Артур О' Шонесси Ода Новому Веку

Дата: 22-08-2007 | 06:02:04

Артур О’Шонесси Ода Новому Веку
(С  английского)

Ты в наших мыслях. И в любой груди
рождаются приветные призывы.
Грядущий Век ! Мы видим впереди
твою зарю и ход неторопливый.
Не медли. С новой музыкой войди,
И губы защебечут с новым чувством,
а свежий дух изгонит душный сон,
и осенят нас трепетные крылья,
над местом, обещающим разгон,
где свет прольётся дивным ярким сгустком,
где золото родится в изобилье.
Мы ждём тебя, томясь от многих нужд.
Ведём посев – и в долгом ожиданье.
И дух сомнения для нас не чужд.
Какие ж вызреют произрастанья
из семени ? На благо ли наш труд ?
Пожнём ли мы пшеницу нам на радость
как дар небес ? Взрастим ли пустоцвет,
и ветры над полями понесут,
лишь шелуху и мертвенную гадость ?
Но мы кричим своей судьбе: «Привет !» -
Не зная, что за Бог нас окрылит,
смотря на многих, мы зовём тебя.
Великий Век, держащий путь в Зенит,
Ты – небосвод, ты – новое светило.
Стань божеством для тех, что возлюбя,
без глупого неверия в мечту,
в тебе предвидят блеск и красоту.
Сияние их грёз опередило
всю благодать дыханья твоего
на полдороге к нам, а мы в мечтанье
прошли вперёд, приход твой загадав,
сперва ещё не видя ничего,
точь-в- точь, как под землёю корни трав
или цветов, но дальше мы – в исканье.
Полуслепые, мы искали свет
и ту любовь, безвестную вначале,
которую сердцами угадали.
И это к ним мы пролагаем след.
Но мы в тревоге и взываем к Богу,
ведь только он сумеет их создать,
добыв огонь из жаркого искренья
текучих лав глубинного чертога
и подчинив всю эту непроглядь.
Но вдруг уйдёт он в тёмные владенья,
где сну и стуже - края не видать ?
И жить тогда нам не в любви, а в спячке.
И потекут дремотные лета,
где всё равно – хоть смейтесь, хоть заплачьте -
душа одной надеждой не сыта.
Мы поддадимсяся музыке обманной,

В ней листья залепечут невзначай,
дохнут ветра, застонут океаны.
И жить нам без чудес, расслышать грай,
увидеть проблеск, дальше – помирай !

Нет, вот заря пунцовыми устами
неспешно слизывает в небе тьму.
Гигантский взрыв огня в прыгучих вспышках,
танцуя, рвёт ночную бахрому
и жжёт её совсем в своих подвижках.
Нет, вот уже на тронах это пламя,
на кручах гор, где воцарился свет.

Нет, по гаданиям и предсказаньям,
день побеждает, ночь идёт на нет,
и звёзды в небе меркнут на прощанье.
И пенистые кони океана
несут янтарный дар на берега,
а люди за работой неустанной
поют, вздымая скирды и стога.
Для нас важнее сделалась духовность -
и вера укрепляется в сердцах.
Для смерти были мы простой добычей.
Теперь стараемся крепить готовность
и размышляем – недурной обычай –
о самых важных целях и делах.
Погибель или выигрыш нас ждёт ? –
трепещут все, и только те, что крепче,
поднявшись в горы, всмотрятся вперёд
и просветят ослабших и ослепших.
Гряди же, Новый Век ! Приди скорей !
Мы мучимся во тьме слепых ночей
и ждём тебя в заре идущих дней,
торжественное Солнце издалеча.
Всё нет тебя, хоть плачем и зовём.
Мы – звёзды, утомлённые во мгле,
упорные в служении своём
светилу, не спешащему навстречу.
Но всё же ты придёшь на лучшем корабле,
ковчеге дней – победно - нам в подмогу.
Мы – как цветы – на ощупь и ползком
идём на свет и мрём по воле Бога,
как всё вокруг, надеждою живём.
Мы ловим тень, гонимые страстями.
Сгораем, как листва, попавши в пламя.
Вершины гор озарены тобой
и плавятся от ласки дальних вспышек.
Внизу по всей окружности морской
встаёт рассвет, и ветер уж не слышен.
Мы ждём тебя под шепчущей листвой.
Меж тем поблизости какой-то грохот,
как будто армии проходят через лес.
Мы слышим звон копыт и трубное гуденье,
и эхо повторяет конский топот,
и мир весь полон ожиданий и чудес.
Привет всем людям. Слава их свершеньям !
Ведь сбудутся мечтанья, наконец,
и ты как воплощение надежды,
Грядущий Век, наденешь свой венец,
в тебя вопьются радостные вежды,
и тяжесть ночи снимется с сердец.
Но тьма стоит, и срок рассвета – тайна.
В тоске, напрягши души, мы кричим:
«Приди к нам и цели, Спаситель-Век,
не въявь, то призраком, и обещай нам,
что дашь узнать, пока не опочим,
как в Подвиге воспрянет Человек».





