Франсуа Коппе Где птицы прячутся...; Романс; Три птицы и другое. Цикл.

Дата: 25-08-2008 | 03:10:26

Франсуа Коппе    Где птицы прячутся, затем,чтоб умереть ?
(С французского)

Под вечер, у огня, мне думалось не раз:
"Вот птица умерла невдалеке от нас".
Зимой, в холодной мгле, глядят ночные звёзды,
на гнёзда без жильцов, покинутые гнёзда...
Качает ветер их над стылостью немой.
К пичугам смерть спешит промозглою зимой !
И всё-таки, среди лиловых первоцветов,
я прежде не видал малюсеньких скелетов –
в апреле их в лужках навряд сыщу и впредь.
Где ж птицы прячутся, затем, чтоб умереть ?

Francois Coppee    Est-ce que les oiseaux se cachent pour mourir ?

Le soir, au coin du feu, j'ai pense bien des fois
A la mort d'un oiseau, quelque part, dans les bois.
Pendant les tristes jours de l'hiver monotone,
Les pauvres nids deserts, les nids qu'on abandonne,
Se balancent au vent sur un ciel gris de fer.
Oh ! comme les oiseaux doivent mourir l'hiver !
Pourtant, lorsque viendra le temps des violettes,
Nous ne trouverons pas leurs delicats squelettes
Dans le gazon d'avril, ou nous irons courir.
Est-ce que les oiseaux se cachent pour mourir ?

То же, в переводе Артура О’Шонесси на английский.

Fireside musings.

.
Sometimes beside my fire I sit and brood
On a bird dying somewhere in the wood.
The long sad days of dismal winter through
The nests hang empty, desolate nests whence flew
The birds last year : winds rock them to and fro.
Ah, how the birds must die in the winter snow !
And yet, when time of violets comes round,
Their delicate corpses will not strew the ground
Where we may run beneath the April sky.
Say, do the birds, then, hide themselves to die ?

From “Song of a Worker”, 1881.

То же, в переводе И.А.Бунина   Смерть птиц.

В безмолвье сумерек, мечтая у огня,
Не раз о смерти птиц задумывался я:
Как много гибнет их зимой от бурь жестоких!
Как много птичьих гнезд, пустых и одиноких,
Качается в лесу, среди нагих ветвей,
Под небом пасмурным тоскливых зимних дней!
Но отчего ж весной, когда в лесу мы бродим.
Скелетов маленьких нигде мы не находим?
Нигде среди цветов их не заметит глаз...
Иль птицы смерть свою должны скрывать от нас?

1898

Франсуа Коппе   Романс
(С французского)

Она нежна, когда мы вместе.
Цветёт улыбкою лицо.
На палец милой мне невесте
ищу красивое кольцо.

Часы прощанья были жарки,
а нынче горькая пора.
Храню бесценные подарки.
Ищу ларец из серебра.

На сердце горе горевое.
(Вар. Болит и ноет ретивое).
Разлука мучит как озноб.
Хочу заснуть. Хочу покоя.
Ищу себе свинцовый гроб.


Francois Coppee    Lied

Rougissante et tete baissee,
Je la vois me sourire encor.
--Pour le doigt de ma fiancee
Qu'on me fasse un bel anneau d'or!

Elle part, mais bonne et fidele;
Je vais l'attendre en m'affligeant.
--Pour garder ce qui me vient d'elle,
Qu'on me fasse un coffret d'argent!

J'ai sur le coeur un poids enorme;
L'exil est trop dur et trop long.
-Pour que je me repose et dorme,
Qu'on me fasse un cercueil de plomb!

То же, в переводе Артура О’Шонесси на английский.

The three wishes.

 
Blushing, I see her linger,
I see her smile as of old ;
Make for the loved one's finger
A beautiful ring of gold !

All's over. Still I shall find her ;
I wait and scarce repine ;
For all that she left behind her
Make me a silver shrine !

Nay, but life grows too dreary,
Heavy the heart and head ;
O exile ! I am aweary :
Make me a coffin of lead !

From “Song of a Worker”, 1881.

Франсуа Коппе  Три птицы
(С французского).

Прошу, чтоб дикий Голубь беззаботный
помог мне превозмочь мою печаль:
«Достань мне розу с силой приворотной !» -
но Голубя не тянет в даль.

Гоню Орла в простор необозримый:
«Лети туда и с молнией вернись,
чтоб восхитился взор моей любимой !» -
Орла пугает эта высь.

Я Грифу крикнул; «Вон из сердца выклюй
его любовью тронутую часть !».
А Гриф в ответ: «Любовь везде проникла.
Ты весь достался ей во власть».

Варианты:
1.Прошу, чтоб прямо в сердце Коршун грозный
склевал любовью тронутую часть.
А тот ответил: «Просишь слишком поздно !
Ты весь достался ей во власть».

