Роберт Геррик. (H-279) К соловью и к малиновке

Когда умру, ты отзвони умело
За упокой, благая Филомела.
Малиновка, причетчиком мне будь,
Молитвой проводи в последний путь.


To the Nightingale, and Robin-Red-brest

When I departed am, ring thou my knell,
Thou pittifull, and pretty Philomel:
And when I'm laid out for a Corse; then be
Thou Sexton (Red-brest) for to cover me.

Александр,

если Вы затрудняетесь правильно перевести стих, то посоветуйтесь. У Вас всё время ошибки, и Вы их потом медленно правите. Я не любитель подстрочников но придётся

Когда Я скончаюсь, ты звони похоронный звон по мне,
Ты, печальная (жалостливая) и милая Филомела.
И когда моё тело (труп) будет подготовлено к погребению ; тогда будь
Ты пономарём или могильщиком (малиновка или красногрудая) чтобы осуществить похороны.

Здесь снова Геррик использует свою игру слов Robin-Red-brest. Малиновка - Робин. Имя его одинаково звучит со словом малиновка.

Так что переделывайте. Главное здесь соловей - малиновка. Если оставите Филомела, будет ещё лучше. Что за "пение пролей". Говорят "льётся пение". Но не говорят "пение пролей". И вообще оставитьнадо похороный звон или что-то близкое к нему. Похоронный звон называют ПЕРЕБОР .

Работайте батенька.

С БУ
АЛ

А господину Ситницкому неймётся всё. :)) Он выплеснул очередной горшок грязи и рад удивлённо, почему никто не критикует Скрябина. Как будто нам и дело только сразу бросаться к компьютеру как шакал на добычу и искать кого бы растерзать. У нас свои дела. :)

Александр, мне кажется, тут вот что говорится:

К СОЛОВЬЮ И МАЛИНОВКЕ

Когда умру, пусть звенит по мне
Твоя трель, Соловей,
А на похоронах ты, Малиновка,
будь мне пономарем.



NB. Скобки лучше убрать: в репринте первого издания – запятые, как и положено при обращении по имени :)

Александру Скрябину
Весь сыр-бор разгорается, уже начиная с усечённого заголовка:
К Соловью и к Малиновке-Красногрудке.ВК

Господа! Извините за то, что мне некогда пока Вам ответить развернуто, даже - читать Ваши рецы. Но я Вам благодарен, прочту их позже, в понедельник. Пока же выставляю свой новый вариант, пришедший в голову с утра, пока все спали:)

Он вроде бы сходится с подстрочником Никиты.

:)


Это третий вариант:

Малиновка, будь сторожем; звеня,
В ограде церкви охрани меня.


Это второй вариант:

Когда умру, по мне свой плач пролей,
О Филомела, чуткий соловей.
Малиновка, ты будь пономарем,
Пусть звон твой скажет: "Робин - умер он".


Это первый вариант:

Когда умру я, пение пролей,
Прелестный, сердобольный соловей.
Над трупом разложившимся звеня,
Как пономарь, не покидай меня.