Артур О'Шонесси Жрец красоты

Дата: 03-12-2008 | 08:01:45

Артур О’Шонесси Жрец красоты
(С  английского)

Любовь, добытая с трудом, - скупая,
и счастье в ней даётся тяжелей.
Не всюду, не везде, как пожелаю,
я смею называть Её своей.
Пустые дни сливаются в недели.
Дни счастья ужимаются в часок.
Утехи лета быстро пролетели.
Я променял букеты на цветок.
Неужто всё же не моя та Леди,
не покорилась ласковым рукам ?
Могла бы рада быть моей победе,
и править бал хочу я только сам.

В ней дивный Дух, она его обитель.
Он дал ей обаяние и речь.
Я – жрец при храме, ревностный служитель.
Любовь сумела в сан меня облечь.
И было вплоть до ночи очень краткой,
что Красоте служил я без страстей.
Мне эта мистика казалась сладкой,
но поклоненья мало было Ей.
Как вышло, что завистливое утро
нас развело, и мнится посейчас
и грудь её с отливом перламутра,
и холодность неувлажнённых глаз ?

Ах, эта память скомканного счастья.
На целом дне чернильная печать.
Сердца и души, взвинченные страстью,
и губы снова жаждут целовать.
Он взорван пополам, цветок наш красный,
и жизнь уйдёт,, пока цветок раскрыт,
и эта жизнь окажется напрасной,
раз выспренных страстей не утолит.
Увы ! Как часто счастие – далёко.
И жизнь – почти что горькое вдовство.
Хоть жив любимый, но по воле рока
вся наша страсть - загадка для него.

И обоюдное непониманье.
Нам хочется друг к другу подойти.
Нас гложут врозь напрасные рыданья,
но все слова теряются в пути.
Любовь ждёт дани, в светлом зале сидя,
одета в пурпур с россыпью камней.
Там рыцари. Кто люб ей, кто в обиде.
Ах, почему я нынче не при ней ?
Была ж она моей, моя царица,
на ложе, где покров с неё упал,
и тело в лихорадке стало биться
при свете лампы, жёлтом, как опал.

Зачем не с ней я утром, на рассвете,
в разливе свежих ароматных струй,
когда к её губам приносит ветер,
как дар садов, медовый поцелуй ?
Мне б увидать в лице её сиянье
горящего сердечного огня.
Ах, ей бы только повторить лобзанья,
уже опустошившие меня.
Ах, почему же я не в этой сказке ?
Я помнил бы то зрелище всегда,
как весело она и без опаски
купается, и льёт с неё вода.

Вода – без памяти и без мечтаний,
коснётся красоты – да и в трубу.
А я изгибы дивных очертаний
должно быть, буду помнить и в гробу.
Она спокойно станет под потоком.
На коже – ямки, где нажмет струя.
И вся она – изящность без порока,
И улыбается, отрады не тая,
когда коснётся ласковая влага.
Сама довольна тем, что хороша –
затем желанья хлынут, как ватага
и нового потребует душа.

Действительно, повсюду искушенья,
в воде и воздухе и в свете дня,
в её мечтах и сновиденьях,
и пастыри - рассудок ей темня -
и вся её сердечная обслуга
твердить ей, как она нежна, - непрочь,
и прескучнейшая её подруга,
взамен меня, с ней рядом день и ночь.
Горчайшая беда в моём сознанье,
сквернее всякой зависти людской,
что между мной и Милой – расстоянье.
Хоть и моя – отрады никакой.

Как не имел её совсем ! Проклятье !
Мечталось быть с ней в прошлом, нынче, впредь.
А красоту ревниво прячет платье.
Что упустил – потом не досмотреть.
Яви ж, Любовь, своё очарованье.
Какой мой долг доселе не покрыт ?
Не чтил тебя ? Смотрел без обожанья ?
Грянь молнией. Спали ненужный стыд.
Пусть мир прозрачным станет днём и ночью,
убрав преграды и ненужное тряпьё.
Мне нужно видеть Милую воочью,
красу её, изящество её.

И эта красота – моё лишь достоянье,
живое золото. И что ни год
всё ближе неминучее прощанье.
Забрав, её мне небо не вернёт.
Ход времени – разбойная дорога.
Часы остуживают пыл мечты
и в каждое мгновенье понемногу
уносят часть желанной красоты.
Но стоит ли страдать ? Она вся скрыта
под платьем – и ни сердцу, ни уму.
И без борьбы не поглядишь досыта.
Удача не легка, а смерть – конец всему.

Что мне за радость, хоть она прекрасна,
моя Любовь, - всех ярче и белей.
Не обнажится ! – Дамы в том согласны.
И то сказать – какая польза ей ?
Так как же мы воспользовались оба
очарованием своей любви ? -
В унылости, похожей на хворобу,
где счастье, хоть зови, хоть не зови.
Но думаю, пусть где-то во вселенной
она потом окажется одна,
сыщу её повсюду непременно,
как эта даль ни будь протяжена.

Не то в могиле станет Угрызенье
всегда ответа требовать впотьмах:
«Была ль она как чудное виденье
священным пламенем в твоих глазах ?
Не упустил ли ты короткое мгновенье,
покуда жил, всмотрелся ли ты впрок ?
А если нет, так поделом мученье.
Теперь уж поздно. Смерть - на долгий срок».


