Артур О Шонесси Песни "Она ушла..." ;"Любовь прошла"

Дата: 27-07-2007 | 00:59:33

Артур О’Шонесси Песня «Она ушла...»
(С  английского)

Она внезапно странствовать ушла.
Её рассудок помутила мгла.
Ах, если б удержать её - в кудрях,
во всей красе - хотя бы в зеркалах,
такою же, как прежде ! Там лишь блеск стекла.

Не пара мы теперь. В ней свет любви зачах.
Она украла Рай и Бога допекла,
поклявшись, что НАВЕК, - в безумье и в сердцах -
когда вдруг странствовать ушла.

Не помню ничего. Душа изнемогла.
Кто б так, как я, просил не помнить зла ?
Кто б столько тешил с песней на устах !
О Господи ! Позволь сыскать её в бегах -
живой ещё - и память вытравить до тла
о том, как странствовать ушла.


Arthur O’Shaughnessy Song: She has gone wandering…

She has gone wandering, wandering away;
Very sad madness hath taken her to-day.
Would I might hold her hair’s golden mass,
By her two feet, her girdle, her whole self in the glass
Of the years past, that change not, though she change and stray

For twain were we no more, to love and to pass;
For she hath both our heavens, and God heard her say
Fair oaths that but curse both for ever, if, alas !
She hath gone wandering away.

Shall not some memory –nothing I can say –
Soon or late plead with her more than I pray ?
Shall not some song, more than my singing hath ?
Yea, O God ! let me find her, though dying in the grass;
Ere she die let me hold her, and forget how to-day
She hath gone wandering away.

From “Music and Moonlight”, 1874

Артур О’Шонесси Песня «Любовь прошла»
(С  английского)

Она мне молвила: «Любовь прошла !»
Её слова звучали как угроза
Мне жизнь постыла без её тепла,
И, что ни ночь, меня слепили слёзы.
Просил, чтобы себя превозмогла,
позволила ещё побыть при ней -
ловить из глаз живительные дозы.
Была ж любовь, не счесть ночей и дней.

Она сказала, что порвалась нить,
но сжалилась, и я запасся цепью,
чтоб крепче нас двоих соединить
искусственною золотою крепью.
Она позволила, и я, слепец,
связал её от пяток и до кос,
опутал всё её великолепье
и звенья вплёл ей в золото волос.

Но нет ни радости, ни торжества,
хотя она опять со мною рядом,
и тело, руки, ноги, голова –
Всё-всё моё ! – до смерти под доглядом.
Но цепи нет, и сыщется едва,
чтоб сердце тоже взять в тугую власть.
И губ её не запереть, как надо,
чтоб не твердила, что угасла страсть.

Arthur O’Shaughnessy Song

I went to her who loveth me no more,
And prayed her bear with me, if so she might;
For I had found day after day too sore,
And tears that would not cease night after night,
And so I prayed her, weeping, that she bore
To let me be with her a little; yea,
To soothe myself a little with her sight,
Who loved me once, ah! many a night and day.

Then she who loveth me no more, maybe
She pitied somewhat: and I took a chain
To bind myself to her, and her to me;
Yea, so that I might call her mine again.
Lo ! she forbade me not; but I and she
Fettered her fair limbs, and her neck more fair,
Chained the fair wasted white of love’s domain,
And put gold fetters on her golden hair.

Oh ! the vain joy it is to see her lie
Beside me once again; beyond release,
Her hair, her hand, her body, till she die,
All mine, for me to do with as I please !
For, after all, I find no chain whereby
To chain her heart to love me as before,
Nor fetter for her lips, to make their cease
From saying still she loveth me no more.




Владимир, если соберетесь еще с этим стихотворением работать, вот мои соображения:
Тут есть в русском некоторые ненужные ассоциации, которые можно было бы убрать, КМК.

«Её рассудок полонила мгла».
Не знаю, как у других, а у меня архаизм «полон, полонить» вызывает стойкую ассоциацию с хазарами, половцами, татарами и т.п., вообще, строго с родной историей, что в переводах с английского как-то режет. Тут, мне кажется, надо уж встраивать отлично звучащее «пленила мгла», или думать о более подходящих по метру заменах, вроде «помутила, затемнила, овладела» и т.п.

«Ах, если бы сдержать её в дверях –
за пояс, волосы...»
Здесь в русском у автора слишком агрессивное поведение :). В английском он, по-моему, просто хотел бы сохранить, не потерять «золотую массу ее волос», как бы «заморозив» весь ее облик в зеркале прошлого, включая, ее ноги, стан… “by” здесь, скорее всего, в значении «посредством зеркала, ее отражения в зеркале». В любом случае – сейчас получается будто он ее хватает за пояс и волосы в дверях, что в общей тональности как-то не очень…

«Теперь мы врозь в любви и всех путях,
и небо знает, что закончены дела…»

«В пути» - говорят. Но «во всех путях» нехорошо звучит, лучше бы тут запятую и – «на всех путях». А вот «дела» лучше бы, вообще, убрать, а то возникает стойкая перекличка «все путем – закончены дела» - полублатной жаргон.
Вообще, “to love and to pass” – это, скорее всего, «в любви и смерти».
Кроме того в этой строфе очевидный в оригинале акцент на twain, both our heavens, curse both for ever («мы больше не были вдвоем ни в любви ни в смерти, оба наших неба – теперь только ее, но, как слышал Бог, она отвергла их оба с проклятиями, если ушла без дороги»), который в переводе в трех строках после первой никак не поддержан, КМК.

«Не помню ничего. Душа изнемогла.
Моим речам и просьбам нет числа.
А сколько было песен на устах !»

Здесь, мне кажется, русский вариант хорошо звучит, но как-то выпало важное, по-моему, в английском тексте “some” в значение “some other’s” – «чьи-то еще воспоминания», «чьи-то еще стихи»… («Не знаю, может ли еще чья-то память молить о ней больше, чем я молю? Могут ли чьи-то еще стихи вместить больше, чем мои?»).

Я понимаю, Владимир, что это чрезвычайно трудное по форме стихотворение – хотя бы потому, что оно все на две сквозные рифмы, и поэтому многие шероховатости связаны именно с желанием удержать форму. Я тоже считаю, что формой тут жертвовать нельзя.Все вышесказанное – субъективно и только на тот случай, если соберетесь еще править.

С уважением,
Никита