Э.Б."Банджо" Патерсон Вальсирующая Матильда и др.

Дата: 07-03-2007 | 20:23:45

Э.Б.«Банджо» Патерсон    Вальсирующая Матильда
(С английского)

Решил бродяга в устье речки примоститься.
Поёт, сыскав под эвкалиптом уголок:
«Кто словит нас с Матильдой-танцовщицей ?» -
и смотрит в свой кипящий котелок.

«Слови меня с Матильдой-танцовщицей.
Поди - поймай меня с Матильдой, с дорогой !
Кто словит нас с Матильдой-танцовщицей ?»
При мне Матильда и всегда бурдюк с водой».

А тут и случай подошёл повеселиться
Вдруг к омуту овца пришла на водопой.
«Уйдёшь со мною и Матильдой-танцовщицей.
Чья ты ни есть, а быть в мешке с едой»

Явился скваттер на породистой лошадке.
Трёх полицейских пригласил он как конвой.
«Ты чью овцу в своей запрятал скатке ?
Бери Матильду-танцовщицу – и за мной !».

Вскочил бродяга, да и прыгнул прямо в омут
и утопился посредине бела дня.
Там дух его споёт теперь любому:
«Кто словит нас, Матильду и меня ?».

A.B."Banjo" Paterson    Waltzing Matilda

Oh ! there once was a swagman camped in the Billabong,
Under the shade of a Coolabah tree;
And he sang as he looked at his old billy boiling,
“Who’ll come a-waltzing Matilda with me.”

Who’ll come a-waltzing Matilda, my darling,
Who’ll come a-waltzing Matilda with me?
Waltzing Matilda and leading a water-bag—
Who’ll come a-waltzing Matilda with me?
Down came a jumbuck to drink at the water-hole,
Up jumped the swagman and grabbed him in glee;
And he sang as he put him away in his tucker-bag,
“You’ll come a-waltzing Matilda with me!”

Down came the Squatter a-riding his thorough-bred;
Down came Policemen—one, two, and three.
”Whose is the jumbuck you’ve got in the tucker-bag?
You’ll come a-waltzing Matilda with me.”

But the swagman, he up and he jumped in the water-hole,
Drowning himself by the Coolabah tree;
And his ghost may be heard as it sings in the Billabong,
“Who’ll come a-waltzing Matilda with me?”

Примечание.
Andrew Barton "Banjo" Paterson - Э.Б. Патерсон (1864-1941) – классик австралийской поэзии и журналист, пользовался псевдонимом «Банджо».
Матильда – мешок для пожитков или походная скатка австралийского бродяги-свэгмана.

Э.Б.«Банджо» Патерсон   Синие глаза
(С английского).

«Не умрёт ли страсть, если стану сед
и исчезнет краса лица ?
Как сойдёт на нет весь мой юный цвет,
ты пойдёшь ли со мной до конца ?

Стану стар на взгляд - и сердца не в лад,
и любви уже больше нет.
В молодые дни занялись огни.
Доживут ли до поздних лет ?».

«Нет, краса кудрей и румянец щёк -
это нравится мне сейчас,
сердце ж доброе мне милей ещё –
и сияние синих глаз.

Ведь в глазах твоих – знак души твоей,
сердца чистого, как алмаз.
И люблю тебя я всего сильней
за сияние синих глаз.

Щёчки-персики – до суровых дней.
и недолог век всех прикрас.
Нет, люблю тебя я всего сильней
за сияние синих глаз».

A.B."Banjo" Paterson     As Long As Your Eyes Are Blue

Wilt thou love me, sweet, when my hair is grey
And my cheeks shall have lost their hue?
When the charms of youth shall have passed away,
Will your love as of old prove true?

For the looks may change, and the heart may range,
And the love be no longer fond;
Wilt thou love with truth in the years of youth
And away to the years beyond?

Oh, I love you, sweet, for your locks of brown
And the blush on your cheek that lies --
But I love you most for the kindly heart
That I see in your sweet blue eyes.

For the eyes are signs of the soul within,
Of the heart that is leal and true,
And mine own sweetheart, I shall love you still,
Just as long as your eyes are blue.

For the locks may bleach, and the cheeks of peach
May be reft of their golden hue;
But mine own sweetheart, I shall love you still,
Just as long as your eyes are blue.