2. «Из сердца выклюнь, Гриф, - прошу я слёзно, -
его любовью тронутую часть».
А гриф ответил: «Просишь слишком поздно !
Ты весь достался ей во власть».


Francois Coppee   Les trios oiseaux

J’ai dit au ramier : — Pars et va quand mеme,
Au dela des champs d’avoine et de foin,
Me chercher la fleur qui fera qu’on m’aime.
Le ramier m’a dit : — C’est trop loin !

Et j’ai dit а l’aigle : — Aide-moi, j’y compte,
Et, si c’est le feu du ciel qu’il me faut,
Pour l’aller ravir prends ton vol et monte.
Et l’aigle m’a dit : — C’est trop haut !

Et j’ai dit enfin au vautour : — Devore
Ce cSur trop plein d’elle et prends-en ta part.
Laisse ce qui peut etre intact encore.
Le vautour m’a dit : — C’est trop tard !

То же, в переводе О’Шонесси на английский.

The three birds.

 
I said to the dove, Thou canst fly above me,
Go where the corn-fields are,
And find me the flower that will make her love me :
The dove said — -'Tis too far.

I said to the eagle, Heaven is before thee,
Help me to win her and die ;
Go fetch me the fire of Jove, I implore thee :
The eagle said — 'Tis too high.

I said to the vulture, Tear out and devour
Her love in my heart ; to lone fate
Leave only what has escaped her power :
The vulture said – ‘Tis too late.

From “Song of a Worker”, 1881.

Франсуа Коппе   Навек.
(С французского).

Ты говоришь: "Навек !" - ко мне прижавшись нежно,
но знаешь и сама, что вечно не живут.
Один другому вслед - обоих ждёт уют
в сени древесных крон. И это неизбежно.

Ты помнишь гордый бриг, лет двадцать безмятежно
входивший в здешний порт и всех дививший тут.
Он затонул, избрав рискованный маршрут
на северо-восток, туда, где льды безбрежны.

Здесь ласточки весной гнездились двадцать лет,
а нынче ни одной под крышей дома нет.
В пути ждала их смерть. Прореха в панораме.

Припомни, кто ушёл и не вернулся вспять.
Подруга ! Что за смысл напрасно обещать
бессмертную любовь, но бренными устами ?

Francois Coppee    Pour Toujours.

« Pоur toujours! » me dis-tu, le front sur mon epaule.
Cependant nous serons separes, c'est le sort.
L'un de nous le premier sera pris par la mort
Et s'en ira dormir sous l'if ou sous le saule.

Vingt fois, les vieux marins qui flanent sur le mole
Ont vu, tout pavoise, ce brick rentrer au port;
Puis, un jour, le navire est parti vers le Nord.
Plus rien. Il s'est perdu dans les glaces du Pole.

Sous mon toit, quand soufflait la brise du printemps,
Les oiseaux migrateurs sont revenus, vingt ans;
Mais, cet ete, le nid n'a plus ses hirondelles.

Tu me jures, mi;tresse, un eternel amour;
Mais je songe aux departs qui n'ont pas de retour.
Pourquoi le mot « toujours » sur des levres mortelles?

Франсуа Коппе  Конец лета
(С французского).

Пичуга не поёт. Гнезда уж больше нет.
Стена ветха. Кирпич просел, разрушив нишу.
Я хруст сухой листвы, с тобой шагая, слышу.
Короче стали дни, и лес меняет цвет.

Природу и сердца волнует дрожь всех сред.
По вечерам туман вздымается под крышу.
Октябрь ещё далёк, но уж прислал афишу,
что лето спело нам последний свой куплет.

Подруга ! Обернись к печальному пейзажу
и выбери цветок, чтоб шёл тебе к корсажу.
Присядем у тропы, где сгрудился левкой.

Я так тебя люблю и полон прежней страсти !
Хоть я и в седине - пригладь её рукой.
Ведь осень всё в пути - пока ! - на наше счастье.

Francois Coppee   Fin d'Ete

L’oiseau reste muet, puisqu’il n’a plus de nid
Dans le trou du vieux mur dont s’ecroule la breche.
Nous faisons sous nos pas craquer la feuille seche.
Comme le soir vient tot ! Comme le bois jaunit !

La nature et nos coeurs ont un frisson subit.
Des le soleil tombe, monte une brume fraiche.
Octobre est loin encor, mais comme il se depeche !
Ah ! mon amour ! l’ete s’en va, l’ete finit !

Mets ces dernieres fleurs, maitresse, a ton corsage,
Et, devant ce deja si triste paysage,
Asseyons-nous tous deux sur le bord du chemin.

