt am Meer.


Маттиас Клаудиус Вечерняя песня
(Вольный перевод с немецкого).

Луна взошла недавно,
и звёзды блещут славно,
и мир как осиян.
А лес молчит, чернея,
и, над лугами рея,
поднялся колдовской туман.

И всё, лучась приветом,
под сумеречным светом
обнял ночной уют.
Мир кажется светлицей
с пылающей жар-птицей,
где беды стихнут и заснут.

Знакома ль вам картинка ?
Луна – лишь половинка,
а сеет чудеса !
Себя мы в боги прочим,
над тем и тем хохочем,
а нужно глянуть в небеса.

Богаты мы грехами,
и гордость правит нами,
не сведущи ни в чём.
Всё в творческом старанье
плетём кудель мечтанья,
да только к толку не придём,

Явись нам, мудрость Божья.
Не дай увлечься ложью
и гнаться за пустым.
Как дети в мирной роще,
быть набожней и проще,
вольней и радостней хотим.

Бери нас в день кончины
без тягостной кручины,
и пусть не страждет плоть.
А души, взяв с собою
на небо голубое
впусти в Твой светлый рай, Господь.

Спустилась ночь Господня.
Пора уж лечь сегодня.
Будь каждый обогрет.
Стань, Господи, добрее
и дай заснуть скорее,
и пусть уснёт больной сосед.

Matthias Claudius (1740 – 1815)
Abendlied

Der Mond ist aufgegangen
Die goldnen Sternlein prangen
Am Himmel hell und klar.
Der Wald steht schwarz und schweiget,
Und aus den Wiesen steiget
Der weisse Nebel wunderbar.

Wie ist die Welt so stille,
Und in der Daemmrung Huelle
So traulich und so hold!
Als eine stille Kammer,
Wo ihr des Tages Jammer
Verschlafen und vergessen sollt.

Seht ihr den Mond dort stehen? —
Er ist nur halb zu sehen,
Und ist doch rund und schoen!
So sind wohl manche Sachen,
Die wir getrost belachen,
Weil unsre Augen sie nicht sehn.

Wir stolze Menschenkinder
Sind eitel arme Suender,
Und wissen gar nicht viel.
Wir spinnen Luftgespinnste,
Und suchen viele Kuenste,
Und kommen weiter von dem Ziel.
Gott, lass uns dein Heil schauen,
Auf nichts Vergaenglichs trauen,
Nicht Eitelkeit uns freun!
Lass uns einfaeltig werden,
Und vor dir hier auf Erden
Wie Kinder fromm und froehlich seyn!

Wollst endlich sonder Graemen
Aus dieser Welt uns nehmen
Durch einen sanften Tod!
Und, wenn du uns genommen,
Lass uns im Himmel kommen,
Du unser Herr und unser Gott!

So legt euch denn, ihr Brueder,
In Gottes Namen nieder;
Kalt ist der Abendhauch.
Verschon’ uns, Gott! mit Strafen,
Und lass uns ruhig schlafen!
Und unsern kranken Nachbar auch!


Каролина фон Гюндероде Звуки
(Вольный перевод с немецкого)

То - духи, ненавистники молчанья,
стенящие в заплотах вещества.
Кто волю дал Им петь по Их желанью,
творя напевы, ритмы и слова ?
Ах, Звуки ! Голубые эскадрильи !
Кто снял запор и развязал Им крылья ?

Однажды, сокрушив сопротивленье,
разрушили Они темницу-ночь
и, бодро облетав все направленья,
там немоту сумели превозмочь,
гремели в бурном море на свободе
и порезвились в синем небосводе

Они с деревьями шептались и шумели,
кидались с водопадом с горных скал
и выводили с соловьями трели,
и каждый Звук свободу восславлял.
Они в ушах людей зашелестели,
войдя нам в плоть и в души с колыбели.

И человек Их принимает к сердцу,
зовёт их в путь, и славный, и лихой,
и вправе рассказать единоверцу,
что чуток, зряч, не нем и не глухой,
воспитанный, Им вняв и не переча,
напевными Звучаниями речи.


KAROLINE von GUENDEROHDE
(1780-1806)

DIE TOENE

Ihr tiefen Seelen, die im Stoff gefangen
Nach Lebensodem, nach Befreiung ringt;
Wer loeset eure Bande dem Verlangen,
Das gern melodisch aus der Stummheit dringt?
Wer Toene oeffnet eurer Kerker Riegel?
Und wer entfesselt eure Aetherfluegel?

Einst, da Gewalt den Widerstand beruehret,
Zersprang der Toene alte Kerkernacht;
Im weiten Raume hier und da verirret
Entflohen sie, der Stummheit nun erwacht,
Und sie durchwandelten den blauen Bogen
Und jauchzten in den Sturm der wilden Wogen.

Sie schluepften fluesternd durch der Baeume Wipfel
Und hauchten aus der Nachtigallen Brust,
Mit mut'gen Stroemen stuerzten sie vom Gipfel
Der Felsen sich in wilder Freiheitslust.
Sie rauschten an der Menschen Ohr vorueber,
Er zog sie in sein Innerstes hinueber.

