Ли Бо из цикла "Дух Старины" ч. 3

Дата: 27-05-2008 | 12:26:29


№34

 

          Дощечка с пером

                  кометой летит свысока.

          Знак тигровый –

                  приказ поднимать войска.

          Тревоги сигнал

                  нарушил покой границ.

          Кричали всю ночь,

                  металися стаи птиц.

          Но белое солнце

                  сияет в созвездьи Цзывэй.

          Служат народу

                  сановники властью своей.

           Небо с землёй –

                  единство пути обрели,

          Морей чистоту

                  и вечный покой земли.

          Тревога и плач

                  к чему, я спросить хочу.

          Поход, говорят,

                  в южные земли Чу.

          Лежит река Ху

                  с гиблой водой на пути.

          К пятой луне

                  спешат, чтоб её перейти.

          В жарких краях

                  путь тяжелее стократ.

          Но не боец

                  в страхе живущий солдат.

          Им на прощанье

                  долгие вздохи родных.

          Солнца, луны

                  сиянье померкло для них.

          Слёзы иссякли,

                  кровь проступила утрат.

           Разбиты сердца.

                  В молчании все скорбят.

          Затравленный зверь

                  тигром свирепым убит.

          Ослабшую рыбу

                  глотает стремительный кит.

          Из тысяч ушедших

                  ни один не вернулся домой.

          Тело покинув,

                  рассталися с жизнью самой.

         

          Но танцем с секирой

                  правитель из древних времён

          Смог усмирить

                  смуту восставших племён.

 

                      751 г.

 

№35

                  Красавице грустной

                                  подражала девица одна.

                Только соседей

                                  всех распугала она.

                Шоулинец хотел

                                  научиться манерам чужим,

                Разучился ходить,

                                  в Ханьдань потешались над ним.

                Звучит "Фэйжаньцзы",

                                  красива она, но пуста.

                Мошку простую

                                  малюет малыш без труда.

                Вэйский ловкач

                                  макаку из тёрна ваял,

                Энергию духа

                                  три года напрасно терял.

                Хоть кропотливый,

                                  только напрасный труд.

                Хоть витиевато, -

                                  другие того не поймут.

                Великие Оды,

                                  поэзии древний канон,

                Что пели Вэнь-вана, -

                                  исчезли в пучине времён.

               

                Но плотник из Ин

                                  известен везде до сих пор,

                Своим мастерством, -

                                  как ветер летал топор.

 

                  750 г.

 

№36

 

                    Владеющий яшмой

                                    подносил драгоценность в дар.

                    Только не принял

                                    её ни один государь.

                    Яшму - бесценной

                                    не захотели признать,

                    Гостя в обмане

                                    обвинила сановная знать.

                    Рубят сперва

                                    те дерева, что прямей.

                  Жгут орхидею,

                                    что благоухает сильней.

                  Где щедро дано,

                                    там отнимает сполна

                  Небесное Дао,

                                    глубь заполняет без дна.

 

                  В Восточное море,

                                    на остров Пэнлай уплыть,

                  Или в пустыне

                                    облаком пурпурным взмыть,

                  Как Лу Лянь с Лао Цзы,

                                    с их духом высоким святым.

                  Во всём на пути

                                    буду я следовать им.

 

                  753 г.

 

№38

 

Лишь орхидея

                            к солнцу пробилась едва.

В диком саду

                        всё заглушила трава.

Только грустит,

                            так одинока весной,

В думах она

                        вновь под осенней луной.

Ранний снежок

                            бросят на сад небеса.

В белой росе

                          вовсе исчезнет краса.

Так для кого

                        цветение и аромат,

Коль ветерок

                          не освежит дивный сад?

 

730 г.

 

 

№39

 

 

Всхожу высоко,

                            смотрю окрест на моря:

Бескрайни столь

                            и небеса, и земля.

Но скроет снег

                          по осени тьму вещей,

Пустыня вокруг,

                            и ветер, царящий в ней.

Цветенье весны -

                            вода, что течёт на восток.

Сто тысяч вещей –

                            струящийся прочь поток.

Последний луч

                            исчезнет из глаз вот-вот

За тучею той,

                          что дальше плывёт, плывёт.

Высокий платан

                              обжили тьмы мелких птах.

А Феникс Луань

                              гнездится в колючих кустах.

Вернусь я к себе,

                                домой, на гору свою.

На меч обопрусь,

                                о трудном пути спою.

 

743 г.

 

 

№42

 

Две чайки плывут,

                                качаются, ловят волну;

Взлетая, кричат

                            в лазурную глубину.

Привыкли они

                            к поморнику, духу воды,

Но пара ли им

                          журавль в облаках, в высоте.

Ночуют они

                       на отмели под луной,

И на островке

                            в цветенье резвятся весной.

Забуду про всё,

                            душевной взыскав чистоты,

От мира уйду

                        и бренной его суеты.

 

744 г.

 

 

№44

 

Ползёт повилика

                                по дереву вверх от земли.

Запутались стебли,

                                  сосну, кипарис оплели.

Траве и цветам

                              опора для жизни нужна,

Чтоб выдержать им

                                    холодные времена.

Так дева сидит,

                              как персик цветущий нежна.

Вздыхая, стихи

                              о редьке читает, одна.

