Руперт Брук The Old Vicarage, Grantchester

Руперт Брук
The Old Vicarage, Grantchester
(кафе “Вестенс”, Берлин, май 1912)
(Отрывок)

Как раз сейчас, сирень в цвету,
Там, дома, у меня в саду.
И в клумбе, той, что под окном,
Гвоздик счастливых целый сонм.
А на газоне, просто так –
Фиалка, мак; фиалка, мак.
О! Там каштаны у реки,
Так недоступно высоки,
Уснули, выстроив туннель
Сквозь лето и зелёный хмель.
Внизу – таинственный поток –
Как сон – лилов, как смерть – глубок.
Проклятье! Я любил и знал
Весь этот майский карнавал.
…И золотит весенний день
Босые ноги, что к воде
Бегут стремглав…
Du lieber Gott!
Но я-то здесь… стекает пот.
А там – река ласкает плоть,
И к тишине причален плот.
…Пивная, немцы, колбаса,
Здесь пиво льётся; – там роса
Сияньем услаждает взгляд…
Тюльпаны здесь – где им велят.
…А дома – диких роз полёт
Ограды плен не признаёт.
И солнце чтит лишь свой закон –
День завершив, уходит в сон.
Без расписанья, как всегда,
Встаёт Вечерняя Звезда.
Там – Гаслингфилд – луг – дальше Котон,
И das Betreten’s – не Verboten.

Das Betreten – вход; verboten – запрещён (нем.)


The Old Vicarage, Grantchester

(Cafe des Westens, Berlin, May 1912)

Just now the lilac is in bloom,
All before my little room;
And in my flower-beds, I think,
Smile the carnation and the pink;
And down the borders, well I know,
The poppy and the pansy blow . . .
Oh! there the chestnuts, summer through,
Beside the river make for you
A tunnel of green gloom, and sleep
Deeply above; and green and deep
The stream mysterious glides beneath,
Green as a dream and deep as death.
-- Oh, damn! I know it! and I know
How the May fields all golden show,
And when the day is young and sweet,
Gild gloriously the bare feet
That run to bathe . . .
`Du lieber Gott!'
Here am I, sweating, sick, and hot,
And there the shadowed waters fresh
Lean up to embrace the naked flesh.
Temperamentvoll German Jews
Drink beer around; -- and THERE the dews
Are soft beneath a morn of gold.
Here tulips bloom as they are told;
Unkempt about those hedges blows
An English unofficial rose;
And there the unregulated sun
Slopes down to rest when day is done,
And wakes a vague unpunctual star,
A slippered Hesper; and there are
Meads towards Haslingfield and Coton
Where das Betreten's not verboten.

замечательные стихи!
и настроение, по-моему,
передано очень точно.