Je me sens toujours plein de desirs ! Je t’adore !
Mais les cheveux sont gris que caresse ta main,
Et ce sera bientot l’automne… Oh ! pas encore !

Франсуа Коппе   Эпитафия
(С французского).

Среди могил, где все лежат - не дышат,
я часто видел камни без имён,
там ждавшие подолгу, что напишут.
А сам я был в мечтанья погружён, -

хоть знал, что адресат их не услышит.
Я был тобой, дитя, заворожён,
и сердца уж ничто не поколышет:
в нём монумент тебе сооружён.

Francois Coppee   Epitaphe

Dans le faubourg qui monte au cimetiere,
Passant reveur, j'ai souvent observe
Les croix de bois et les tombeaux de pierre
Attendant la qu'un nom y fut grave.

Tu m'es ravie, enfant, et la nuit tombe
Dans ma pauvre ame ou l'espoir s'amoindrit;
Mais sur mon coeur, comme sur une tombe,
C'est pour toujours que ton nom est ecrit.
"L'Exilee", 1877

Примечание.
Более точный и удачный перевод стихотворения "Эпитафия" был опубликован в 2010 году Евгением Тугановым.


Франсуа Коппе   Пессимизм
(С французского).

Я нищего прогнал, так он без хлеба мрёт.
Дал милостыню - плут, напившись бьёт супругу.
Хоть кайся, хоть хвались потом на всю округу,
как ты ни поступи, не предсказать исход.

Творить добро, иль нет ? - Лишь спор на этот счёт.
Мы тщимся оказать любую помощь другу,
а нас потом клянут за щедрую услугу.
Добро порою злом, зло благом предстаёт.

Как нам существовать ? Проблема без решенья.
Каприз судьбы: любовь, страданья, размышленья...
Когда б он был и впрямь, всё б рассудил лишь Бог.

Мы ж множим без конца: то книги, то рулады.
За нас штампует пресс. И взгляд у нас не строг.
Евангелье у нас идёт в цене де Сада.

Francois Coppee   Pessimisme

Je refuse l’aumone : un pauvre meurt de faim.
Je la donne : un coquin se soule et bat sa femme.
Et le plus scrupuleux, qu’il se loue ou se blame,
De sa moindre action ne peut prevoir la fin.

Que faire ou ne pas faire ? Helas ! nul n’en sait rien.
Tel grand dessein, jailli du meilleur de notre ame,
Se corrompt et produit un resultat infame.
Souvent le bien est mal, parfois le mal est bien.

Oh ! la vie ! O mystere ! Insoluble probleme !
Au caprice du sort, souffre, lutte, pense, aime,
Agite-toi... Dieu seul, s’il existe, comprend.

L’homme, c’est l’imprimeur, a son travail maussade,
Qui, la pensee ailleurs et l’oeil indifferent,
Compose l’Evangile ou le marquis de Sade.


Франсуа Коппе    Шовинизм
(С французского).

Мне дорога моя страна,
и я сознаюсь откровенно,
что я ей предан вслед Шовену.
Мне ложь и ересь не нужна.

Пусть пацифистские проныры
новейшим лидерам кадят
и вслед за Шиллером вопят:
"Мы - единенье граждан мира !

У нас под разнобой рулад
поются нежные напевы,
а там вскипают волны гнева,
звенит оружие армад.

Там строят планы, не насытясь,
а здесь предательский мотив
поёт продажный коллектив:
"Народы-братья, обнимитесь !"

Увы ! Я нынче стар годами,
но от меня невдалеке
трепещет, в гневе, на древке
поруганное наше знамя.

Опять твердят нам депутаты
и плебс читает со страниц:
"Не нужно Родин и границ"...
А в рвах - убитые солдаты.

Хотят нам сказку навязать,
а вникнуть в суть куда полезней.
Спроси ребёнка: кто любезней -
чужие тётки или мать ?

Francois Coppee   Chauvinisme.

J'en conviens. Je suis en retard
Avec le reve humanitaire.
J'aime, o France, ta vieille terre
En chauvin, en patriotard.

Des orateurs pleins de faconde,
Apotres de la crosse en l'air,
Me hurlent le mot de Schiller :
« Nous sommes citoyens du monde !

Helas! je l'entendis deja
S'elever, cette clameur vaine.
Mais alors, sous un flot de haine,
L'invasion nous submergea.

Voila pourtant qu'on recommence
A faire aux vainqueurs les yeux doux.
« Peuples freres, embrassons-nous! »
Quelle pitoyable demence!

Ceux de mon age ont trop vecu.
Ce fier pays s'abaisse et rampe;
Et, de colere, sur ta hampe,
Tu fremis, o drapeau vaincu!

Dementis par tant de tueries,
Des rheteurs par la plebe elus
Nous declarent qu'il ne faut plus
De frontieres ni de patries.