'As Long As Your Eyes Are Blue' first published in The Bulletin, 1891

Э.Б.«Банджо» Патерсон    “Ave, Caesar”
(С английского)

В древнем Риме гладиатор,
перед боем, выходя:
«Честь тебе, о Император !» -
славил высшего вождя.
Изрекал - во власти фурий,
неподвластный суете:
“Ave Caesar, morituri
salutamus te !”

Нынче зрелища - куда там
тем, что были в старину.
Гладиаторы-солдаты
маршируют на войну:
старый, юный – весь наш гамуз -
плотным строем, в тесноте,
с громким криком: “Salutamus
morituri te !”

Бейся ! В бой напропалую !
Утоли задор и страсть
и не делай мировую,
не ухлопав третью часть.
Убивай, рази булатом.
Сам - на гибельной черте.
Брат – да будет биться с братом –
“Salutamus te !”

Ветеран из дерзких хватов,
покоритель трудных трасс,
нынче, как и гладиатор,
под прицелом мутных глаз.
Властный палец - в верхотуре.
Всё решится – в высоте.
“Ave Caesar morituri
Salutamus te !”

Andrew Barton "Banjo" Paterson    “Ave Caesar”

Long ago the Gladiators,
When the call to combat came,
Marching past the massed spectators,
Hailed the Emp'ror with acclaim!
Voices ringing with the fury
Of the strife so soon to be,
Cried, "O Caesar, morituri
salutamus te!"

Nowadays the massed spectators
See the unaccustomed sight -
Legislative gladiators
Marching to their last great fight;
Young and old, obscure and famous,
Hand to hand and knee to knee -
Hear the war-cry, "Salutamus
morituri te!"

Fight! Nor be the fight suspended
Till the corpses strew the plain.
Ere the grisly strife be ended
Five and thirty must be slain.
Slay and spare not, lest another
Haply may discomfit thee:
Brother now must war with brother -
"Salutamus te!"

War-torn vet'ran, skilled debater,
Trickster famed of bridge and road,
Now for each grim gladiator
Gapes Oblivion's drear abode.
Should the last great final jury
Turn their thumbs down - it must be!
"Ave, Caesar, morituri
salutamus te!"

Э.Б."Банджо" Патерсон     Путь в Город Стариков
(С английского)

Для юности земля полна цветами.
Там крепок дух вина.
В ней не сверяются с часами.
Там долгая весна.
Но дальше мы глядим с тревогой.
Путь в даль суров.
Сползаем с горного отрога
бесплодной скучною дорогой,
ведущей в Город Стариков.

А с нами движутся по шляхам
полки друзей, ряды подруг.
Мы смотрим вспять со страхом
на всех, пропавших вдруг

Пусть Бог избавит нас от плётки,
но дальше путь таков:
в сединах, вроде редкой щётки,
с чудной нетвёрдостью походки –
путь в Город Стариков.

A.B."Banjo" Paterson   The Road to Old Man’s Town

The fields of youth are filled with flowers,
The wine of youth is strong:
What need have we to count the hours?
The summer days are long.
But soon we find to our dismay
That we are drifting down
The barren slopes that fall away
Towards the foothills grim and grey
That lead to Old Man's Town.

And marching with us on the track
Full many friends we find:
We see them looking sadly back
For those who've dropped behind

But God forfend a fate so dread -
Alone to travel down
The dreary road we all must tread,
With faltering steps and whitening head,
The road to Old Man's Town!

Примечание.
Ave caesar, morituri salutamus te ! – Возрадуйся, Цезарь, обречённые на смерть,
мы желаем тебе здравствовать.


Э.Б."Банджо" Патерсон Певец буша*.
(С английского).

Ковёр лугов под ветрами расцвёл,
под пенье в небесах.
Жужжали легионы пчёл,
трудившихся в цветах.
Плыл аромат весенних струй
по всей моей стране.
Я, как в ответ на поцелуй,
пел песни о весне.

Но в засуху повсюду и всегда -
где свалка, где затор;
блуждают тощие стада.
Держу в руках топор.
Теперь я здесь защитник, не певец.
Я здесь бойцом стою.
Борюсь с судьбой за жизнь овец
и в битве той пою.

A.B."Banjo" Paterson A Singer of the Bush*

There is waving of grass in the breeze
And a song in the air,
And a murmur of myriad bees
That toil everywhere.
There is scent in the blossom and bough,
And the breath of the Spring
Is as soft as a kiss on a brow -
And Spring-time I sing.

