Королев

Дата: 07-06-2007 | 19:28:59

Пионерская улица такая же пыльная и шумная,
пионеров нет, как и три года назад. Машины утром в Москву, вечером из Москвы.
Хотелось бы все это назвать шуткою.
Не называется: горло обожжено...сожжены мосты,

новые не построены. Фермы стоят как слоновьи ноги без тулова.
Серебряная ракета покрылась копотью. Куда лететь? - Цель потерялась в перекрестьях дней.
Даже твой желтый сарафан, который оживлял мертвого, выпрямлял сутулого,
так, разбавляет пейзаж, делает его светлей.

Улица как река с яликами Окушек, яхтами Ауди, баржами большегрузов.
Мне в другую сторону, там свободно...но попробуй - поток пересеки.
Это город, в котором три года назад жили я и моя муза
на берегу реки.

По ночам река смиряла течение, и только молча сигналил трехцветный бакен,
и я погружался в тебя, как в светлую воду сна.
Да под окном о своем разговаривали деревья, да вдалеке ворчали собаки...
Была весна.

Стало лето.
Лето мое, на лету меня стреляющее,
лающее на меня - не вдалеке, вблизи! -
дашь слабину, покажешь сомнение - рвущее на куски, добивающее...
Так что, Господи, пронеси. А лучше - перенеси

на другую сторону!
Три года прошли, потерялись, разнеслись песком...грустно.
Попробуй их отыскать, сложить песчинка к песчинке, не отделяя радости от беды.
Сегодня я вошел в реку, и вроде бы все, как тогда: дно, берег, русло,
ложбинок подмышки, поросли кустиков, холмики вздыбленные коленок...нет, изменился состав воды.

Я погружаюсь в глубины и сны твои пью жадно. Они беспокойны,
непод'емны и тяжелы. Яих пытаюсь поворотить. Они напирают, бьются о развороченные мосты.
Ты говоришь: читай Геродота, милый, а не играй в войны
и в возвращения с них.
И еще говоришь: в Москву.
А я говорю: из Москвы.

И чего мы спорим?
Ночь кончается, истончается лето ниточкой пульса, истекает раной,
и шепчет беззубым ртом - осыпающейся листвой - о светлом пути,
о счастливых днях, о прозрачных водах, о подсолнухах и сарафанах,
и о покинутых странах, в которые не войти.

июнь 2007

Давненько не слышались! Радуюсь новым стихам.
Андрей

Интересно здесь растекается поэзия на большой площади, есть какие-то недоливы, но в целом написано хорошо, как нарисовано. Геннадий