Эдмунд Спенсер. Amoretti. Сонет 80. Скакал я долго и в конце пути...

Скакал я долго и в конце пути
По Царству фей – уже шесть книг набралось –
Даруй мне волю силы обрести
И дух перевести, хотя бы малость.
Когда стоит Пегас, забыв усталость,
Прочь из моей тюрьмы лежит мой путь:
Трудиться стойко мне вдвойне досталось,
Не ослабляя рвения ничуть.
Пока я волен в клетке так вздохнуть,
Чтоб Музе восхвалить любовь премного,
Небесный тон моя вбирает грудь,
Мой стих – служитель неземного слога.
  И пусть далек он высоты своей –
  По нраву он рабе Царицы Фей.


Amoretti. LXXX

AFTER so long a race as I have run
Through Faery land, which those six books compile
give leave to rest me, being half foredone,
and gather to my self new breath awhile.
When as a steed refreshиd after toil,
out of my prison I will break anew:
and stoutly will that second work assoil,
with strong endeavour and attention due.
Till then give leave to me in pleasant mew,
to sport my muse and sing my love's sweet praise:
the contemplation of whose heavenly hue,
my spirit to an higher pitch will raise.
  But let her praises yet be low and mean,
  fit for the handmaid of the Faery Queen.

Александр,

у Королевы Фей не было никакой "рабыни" или "рабы". Здесь нет религиозного смысла у Спенсера. Потому handmaid - это просто служанка. В образе Королевы Фей Спенсер вывел Елизавету I, которой и посвятил поэму. Потому Елизавета Бойл, его юная невеста, может быть служанкой королевы, но не рабой.

За скачкой, ...Даруй мне волю - непонятно, как это можно "за скачкой" всё это сделать. У Спенсера понятно, после скачки, после долгого пути.


А так неплохо получилось :))

С уважением
АЛ