Томас Ловелл Беддоус Торговля грёзами;Dirge; Тартару; Крокодил

Дата: 28-02-2007 | 22:01:41

Томас Ловелл Беддоус  Торговля грёзами
(С  английского)
I
На распродаже грёз -
гляжу, верчусь.
В той - горе, реки слёз.
В той - просто грусть.
А мне бы светлый кров
под ливнем лепестков.
Итак, продажа грёз !
Торговец преподнёс
весёленький вопрос:
какой прельщусь ?
II
Мне б домик в тишине -
и прочь вся гнусь !
Живя наедине,
уж не загнусь.
Приютность цветников
милее жемчугов.
И встрепенусь вполне.
Вот грёза, что по мне.
Вот чем прельщусь.
III
Я – скверный покупщик
Купец – круть-верть:
«Вся жизнь – лишь сон да пшик.
Проснёшься – смерть.
Скажи лишь имя вслух -
любой усопший дух,
по просьбе, напрямик,
слетит в единый миг
на нашу твердь».
IV
Раз призраки встают,
то я готов.
Пусть смертный свой приют,
быть может, горний кров,
покинет мальчик мой
для радости земной !
«Нет ! Слишком крут маршрут.
Вдругорядь не живут».
Напрасен зов.
V
А духи тянут в суд:
«Ты нам не брат.
Гордец ! Зажился тут.
Сопишь – и рад".
Но улетят деньки,
как с розы лепестки.
И духи обоймут.
Мечтанья завлекут.
Им нет преград.

Thomas Lovell Beddoes
Dream Pedlary
I
If there were dreams to sell,
What would you buy?
Some cost a passing bell;
Some a light sigh,
That shakes from Life's fresh crown
Only a rose-leaf down.
If there were dreams to sell,
Merry and sad to tell,
And the crier rang the bell,
What would you buy?
II
A cottage lone and still,
With bowers nigh,
Shadowy, my woes to still,
Until I die.
Such pearl from Life's fresh crown
Fain would I shake me down.
Were dreams to have at will,
This would best heal my ill,
This would I buy.
III
But there were dreams to sell
Ill didst thou buy;
Life is a dream, they tell,
Waking, to die.
Dreaming a dream to prize,
Is wishing ghosts to rise;
And if I had to spell
To call the buried well,
Which one would I ?
IV
If there are ghosts to raise,
What shall I call,
Out of hell’s murky haze,
Heaven’s blue pall ?
Raise my loved long-lost boy
To lead me to his joy. –
There are no ghosts to raise;
Out of death lead no ways;
Vain is the call.
V
Know’st thou not ghosts to sue ?
No love thou hast.
Else lie, as I will do,
And breathe thy last.
So out of Life’s fresh crown
Fall like a rose-leaf down.
Thus are the ghosts to wooe;
Thus are all dreams made true,
Ever to last.


Примечание.
Томас Ловелл Беддоус (1803-1849) –
английский поэт и драматург, заядлый мечтатель,
не сумевший осуществить свои большие литературные
планы, покончил с собой (отравился).

Варианты перевода.
I
Случись продажа грёз,
для Вас – о чём ?
Та хлещет морем слёз,
а та – ручьём.
А мне бы светлый кров
под ливнем лепестков.
Итак, продажа грёз.
Торговец произнёс
весёленький вопрос:
«Для Вас – о чём ?».

Мне б домик в тишине
и сад при нём.
Зажить наедине
пред судным днём !
Приютность цветников
милее жемчугов.
Там выпрямлюсь вполне.
Вот грёза, что по мне –
про тихий дом.

2
Случись продажа грёз,
для Вас – о чём ?
Та хлещет морем слёз,
а та – ручьём.
А мне бы светлый кров
под ливнем лепестков.
Итак, продажа грёз.
Торговец произнёс
весёленький вопрос:
«Для Вас – о чём ?».

Мне б домик в тишине
и сад при нём.
Зажить наедине
пред судным днём !
Приютность цветников
милее жемчугов.
Там выпрямлюсь вполне.
Вот грёза, что по мне –
про тихий дом.


Томас Ловелл Беддоус
Dirge (Если ты захочешь...)

(С английского).