Und da er unterm Herzen sie getragen,
Heisst er sie wandlen auf der Luefte Pfad
Und allen den verwandten Seelen sagen,
Wie liebend sie sein Geist gepfleget hat.
Harmonisch schweben sie aus ihrer Wiege
Und wandlen fort und tragen Menschenzuege.

1802/1803


Готтфрид Келлер Вечерняя песня
(Вольный перевод с немецкого)

Очи ! Мои дорогие оконца !
Как же давно Вы мне дарите Солнце,
сыплете образы, будто червонцы.
Жаль, что у счастья имеется донце.

Веки сожмутся, сомкнутся ресницы,
время настанет – душа устремится
в рваном старье от божницы к божнице,
путь свой на ощупь ища, до гробницы.

Парочка искр из всего изобилья !
Прежде чем полностью слягу в бессилье,
звёздно сверкните над грустною былью,
будто бы вы мотыльковые крылья.

Сколько б ни брёл я полями планеты,
сколько бы звёзд ни глядело на это,
пейте, глаза, без конца, без запрета
всё золотое обилие света !

Gottfried Keller Abendlied

Augen, meine lieben Fensterlein,
Gebt mir schon so lange holden Schein,
Lasset freundlich Bild um Bild herein:
Einmal werdet ihr verdunkelt sein!

Fallen einst die mueden Lider zu,
Loescht ihr aus, dann hat die Seele Ruh;
Tastend streift sie ab die Wanderschuh',
Legt sich auch in ihre finstre Truh.

Noch zwei Fuenklein sieht sie glimmend stehn,
Wie zwei Sternlein innerlich zu sehn,
Bis sie schwanken und dann auch vergehn,
Wie von eines Falters Fluegelwehn.

Doch noch wandl' ich auf dem Abendfeld,
Nur dem sinkenden Gestirn gesellt;
Trinkt, o Augen, was die Wimper haelt,
Von dem goldnen Ueberfluss der Welt

Gottfried Keller (1819-1890) – швейцарский писатель, классик.

Вариант в ритме подлиника.

Очи - дорогие мне оконца !
Как Вы щедро сыплете мне Солнце –
что ни блик – как жаркие червонцы.
Только жаль, что есть у счастья донце.

Будет день - не разомкнуть ресницы,
и тогда, как тихая черница,
побредёт душа во власянице
ощупью, в опорках, до гробницы.

Пара искр в огнистом изобилье,
две звезды над ужасом бессилья
ей сверкнут над самой грустной былью
и взмахнут, как бабочкины крылья.

Сколько б мне ни мять поля планеты,
сколько б звёзд ни слало мне приветы,
пейте, очи, пейте без запрета
всё богатство золотого света !



Роланд Беч Тост

В Вине - венец и плод забот.
В Вине есть Солнце, труд и пот.
В Вине - дыхание Отчизны.
В Вине дух праздника и тризны.
В Вине - ни зла, ни укоризны.
В Вине - магическая призма.
В Вине - курантов перезвон.
В Вине - и Правда, и Закон.
В Вине - Рождение и Смерть,
Вино живит Земную Твердь.
Плещи ж, Вино, и жарче брызни !
В Вине зерцало нашей Жизни.


Roland Betsch
Тирольский поэт.
(1888-1945)

* * *
Im Wein sind Muehe, Winzers Fleiss.
Im Wein sind Sonne, Sorg` und Schweiss.
Im Wein ist Erde neu erstanden.
Im Wein ist Geist aus Vaeters Landen.
Im Wein sind Schoepfung, Hoffen, Bangen.
Im Wein sind Jahre eingefangen.
Im Wein sind Wahrheit, Leben, Tod.
Im Wein sind Nacht und Morgenrot
und Jugend und Vergaenglichkeit.
Im Wein der Pendelschlag der Zeit.
Wir selbst sind Teil von Wein und Reben.
Im Weine spiegelt sich das Leben

Тема: Re: С немецкого (Владимир Корман)

Автор: Санна (Sanna)

Дата: 29-04-2015 | 00:45:00

Здравствуйте.
Спасибо за этих немцев. Кое-что очень понравилось.
Соображения по поводу Gottfried Keller:

Будет день - не разомкнуть ресницы.
Тьма придёт – душе не примириться
И пойдёт она во власянице
ощупью, в опорках, до гробницы.

Может, Вы примете мое небольшое изменение, чтобы dann hat die Seele Ruh сохранить? Предлагаю:

Будет день, не разомкнуть ресницы,
Тихая, согбенная черница,
Побредет душа во власянице,
Ощупью, в опорках, до гробницы.

В оригинале ведь грустное умиротворение. Принимаете?

У меня еще соображения по поводу Вашей Guenderrohde. Потом напишу, если позволите.
Из помещенного здесь мне особенно понравился Ваш Freiligrath.

С уважением
S.