There is drought on the land, and the stock
Tumble down in their tracks
Or follow - a tottering flock -
The scrub-cutter's axe.
While ever a creature survives
The axes shall swing;
We are fighting with fate for their lives -
And the combat I sing.

Примечание.
*Bush - по-русски "буш" - местное английское название обширных кустарниковых
зарослей, характерных для Австралии (и других заморских стран). Каждый раз на
таких кустарниковых пространствах свой особый подбор флоры и фауны и своя
особенная система их хозяйственного освоения людьми.

"A Singer of the Bush" is the title of A.B "Banjo" Paterson Complete Works 1885-1900 published by lansdowne Press.


Э.Б."Банджо" Патерсон    Триолет
(С английского).

Из разных хилых форм стиха
отметить нужно триолет.
У пишущих не без греха
с ним будет вовсе чепуха.
Толпа к такому не глуха -
так проклянёт ещё вослед.
Из разных хилых форм стиха
отметить нужно триолет.

A.B."Bandjo" Paterson     A Triolet

Of all the sickly forms of verse,
Commend me to the triolet.
It makes bad writers somewhat worse:
Of all the sickly forms of verse,
That fall beneath a reader's curse,
It is the feeblest jingle yet.
Of all the sickly forms of verse,
Commend me to the triolet.

Э.Б."Банджо" Патерсон     Пока ещё тает снег...
(С английского).

Есть солнечный южный край,
где гордо стоят холмы.
Тянет меня в тот рай
нынче в конце зимы.
Акация расцвела.
Весна ускоряет бег,
и сердце зовёт в Монаро,
пока ещё тает снег.

На Запад и на Восток -
любые пути выбирай.
Ты не найдёшь уголок,
столь милый, как этот край.
Там синее небо вверху,
там зелень ярка весь век,
и манит меня Монаро,
пока ещё тает снег.

Все мы берёмся за плуг,
но петь начинают дрозды,
и голуби вьются вокруг
возле любой борозды.
Седлайте, друзья, коней,
все, как один человек,
нужно нам съездить в Монаро,
пока ещё тает снег.

A.B."Banjo" Paterson     At the Melting of the Snow

There's a sunny Southern land,
And it's there that I would be
Where the big hills stand,
In the South Countrie!
When the wattles bloom again,
Then it's time for us to go
To the old Monaro country
At the melting of the snow.

To the East or to the West,
Or wherever you may be,
You will find no place
Like the South Countrie.
For the skies are blue above,
And the grass is green below,
In the old Monaro country
At the melting of the snow.

Now the team is in the plough,
And the thrushes start to sing,
And the pigeons on the bough
Are rejoicing at the Spring.
So come my comrades all,
Let us saddle up and go
To the old Monaro country
At the melting of the snow.

"At The Melting Of The Snow" was written in 1902, and published in Saltbush Bill J.P, 1917

Э.Б."Банджо" Патерсон    Башмаки
(С английского).

Сперва, почти как Джо Гардинер*, несли мы рюкзаки,
шли меж акаций и казуарин.
А плыли по Диамантине** - сложили скарб в мешки.
Нам где-то дали даже лимузин.
В Германии, наоборот. Какой Роллс-Ройс да Форд !?
Мы двигались туда-сюда в боях:
то шли назад, то шли вперёд - война не то что спорт -
в добротных австралийских башмаках.

Нас за безумцев там сочли и не могли понять
братанья офицеров и солдат.
Мы ж честь родной земли блюли и воинскую стать,
хоть мы дики на европейский взгляд.
Твердят, что наш солдат - игрок, рискует без нужды.
Там держат нас за вздорных новичков !
Но вдоль опаснейших дорог - отважные следы
армейских австралийских башмаков.

Шотландцы-горцы нам сродни. Ирландцы - молодцы.
А янки многим удивляют свет.
Французы были не одни. Французы - храбрецы.
Мы с ними испытали вкус побед.
Свершились славные дела. Улёгся чёрный дым.
Мы - нация сплочённая в боях.
И наша армия прошла по звонким мостовым
в победных австралийских башмаках.

A.B."Bandjo" Paterson     Boots

We've travelled per Joe Gardiner, a humping of our swag
In the country of the Gidgee and Belar.
We've swum the Di'mantina with our raiment in a bag,
And we've travelled per superior motor car,
But when we went to Germany we hadn't any choice,
No matter what our training or pursuits,
For they gave us no selection 'twixt a Ford or Rolls de Royce
So we did it in our good Australian boots.

