Белые Храмы

Дата: 04-03-2007 | 02:22:58

Белые Храмы

Вершится судьба. Убегает вода.
Мелеют и старятся реки.
Редеют леса, и горят города,
но суть сохранится навеки.
И память твердит: сбереги, не забудь
исконную вящую суть.

Свергаются царства, колеблется кров,
но крепко, светло и упрямо
красуются с видных высоких холмов
прекрасные Белые Храмы.
Старинные храмы на самом юру –
как рыцарский строй на смотру.

В давно отшумевший двенадцатый век,
как, впрочем, и раньше намного,
где вниз, а где вверх по течению рек
дружины пускались в дорогу.
На юге шумела разбойная степь.
Слабела державная крепь.

В степном Приднепровье основа тряслась,
Страна ожидала дерзаний.
Далёко смотревший воинственный князь
протягивал к Суздалю длани.
Греховное дело земле пропадать.
Там крылась земля-благодать.

В суровые чащи мещёрской земли,
к становищам веси и мери,
в языческий край киевляне несли
рассказ о евангельской вере.
С дружиною вместе шёл греческий поп.
За ратником шёл хлебороб.

Над Клязьмой на левом её берегу,
на самой возвышенной круче
во славу Руси и на ужас врагу
поставили город могучий.
Враждебным угрозам спокойно внемля
вставали твердыни кремля.

В нём гордые храмы вверху вознеслись
по образу греческих храмин,
держа куполами небесную высь
и край осеняя крестами.
Старинные храмы над кручей холмов -
со звонами колоколов.

Созвали умельцев из солнечных стран,
годами трудились на славу.
Учились искусству бывалых армян
и зодчих грузинской державы.
Ценили и щедро дарили друзей
И с тем становились сильней.

Бессмертные фрески глядятся со стен –
работы Андрея Рублёва.
И души людей забираются в плен
звучащего в храминах слова.
Приди и суровый свой дух растрави
евангельским словом любви !

В тех храмах князья получали венцы
из благостных дланей священства,
и там же князья и святые отцы
покоясь, вкушают блаженство.
Ни злобный насильник, ни жадный кощей
не лёг меж блаженных мощей.

Столичная гордость была и ушла.
Затих и смирился Владимир,
но слава его и чиста и светла,
и светится доброе имя.
А храмы стоят белоснежной стеной
под солнцем, и в стужу и в зной.

Им были противны и чужды на слух
и наглость и льстивые речи.
Они укрепили исконный наш дух,
и не был наш край онемечен,
хотя испытал и жестокий полон
и дерзость враждебных племён.

Владимир не метит на власть над землёй,
ни в море, ни в волнах эфира.
Он твёрдо стоит за вселенский покой
и славит глашатаев мира.
В веках он гремел и на время притих
в венце куполов золотых.

Внизу по дорогам, вперёд и назад,
снуют караваны в Рязань и на Муром,
а белые храмы, как птицы, летят
под небом и светлым, и хмурым.
Паренье их в небе не знает конца
и греет людские сердца.

Бессмертен великий библейский завет.
С ним рядом, за стенами церкви
числа переменам в учениях нет,
и царства вставали и меркли.
Любой прогремевший закон и режим
потом обращается в дым.

Я помню, стоял в разорении храм,
ободран, захламлен, обижен,
и только - спасибо музейным рукам, -
что не был он взорван, а выжил.
И как ни старалась неправая власть.
задумка сломать не далась.

Когда над страной полыхала война,
властитель очнулся от бреда.
Храм ожил. И, верою подкреплена,
скорее явилась Победа.
Под звуки со звонниц яснее слышны
и горе и счастье страны.

Могучие храмы глядят на простор,
на выросший город, на дали лесные,
под ними цветущий весной косогор,
за ними страна – молодая Россия.
И как далеко ни закидывай взгляд,
а Белые Храмы - летят.

---
Открытое небо, широк кругозор.
Безмерно святое богатство.
Но часто у храма сквалыжник и вор
и наглый ханжа копошатся.
Чинуша повсюду сажает печать,
чтоб выгоды к лапам прибрать.

Бывает, что злобный дурной лицемер,
елейно гнусавя с любого амвона,
твердит о вреде от неправильных вер
и учит надёжней крепить оборону.
На деле же часто встревоженный глас
волнуется лишь из-за касс.

Как много озлобленных бедами лиц,
несчастная гневная нищая паства.
А пастырь выносит ушат небылиц,
порочит и рушит всемирное братство.
Настырный учитель по внешности – свят,
а сам лишь раздраю рад.

И часто травит оголтелое зверьё
достойных пастырей, которых здесь немало.
Безумный мракобес берётся за дубьё,
чтоб въявь Нагорная опять не прозвучала,
и криком бередя спокойное житьё,
по кровлям скачет вороньё.

Читаю газеты, беру альманах -
там тот же посев и кривая запашка.
Убитые мальчики в мрачных глазах.
В статейках - дурная замашка.
Не светочи веры ! Вещают имамы,
предавшие Белые Храмы.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!