А яшмовый лик

                              весенней цветёт красотой.

В причёске её

                          нет ни волосинки седой.

Оставил, забыл,

                              теперь господин не войдёт.

Без милости что

                               меня, недостойную, ждёт?

 

743 г.

№45

       

          Смерч пролетел

                        по всем восьми сторонам,

          Из тысяч вещей

                        ничего не оставил нам.

          Бессильное солнце

                        из волн уже не взойдёт.

          Великая Бездна

                       разверзлась меж бурных вод.

          От тесных уз

                        избавился Феникс-Дракон.

          Только куда

                        полетит после этого он?

          Уйду я, уйду,

                        взмою ввысь на Белом коне,

          В горах воспою

                        ростки на полях по весне.

 

          757г.

 

№47

 

Персик раскрыл

        цветы в Восточном саду,

Что белого дня

        восславили красоту.

Вздыхают они

        в ласке вешнего ветерка.

Им дарит тепло

        солнце яркое свысока.

И кажется мне

        красавицы нежатся тут.

Только, боюсь,

        цветы те семян не дадут.

Драконов Огонь

        повернёт, и придёт беда.

Опадут они,

        опалят цветы холода.

Но знает ли кто, -

        на Южной горе есть сосна.

Одиноко стоит

        под ветром свистящим она.

743 г.

 

 

№49

 

Из южных краёв

                        красавица прибыла.

Как лотос, она –

                            чудесна, чиста и бела.

Блистала ль улыбкой

                                своей белоснежной она?

Раскрыла ли душу?

                              Кому красота здесь нужна?

В пурпурных покоях,

                                издревле известно нам,

Ревнуют все девы

                              к прекрасным бровям-мотылькам.

К себе возвращайся,

                                к слиянию Сяо и Сян.

Ничто здесь не стоит

                                    печали душевных ран.

 

743г.

 

 

  №50

 

            Где дивный Утай,

                        в стране Сун невежда был.

            За тысячу лянов

                        себе яньский камень добыл.

            Во всей Поднебесной,

                        считал, ничего нет ценней.

            Чжаоская яшма?

                        Он лишь насмехался над ней.

            Но князя из Чжао

                       яшма бесценна всегда.

            А у невежды

                        камень источат года.

            Сколь заблуждений

                        встречал на своём веку

            Яшму от камня

                        как отличить смогу?

           743 г.

 

№52

 

            Уходит весна

                  как стремительная вода.

            Красный свет лета

                  истаять спешит без следа.

            Смотреть не могу,

                  как гонит ветрами прочь,

            Вдаль, чертополох.

                  Печали не превозмочь.

            Склонил орхидею

                  осеннего ветра порыв.

            Белые росы

                  выпали, мальвы покрыв.

            Достойных мужей

                  вокруг отыщу едва.

            Деревья опали,

                  засохли цветы и трава.

           

728г.

 

№54

         

          Опоясан мечом,

                  на террасу всхожу высоко.

          На весенний простор

                  посмотрю далеко-далеко.

          Колючих кустов

                  полно на любом холме,

          А яшмовых трав

                  не видно в ущелье, во тьме.

          Феникс кричит,

                  не знает - лететь куда.

          В Западном море

                  древа нету, не свить гнезда.

          Только вороны

                  находят себе приют.

          Сколь мелких птах

                  копошатся в бурьяне тут.

          Всюду упадок,

                  В Цзинь о нравах не вспомнят впредь.

          Путь потерялся.

                  Остаётся только скорбеть.

         

753 г.

 

№55

 

          В Ци играют на сэ,

                  весел восточный мотив.

          В Цинь играют на сянь,

                  и западный голос игрив.

          Мелодии те

                  волнуют красоток, зовут.

          И так цветёт,

                  повсюду плодится блуд.

          Одна за другой

                  кружатся под лёгкий напев,

          Прелестницы все,

                  сильна обольстительность дев.

          За танец один

                  им тысячу платят монет.

          Две яшмы дают,

                  увидев улыбки свет.

          Что время летит,

                  здесь не жалеют ничуть.

          Лишь страстность в цене.

                  Не дорог им Дао-путь.

          Пурпурного Гостя

                  заветная цинь не слышна,

          В дивном Чертоге

                Яшмовом плачет она.

         

744 г.

 

№56

           

            Юэский гость,

                  принёс из южных краёв

            Жемчужину, свой

                  чудесный, бесценный улов.

            Сияла, подобно

                  луне, что омыта волной.

            Склонилась столица

                  пред блеском её и красой.

            Поднёс государю,

                  властитель схватился за меч.

            Гость плачет: как тот

                  сокровищем смог принебречь?

            И "рыбьи глаза"

                  смеялись над даром, как жаль.

           Сердце его

                  навек захватила печаль.

           

743г.

 

№58

 

На Башне Солнца

                              и близ Колдовской Горы,

Повсюду ищу

                        предания древней поры.

Прекрасная тучка

                                истаяла без следа.

Как свеж ветерок,

                                с вершин прилетевший сюда.

Являлася князю

                              прекрасная фея Ушань.

Но где она ныне,

                                  где чуский князь Сян?

В пучине времён

                              исчез сокровенный блуд.

И лишь пастухи

                              порою о них вздохнут.


759 г.

 

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!