They called us "mad Australians"; they couldn't understand
How officers and men could fraternise,
Thay said that we were "reckless", we were "wild, and out of hand",
With nothing great or sacred to our eyes.
But on one thing you could gamble, in the thickest of the fray,
Though they called us volunteers and raw recruits,
You could track us past the shell holes, and the tracks were all one way
Of the good Australian ammunition boots.

The Highlanders were next of kin, the Irish were a treat,
The Yankees knew it all and had to learn,
The Frenchmen kept it going, both in vict'ry and defeat,
Fighting grimly till the tide was on the turn.
And our army kept beside 'em, did its bit and took its chance,
And I hailed our newborn nation and its fruits,
As I listened to the clatter on the cobblestones of France
Of the good Australian military boots.

Примечания.
*Джо Гардинер (1886-1965) - австралийский лейборист, депутат законодательной
ассамблеи Западной Австралии. В 1915 г. внезапно надолго исчез, оставив свой
пост и дом.
**Диамантина - самая длинная из рек австралийскшго штата Квинсленд.

Э.Б."Банджо" Патерсон    Старый утонос
(С английского).

В воде, вдали от городских примет,
где тростники торчат, как свечки,
заметишь вдруг коричневый вельвет:
то Утконос преклонных лет
плывёт себе по речке.

Порой нырнёт, как выплывет на плёс,
и стиль его нырков - чудной и дивный.
Родни имеет очень мало Утконос,
и кто его друзья - большой вопрос.
Среди других зверей он - эксклюзивный.

Он обзавёлся собственной норой.
Живёт с женою, дочерью и сыном.
В траве и камышах есть вход: дыра-дырой.
По пузырям поймёшь, куда нырнул герой,
где скрылся под водой чин-чином.

Там осенью, среди лихой поры,
их не пронять погодному капризу.
Их не тревожат ни визиты, ни звонки.
Они похожи на бильярдные шары
и аккуратно тянут клювы книзу.

В норе он шумен. Фырк похож на клич:
недружелюбный, мало с чем сравнимый.
Его не ловят. Он не рыба и не дичь,
не зверь, не птица, не рогатый сыч -
единственный, притом неповторимый.

A.B."Banjo" Paterson Old Man Platypus

Far from the trouble and toil of town,
Where the reed beds sweep and shiver,
Look at a fragment of velvet brown -
Old Man Platypus drifting down,
Drifting along the river.

And he plays and dives in the river bends
In a style that is most elusive;
With few relations and fewer friends,
For Old Man Platypus descends
From a family most exclusive.

He shares his burrow beneath the bank
With his wife and his son and daughter
At the roots of the reeds and the grasses rank;
Had the bubbles show where our hero sank
To its entrance under water.

Safe in their burrow below the falls
They live in a world of wonder,
Where no one visits and no one calls,
They sleep like little brown billiard balls
With their beaks tucked neatly under.

And he talks in a deep unfriendly growl
As he goes on his journey lonely;
For he's no relation to fish nor fowl,
Nor to bird nor beast, nor to horned owl;
In fact, he's the one and only!

Э.Б."Банджо" Патерсон     Наш собственный флаг
(С английского).

Под флаг сзывал нас королевский тарарам,
когда страна измучилась от засух.
Пол урожая выгорало тут и там
и столько же расхищено в запасах.

Тот флаг волокся с сёдел до земли.
Взамен "Матильды", свэгмен брал рюкзак,
и новобранцы заполняли корабли,
готовясь защищать английский флаг.

Под этим знаменем мы здорово дрались,
поскольку было нам подраться невтерпёж.
Душа стремилась к истине и ввысь,
но, кроме правды, нам всыпали в уши ложь.

Пусть флаг имперский реет впредь
над множеством морей и мест
(будь то зюд-ост, будь то норд-вест),
но австралийцу слаще жить и умиреть
под тем, где вышит Южный Крест.


Our Own Flag

They mustered us with a royal din
In wearisome weeks of drought
Ere ever the half of the crops were in
Or the half of the sheds cut out

'Twas down with saddle and spurs and whip
The swagman dropped his swag
And we hurried us off to an outbound ship
To fight for the English flag

The English flag.. it is ours in sooth
We stand by it wrong or right
But deep in our hearts is the honest truth
We fought for the sake of a fight

And the English flag may flutter and wave
Where the World-wide Oceans toss
But the flag the Australian dies to save
Is the flag of the Southern Cross








У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!