Arthur O’Shaughnessy A Priest of Beauty

1: LOVE'S hard-earned grace I deem a scanty grace,
2: And hardly given seems the bliss Love gave;
3: For not at all times, nor in every place,
4: I have her whom I wholly seem to have,—
5: But days of barrenness that are as weeks
6: Divide the days of bliss that are as hours;
7: Brief weeks, I count for summers, my heart seeks,
8: And, for one flower I gain, lose many flowers.
9: For is not this the Lady who is mine
10: By all my winning, and by love's free hand?
11: Yea, for me only may she bloom or shine,
12: Or deck herself: I only may command

13: That splendid spirit that abides in her,
14: And makes her living form and look and voice,
15: A temple, whose sole priest and minister
16: I am by love's anointment and love's choice.
17: And lo! how is it that, ere some brief night
18: Hath had in whole impassioned sacrifice,
19: Through mystic incarnations of delight,
20: Her beauty that no priesthood may suffice—
21: How is it that some bitter envious morn
22: Compels me from her—intense haloes yet
23: Above her breasts, and many a joy unborn
24: In places that no kissing hath made wet?
25: How is it that long through the languid day,
26: With broken memories of unfinished bliss,
27: Soul torn from soul, heart from the heart its prey,
28: Kiss-seeking lips, lips still a-thirst to kiss—
29: Our reddening human flower rent in twain,
30: We agonise and die back through each gate
31: Of bloom and raptured past made void and vain,
32: For some supreme desire insatiate?
33: Alas! but all too oft, as though indeed
34: Sad widowhood and no fair happy part
35: With living lover were our fate decreed
36: By Love—the famine fierce in eyes and heart—
37: On either side the darkness, each to each
38: We yearn and stretch vain hands forth and make moan,
39: And frame fond words for ears they never reach,
40: And weep in vain, and sorrow all alone.
41: Is this Love's royalty? this all their state
42: Who smile beneath his purples and his crown,
43: His very favoured ones, whom all men rate?
44: Why am I not there when my Queen, my own,
45: All sleepless on her couch lies burning white,
46: Tossed with strange fevers, spent with strange unrest,
47: Beneath some waning lamp's pale opal light,
48: Sick of her sweet limbs many times carest?
49: Why am I not there when the amber morn
50: Brings her its gift of fragrance all diffused,
51: Repaints her lip and sets there newly born—
52: The honeyed store of kisses, to be used
53: That day, my Love thinks—as new blushes haste
54: To fill her face's flower from her heart's core—
55: Alas! nay, rather, to lie there, and waste,
56: Just like the kisses of the day before?
57: Why am I not there?—yea, for that hour's share
58: Of what should be my daily life-long bliss,
59: Her sight beloved—when, without shame or care,
60: She gives her body to the clinging kiss
61: Of waters that no memory preserve
62: Or impress of her beauty on their wave—
63: I who, for one sight of her side's fair curve,
64: Shall think of her for ever in my grave?

65: She lingers with her fairness, a warm eye
66: Worshipping all the unstained loveliness
67: Of her white self, smiling at smiles that lie
68: Hid in each rosy dimple that felt press
69: Some white tooth of the water—feeling joy
70: That she is even thus; till the sweet throng
71: Of effortless desires weary and cloy
72: With aching thought of days empty and long.
73: Truly, if any sight or kiss or sense
74: Be in the air and light of day, the touch
75: Of waters, the night's jealous prevalence,
76: Yea, all life's common ministers—then such
77: As these are they that have her and that learn
78: How sweet she is, not I who have their right:
79: Some coldest maid, her fellow, shall quite earn
80: More than I to be with her day and night.
81: Most bitter is it: for the world, ay, space
82: And times and duties and men's envious will
83: Are ever between me and my love's place,
84: That, having her, I should be joyless still,
85: As though I had her not. Ah, curse this wrong!
86: And ofttimes, when I haste to see her most,
87: Some jealous robe hath held from me too long
88: That beauty all my life hath too long lost.
89: Shall these things be so, Love?—where is thy spell?
90: What care I now to do as others do?
91: Have I not honoured thee and served thee well?
92: Cannot some lightning-shaft of thine break throug
93: These shames?—or, make the world by night and day
94: Translucent to me, walls of things and space:
95: That robe too—so I see my love alway,
96: Bathe myself alway in her perfect grace?
97: That beauty of my Lady, meant for me—
98: That mortal gold no heaven can e'er repay;
99: My mortal life—is plundered secretly
100: By Death and Time; ay, every passing day

101: Is ravishing what all my soul holds dear.
102: Each hour contends with me for what is mine,
103: And every moment—yea, in every year—
104: Spoileth some part of her for whom I pine.
105: How doth it profit me that in her—veiled
106: Beneath some robe—all miracles are met;
107: That forming hands long-striving once prevailed
108: In her? What life scarce tastes, death may forget.
109: How doth it profit me she is so fair,
110: My Lady, though all women should concur
111: There is no one for envy who durst bare
112: Her paler charms?—how doth it profit her?
113: Yea, her and me, how profiteth, alas,
114: This love, this loveliness of her divine?
115: Fooled by dull fates, we let the fair days pass
116: In which Time's miracle hath made her mine.
117: And, ah! I can but think in what slight space
118: She shall be lost to time and love and me:
119: Shall I but find her once in any place
120: Quite on through all the bare eternity?
121: Shall not some gnawing voice of great regret,
122: Down in the grave, be taunting me for aye?
123: Saying, Thou hadst her, was her beauty set
124: Like holy flame before thee night and day?
125: Didst thou well use the moments—seeing so brief
126: Was life—to fill thine eyes with her, to throng
127: Thy heart with her? If not, great is thy grief:
128: Thou canst not do it now—and Death is long!

From “Songs of a Worker”, 1881.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!