Arthur O’Shaughnessy Ode to New Age

Hail ! for long thoughts have hailed thee in our hearts –
Age, that art glorious – Age, that art all golden,
Hail ! for at length out of fair distance starts
The dawn of thy sweet presence, long with holden,
Murmurous, as with some new sound that parts
Pale lips, moved with some inward new emotion;
As with faint stirs of chill breath breaking sleep,
Or tremulous delight or brooding wings,
That cover a pure place serene and deep,
Where there is glow, and strange and mingled motion
Of lights, and birth of many golden things.
For all we wait tormented with great needs;
And having served a long expectancy,
Yea, having laboured, yea, having sown seeds,
And knowing not what sort of thing should be
Of that we sowed, whether a thing for good,
A crown as of pure wheat, begetting mirth
And blessing at the last, or some false bloom,
Mere chaff and husk, which shall not have withstood
A wind ere falling fruitless to the earth,-
We hail and welcome with full faith the doom,
Knowing not yet what God shall give us love,
Calling on many gods; but all for thee,
Great Age, we hasten: be thou soon above,
An all-sufficing firmament, a sun
Tif for the workship of these souls that see
With no false sight, nor faithlessly in dreams,
Thee present, feeling, as it were some gleams
For haloed, some sweet breath that doth fore-run
The full fertility that thou shalt breathe
At last upon them walking. For we are pushed
So forward by these blind thoughts in our hearts,
As first, when we were in the dark beneath,
No holier than all weak and hidden parts
Of weeds or flowers, we were so blindly pushed
Towards life, with sudden and new conscious need
Of light, when love as yet we knew not – even
As hitherto we have been urged and driven
With foremost hearts: yea, we are moved indeed,
And troubled waited. Full of care, we cry,
Who is the God – and these He giveth birth,
Having enkindled them with some new spark
Out of unmoulded essences, that lie
In soft cores and recesses of the earth,
Or rot in realms of the limitless dark
Unwarmed and unawakened ? Yea, what worth
Of love is here that we barter sleep ?
To lack love, waking, and live doubtful years,
Knowing not whether most to laugh or weep,
Feeding our souls on hoping, and our ears
Too fain with any music that deceives,

With moaning voice of winds or ocean sigh,
Or unsufficient lisping of the leaves ?
To feel some little light, and hear a cry
And live and see no miracle and die ?

Nay, by yon pink of slowly parting lips,
A long rim near the dawn, a broken sight
Of blown-up flames, and tongues of fire that leap
And feast already on the fringle of night,
Singeing her very footsteps in the deep; -
Nay, by the thrones upon the stead fast tips
Of mountains, where the light already reigns.

Nay, by all omens and sweet auguries
Of day that wins and night that shrinks and wanes,
Of day that dawns and every star that dies,
And distant foaming steeds of ocean bringing
Strange golden gifts of amber to our sands;
Nay, by some voice that is already singing
A harvest song in all the labouring lands.
Faith is more vital, and a greater strength
In all our hearts; and tough from mere beginning
We be so frail, a very prey to death,
Yet are we found, yea, we do think at length,
More than a mere wind ceasing, more than breath,
Great in great ends of perishing or winning.
In all of us alike this one hope thrills,
Ay more or less at heart: and these the strong,
Beholding very early from the hills,
Cry out; and we the weak lie still and long.

Come ! for we are quite weary of the spaces
Between the nights that know thee not, and days
That dawn not, holding thee in solemn places
Sun soften not, nor yet with any strength
Of yearning or of crying we attain:
We are as stars all weary through the dark,
Holding inconstant vassalage in vain,
Till thou, our sun long tarrying – thou at length
Steering into our midst a perfect bark
Of day, shalt come with conquering to aid us.
We are no better than mere flowers groping
To day in light; - we are the thing God made us;
We live as all things trembling, all things hoping;
We die as leaves that are consumed with fire,
And shades, we hunts some shade of our desire.

The far tops of the hills are lit with thee,
And melt with love of many distant lights
Down in the deep horizon of the sea
Dawning; the very winds are still at nights
Waitings, and leaves are whispering of thee
All day; and in the forest stirs a thunder
Fitfully, as of armies drowing near,
Distinctly as of hoofs and tramp of steeds;
And echoes bring for sound of clarions clear:
Yea, all the world is full of hope and wonder:
Hail to the men and honour to the deeds !

Afar in dimness of long dreams beholden,
End of all hopes and tender prophecies,
Age, that art glorious – Age, that art all golden,
Hail ! we do yearn to touch thee with these eyes:
We, that shall evermore be dark and holden
Of night among mere shadows of thing past,
Yearn for thee, stretching forth our souls and crying,
Save us, O savior, heal us, O our sun,
In these our lives ! or grant us even at last
To see thy glories in a vision, dying, -
Men that shall be, and deeds that shall be done.

From “Music and Moonlight”, 1874

Примечание. В «Оде Новому Веку» есть одна замечательная черта. Автор оды
О’Шонесси показал, что славить грядущий век вовсе не обязательно накануне,
Можно в любое время, и в 1874-м году, а, стало быть, и в 2007-м.

Владимир, перевод на мой взгляд удачный, ибо переводчик выполнил главную задачу,- передать дух и суть оригинала.
О'Шонесси и в этом произведении себе верен...
Все тот же неисправимый романтик.

Успехов.

Максим.