Chimere! Songe creux! Roman!...
« Qui donc a la meilleure place
Dans ton coeur, - dis, l'enfant qui passe, -
Les voisines ou ta maman? »

Примечание.
Франция - сложная страна с трудной историей. Французы показали миру образцы
высокого героизма и подлейшего предательства. У них был не только генерал де Голль, но и Даладье, Лаваль, маршал Петэн. Пожилой поэт Франсуа Коппэ громко
заявил о своих политических взглядах; не сомневаясь в своей правоте объявил себя шовинистом и красноречиво обосновал свою позицию. На практике он оказался
активным антидрейфусаром. Годы жизни Франсуа Коппе 1842-1908. Вопрос: кому бы он сочувствовал, если бы прожил ещё 30-35 лет ?


Франсуа Коппе Воскресный день - Vous etes dans le vrai, canotiers, calicots !
(C французского).

Мы в ситцах, в канотье. Раздолье для гуляк.
Всем хочется взглянуть на лютики и мак.
Мы двигаемся в путь. Размер перронов тесен -
для женщин, для куряк, для радостей и песен.
Толпа во всю шумит, как целый птичий двор.
И каждый кавалер - галантный ухажёр.
Что ни лицо - на всех довольство и веселье.
А вечер строит нам уютное ущелье.
Кто шумен, кто игрив. Увлечены едой.
И солнечный закат не кажется бедой.

Francois Coppee Vous etes dans le vrai, canotiers calicots.

Vous etes dans le vrai, canotiers, calicots !
Pour voir des boutons d'or et des coquelicots,
Vous partez, le dimanche, et remplissez les gares
De femmes, de chansons, de joie et de cigares,
Et, pour etre charmants et faire votre cour,
Vous savez imiter les cris de basse-cour.
Vous avez la gaite peinte sur la figure.
Pour vous, le soir qui vient, c'est la tonnelle obscure
Ou, bruyants et grivois, vous prenez le repas ;
Et le soleil couchant ne vous attriste pas.

Франсуа Коппе Запахи - Volupte des parfumes ! Oui, toute odeur est fee.
(C французского).

Волшебный запах ! В нём скрывается причина
искусства фей. Так мне, при чистке апельсина,
вдруг грезится театр, и в нём роскошный зал.
Жгу хворост - предо мной охотничий привал,
где их сзывает рог на отдых после гона.
Иду сквозь дымный чад, средь запахов гудрона
где валит чёрный яд из круглого котла,
а в мыслях не смола, а пристань пролегла,
и шхуна там вдали гуляет на просторе
среди алмазных волн синеющего моря.

Francois Coppee Volupte des parfums ! — Oui, toute odeur est fee.

Volupte des parfums ! — Oui, toute odeur est fee.
Si j'epluche, le soir, une orange echauffee,
Je reve de theatre et de profonds decors ;
Si je brule un fagot, je vois, sonnant leurs cors,
Dans la foret d'hiver les chasseurs faire halte ;
Si je traverse enfin ce brouillard que l'asphalte
Repand, infect et noir, autour de son chaudron,
Je me crois sur un quai parfume de goudron,
Regardant s'avancer, blanche, une goelette.
Parmi les diamants de la mer violette.


Владимир Михайлович, случайно нашла Ваш совершенно замечательный перевод Коппе об умирающих птицах, - искала, т.к. сама сделала вчерне перевод этого стихотворения, хотела познакомиться с тем, что уже есть. Не сказала бы, что Ваш уступает бунинскому, разве что в последней строке, ему она удалась гениально. Но строчку "качает ветер над..." лучше бы изменить на "качает ветер их..." ... - для пущей ритмичности, мне так кажется. А первоцветы у Вас великолепные, так и хочется сорвать, но - не буду. :)

Дорогой Владимир Михайлович, сердечное спасибо Вам за Вашу всегдашнюю доброжелательность к авторам сайта (ко мне в том числе). Помню, как с большим интересом изучала Вашего Коппе – особенно, конечно, перевод знаменитого "Le soir, au coin du feu..."

А это – маленький подарок. Не для сравнения или соревнования (Ваш вариант очень хорош и точен), а просто так, в продолжение птичьей темы :)

С уважением, Татьяна

Франсуа Коппе (1842-1908)

[СМЕРТЬ ПТИЦ]

В ненастный вечер я, взгрустнув у камелька,
Задумался: как жизнь пичужья коротка!
Суровою порой, зимою безотрадной
И рощи, и поля терзает ветер хладный –
О, скольким птицам здесь погибель суждена!
Когда же вновь придёт желанная весна,
То посреди цветов отыщем мы едва ли
Останки певунов, что в холод погибали...
И сызнова себе вопрос я задаю:
Зачем пернатые скрывают смерть свою?