Серега говорит, что любовь, в отличие от многого другого...

Дата: 22-11-2007 | 23:10:21

Серега говорит, что любовь, в отличие от многого другого, не падает в цене, а становится только дороже:
вроде бы кожа в прыщах, и груди днем с огнем не сыщешь, и так себе рожа –
а сто пятьдесят в час, или в минуту два с полтиной рубля!
А порою она и вовсе бесценна… вот ведь, бля!

Ну, в смысле - когда не хватает бабла, а очень хочется: палит и сушит.
Тогда отдашь папу и маму, тем более – душу.
И короче, чем на полтинник, не получается…а чаще – три сотни спускаешь. Мы ведь не звери:
надо выпить стакан-другой, поговорить – и только затем…
В этом Сереге можно верить.
Не то, что в заливке фундамента или шлифовке стен.

Завтра суббота. Поэтому сегодня вечером он потребует расчет за неделю,
а утром свалит в город и вернется к следующему вечеру, еле
живой, стащит ботинки, упадет на топчан… от сопревших носок
такой густится запах,
что мыши из подпола выскакивают на мороз и бегут на восток
и возвращаются через запад.

Серега проснется не оттого, что придет понедельник, а от того, кто придет. А это приду я:
стуча стылыми подошвами, оттирая уши и щеки, на кулаки побелевшие дуя.
…Виновато улыбается, глаза куда-то мимо меня косят.
Выхлебает тарелку и опять начнет: долбежка, резка, замес, кладка, снова долбежка…
Хорошая работа для несезона: сто пятьдесят.
В день, конечно, не в час. Плюс кормежка.

Работа не то, чтобы дешевеет в этих краях, но не дорожает. Не то, что любота.
И чего тебе, Серега, не сидится вечером перед субботой?
Вот тебе пиво «Охота», отбивающее ее,
вот тебе Чейз, дивидишник…что еще хочешь? «Да прогуляться бы…»-
косит глазом Серега и опять вострит ружье,
и я с мышами готовлюсь к эвакуации.

И фиг его знает, зачем терплю эти походы в бордель!..
Как еще долго: печка в цоколе, сортир и ванна, стены и потолок… Это уже апрель.
Май, июнь, июль или даже август… Нет, правда: зачем - терплю?
Значит, хочешь правду?.. Так ведь смеяться будешь:
просто люблю думать, что он любит и что я люблю,
и ты тоже – любишь.

22.11.07

Глеб, хорошо написано, выпукло. Геннадий