Эдуард Томас Осины

Дата: 10-10-2007 | 04:40:43

Эдуард Томас    Осины
(С   английского)

На перекрёстке, возле магазина,
и день и ночь, и так почти до Рождества,
лишь о дождях толкуют нам осины,
покуда с них совсем не свалится листва.

А в кузне бьёт по наковальне молот.
Подковы звякают. В трактире – тарарам.
Шумя да с пеньем утоляют голод –
привычный здесь уже с полвека шум и гам.

Но шёпоты осин не тонут в гаме.
Заходят в темь окон и странствуют окрест,
и, слышные меж прочими шумами,
взывают к призракам любых окружных мест.

Хоть лунный свет, хоть небо в тёмных клочьях.
когда трактир заснёт, а в кузне не куют,
ненастною и соловьиной ночью -
среди осин всегда для призраков – приют.

Весёлым днём и вечером угрюмым,
и кто бы ни внимал тем шелестам в ветвях,
листва осин везде трясётся с шумом,
но проку в нём лишь чуть, не больше, чем в стихах.

И я под ветром шелестел немало.
Осинам их судьба иного не даёт.
«Сплошное безрассудство вечных жалоб !» -
сказал бы нынче друг иных лесных пород.


Edward Thomas     Aspens

All day and night, save winter, every weather,
Above the inn, the smithy, and the shop,
The aspens at the cross-roads talk together
Of rain, until their last leaves fall from the top.

Out of the blacksmith`s cavern comes the ringing
Of hammer, shoe, and anvil; out of the inn
The clink, the hum, the roar, the random singing -
The sounds that for these fifty years have been.

The whisper of the aspens is not drowned
And over lightless pane and footless road,
Empty as sky, with every other sound
Not ceasing, calls their ghosts from their abode,

A silent smithy, a silent inn, nor fails
In the bare moonlight or the thick-furred gloom,
In tempest or the night of nightingales,
To turn the cross-roads to a ghostly room.

And it would be the same were no house near.
Over all sorts of weather, men, and times,
Aspens must shake their leaves and men may hear
But need not listen, more than to my rhymes.

Whatever wind blows, while they and I have leaves
We cannot other than an aspen be
That ceaselessly, unreasonably grieves,
Or so men think who like a different tree.

Edward Thomas (1878-1917) – английский поэт.

Да, шелестим, и никто нас не слышыт за гамом и стуком быта.И всё же, всё же... И осиновый трепетный шелест для чего-то нужен. Без него симфония жизни не сложится.
Желаю здравствовать! -ВВ.

Вот уж этот перевод я не назвала бы вольным - образы переданы точно, верны интонация и настроение оригинала. Вам удалось главное - стихотворение запоминается, не оставляет равнодушным - это замечательное стихотворение Эдварда Томаса. Но одно исключение: хочется укоротить четные строки :) Может быть, за это Вы его и определили в "вольные".
Как-то зацепилась взглядом за выражение "окружных мест". Может быть, лучше - окрестных? И еще: я бы сказала "привычЕН здесь уже с полвека шум и гам", мне кажется, так логичней после тире.
Не знаю, видели ли Вы перевод Павла Логинова. У него - "Тополя". Multitran утверждает, что aspen - это тополь осинобразный :)

http://stihi.ru/poems/2008/03/21/3297.html

Тоже очень хорошо звучит, но у Вас точнее - за исключением размера :)

С уважением