Захочешь как-нибудь
дать сердцу отдохнуть -
забудься сном !
И нет уж горя,
и ни слезинки на ресницах.
Лежи ничком,
тоскуй, покуда будет мыться
в прозрачных волнах моря
небесный край.

Решишься как-нибудь
спасти от боли грудь –
так помирай !
Тот сон послаще,
чем с розами у изголовья
в весёлый май.
Меж звёзд ты встретишся с Любовью,
умчав в блестящий
небесный край.

Thomas Lovell Beddous Dirge (If thou wilt...)

IF thou wilt ease thine heart
Of love, and all its smart,--
Then sleep, dear, sleep!
And not a sorrow
Hang any tear on your eyelashes;
Lie still and deep.
Sad soul, until the sea-wave washes
The rim o' the sun to-morrow,
In eastern sky,

But wilt thou cure thine heart
Of love, and all its smart,--
Then die, dear, die!
'T is deeper, sweeter,
Than on a rose bank to lie dreaming
With folded eye;
And then alone, amid the beaming
Of love's stars, thou'lt meet her
In eastern sky.

Томас Ловелл Беддоус    Сонет: Тартару, красавцу-терьеру.
(С английского).


Подснежник мой ! Коричневое ухо -
дрожащий лист, последний на сучке.
Наивность у тебя – в любом зрачке,
и ты совсем не напрягаешь слуха,

не сильный в человечьем языке.
Пусть люди мыслят дельно и глубоко.
- Всё копят речи впрок с пером в руке. –
Собачий ум и лай для них темны,

не разберётся Вавилонский дока.
Ты вперился глазами в валуны
в надежде вызнать древние секреты
рожденья света. Страстности полны
твоих друзей хвостатые советы
и их четвероногие приветы.

Thomas Lovell Beddoes Sonnet: To Tartar, A Terrier Beauty

Snow-drop of dogs, which ear of brownest dye,
Like the last orphan leaf of naked tree
Which shudders in bleak autumn; though by thee,
Of hearing careless and untutored eye,
Not understood articulate speech of men,
Nor marked artificial mind of books,
- The mortal’s voice eternized by the pen, -
Yet hast thou thought and language all unknown
To Babel’s scholars; oft intensest looks,
Long scrutiny o’er some dark-veined stone
Dost thou bestow, learning dead mysteries
Of the world’s birth-day, oft in eager tone
With quick-tailed fellows bandiest prompt replies,
Solicitudes canine, four-footed amities.
-
Томас Ловелл Беддоус Крокодил
(Перевод с английского)

Заросший лилиями Нил.
Я видел там лежащего дракона.
Он был в кольчуге, инкрустированной смесью
гранатов цвета крови и жемчужин.
А на спине его лежал детёныш
c мышь ростом и глазами вроде бусин,
с прилипшею скорлупкою яйца
на мягком вовсе не опасном рыльце.
Он был забавен, силясь малой пастью
ловить настырных мух. В развёрстых челюстях
чудовищного зверя тенью бледной,
как между скал в аду, легко порхала птичка,
не больше ласточки, и клювом ловко
хватала там щетинистых пиявок.
.
Thomas Lovell Beddoes  A Crocodile

Hard by the lilied Nile I saw
A duskish river-dragon stretched along,
The brown habergeon of his limbs enamelled
With sanguine almandines and rainy pearl:
And on his back there lay a young one sleeping,
No bigger than a mouse; with eyes like beads,
And a small fragment of its speckled egg
Remaining on its harmless, pulpy snout;
A thing to laugh at, as it gaped to catch
The baulking, merry flies. In the iron jaws
Of the great devil-beast, like a pale soul
Fluttering in rocky hell, lightsomely flew
A snowy troculus*, with roseate beak
Tearing the hairy leeches from his throat.

Примечание.
*Snowy troculus – так Беддоус называет легендарную небольшую птичку. Об этой «чистильщице» крокодиловых зубов в своё время писали античные авторы (Аристотель, Плиний, Плутарх). Геродот называл её ржанкой. Сейчас некоторые натуралисты считают, что этой «работой» занимаются «крокодиловы сторожа» египетские кулички-бегунки (Pluvianus aegiptius) из семейства тиркушек, а также и африканские шпорцевые чибисы (Vanellus spinosus) из семейства ржанок.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!