Артур О'Шонесси Баркаролла

Дата: 23-02-2007 | 03:02:46

Артур О’Шонесси  Баркаролла
(С  английского).

Теснимый сотнями огней в портовой суете,
свет звёзд становится тусклей и гаснет в высоте.
Зефир ласкает такелаж, не гонит на причал.
Волна тиха, забыв свой раж. Податлив наш штурвал
Безветренная тишина, блаженный перерыв -
ушла отливная волна, и не спешит прилив.
И нас теперь берёт врасплох напевный звук со дна,
как-будто снизу чей-то вздох в тугих объятьях сна.
Настрой свой слух. Давай внимай и вкупе с бездной пой
хоть баркароллу, хоть «Бай- бай». Сегодня выбор твой.
О чём же петь ? Про день, про ночь, о тверди, о воде,
как наших чувств не превозмочь, ни в страсти, ни в беде,
об упованиях на рай и радостях земных.,
про свой родной священный край, про счастье на двоих ?
Нам сердце служит, будто длань, ведущая ладью
сквозь шторм и гибельную грань в надёжную струю.
Наш вольный путь в волне времён, у сказки на крыле,
как песня, тоже не длинён, пока мы на земле.
Вверх парус ! Встречные ветра вывёртывают фронт.
Рванёмся ! Путь держать пора на светлый горизонт.
Там солнцем пышет небеса и, как маяк в тумане,
заблещет звёздная краса заветных упований.
Любовь – влекущий нас предмет, и в день, и в ночь, и вечно,
где сыщем – нам и дела нет. Мы страстны. Мы беспечны.
Вся наша жизнь – за годом год – сплошной водоворот.
И только сердце нас ведёт, но сердце Кто ж спасёт ?
На вёсла жми и парус ставь. Стихиям прекословь.
Преображай надежду в явь. Тогда придёт Любовь.

Под вечер пурпурный мираж закроет берег тенью.
Спускайте парус. Наша блажь – одно лишь наважденье.


Arthur O’Shaughnessy
Barcarolle

The stars are dimly seen among the shadows of the bay,
And lights that win are seen in strife with lights that die away.
The wave is very still -- the rudder loosens in our hand,
The zephyr will not fill our sail and waft us to the land;
O precious is the pause between the winds that come and go,
And sweet the silence of the shores between the ebb and flow.
No sound but sound of rest is on the bosom of the deep,
Soft as the breathing of a breast serenly hushed with sleep:
Lay by the ear; there is a voice at heart to sing or sigh --
O what shall be the choice of barcarolle or lullaby?
Say shall we sing of day or night, fair land or mighty ocean,
Of any rapturous delight or any dear emotion,
Of any joy that is on earth, or hope that is above--
The holy country of our birth, or any song of love?
Our heart in all our life is like the hand of one who steers
A bark upon an ocean rife with dangers and with fears;
The joys, the hopes, like waves or wings, bear up this life of ours --
Short as a song of all these things that make up all its hours.
Spread sail! For it is Hope today that like a wind new-risen
Doth waft us on a golden wing towards a new horizon,
That is the sun before our sight, the beacon for us burning,
That is the star in all our night of watching and of yearning.
Love is this thing that we pursue today, tonight, for ever,
We care not whither, know not who shall be at length the giver:
For Love, -- our life and all our years are cast upon the waves;
Our heart is as the hand that steers; -- but who is He that saves?
We ply with oars, we strive with every sail upon our mast --
We never tire, never fail -- and Love is seen at last:
A low and purple mirage like a coast where day is breaking --
Sink sail! for such a dream of Love is lost before the waking.

From "An Epic of Women", 1871.

Здравствуйте, Владимир. Мне показалось, что у этого стихотворения довольно интересная ритмическая структура, которую Вы постарались воспроизвести близко к оригиналу, хотя и определили свой перевод как вольный.
В этой связи позвольте несколько соображений. В принципе четырехстопный ямб с перекрестной рифмовкой и укороченными вторым и четвертым стихом вполне обоснованно избран Вами в качестве доминирующего размера, хотя перекрестная рифмовка начинается в этой схеме только с седьмой строки. Здесь интересно не это, а то, что третья, десятая и двадцать седьмая строки оригинала не являются четырехстопным ямбом (или, если хотите, семистопным с цезурой после четвертой стопы), а являются как раз попыткой семистопного ямба без цезуры, ибо цезура делила бы слова «rudder», «barcarolle» и «every» на слоги. Никаких других отступлений от доминантного размера в оригинале нет. У Вас же таких строк-отступлений втрое больше – девять. Строки №№ 3,4,7,8,9,10,19,20,21. Причем только одна из них являются семистопным ямбом без цезуры, как в оригинале: № 4. Все остальные строки представляют собой либо семистопный ямб с лишней стопой, как № 3, либо шестистопные ямбы, как №№ 7 и 8, либо дольники.
Какими бы ни были соображения автора оригинала при выборе перебоев ритма, мне кажется, при их воспроизведении стоит учитывать, что их немного, а именно – три, и что все они выполнены в одном ключе – семистопный ямб без цезуры или, скорее, со сдвинутой на стопу цезурой (поскольку семистопный ямб без цезуры вряд ли возможен).
Это, конечно, если ставить задачу воспроизведения ритмической схемы. В варианте вольного перевода, вполне возможно оставить и в этих трех строках доминантный ритм оригинала, которым Вы прекрасно владеете.
С уважением и интересом к Вашему творчеству,
Никита

Владимир,
Напрасно Вы приняли такой самоуничижительный тон в полемике с Ситницким. Он, надевая маску свирепого как тигр критика, часто перехлестывает за допустимые границы и бывает необъективен. Вы достаточно умелый переводчик, но нужно ли уходить от образной верности оригиналу, прикрываясь термином "вольный перевод"?
Не буду анализировать весь перевод, но сделаю несколько замечаний по первым 4-м строчкам.
В подстрочнике у Ситницкого, по-моему, надо заменить слово ТЕНИ на ПОЛУМРАК (ПОЛУМГЛА) и теперь можно сравнить оригинал и Ваш перевод.

Звезды тускло блестят, не пробиваясь через полумглу залива,
И видны огни , одержавшие победу в соперничестве с ними, угасающими.
Волна очень низкая - руль можно выпустить из нашей руки.
Зефир не наполнит наши паруса ,чтобы привести нас к земле.

Т.е. картина предутреннего залива при слабом ветре, звезды уже затмеваются огнями в порту, штурвал можно отпустить, корабль тихо дрейфует, его не погонит ветром на берег.

В переводе исчезло ощущение утра, звезды тускнеют только из-за того, что огни в гавани ярче, чем сами звезды. При очень низкой волне и слабом ветре руль почему-то стал вертким, что совершенно противоречит смыслу и реальности. Картину затишья Вы дали через отрицание - "Вид моря не суров - не гонит на причал". Эта фраза не очень ясна. Она смещает точку зрения, от созерцания приходится переходить к внутреннему миру кормчего, которому надо принимать решение - идти к берегу, или нет?
Некоторые слова неудачны:
"теснимый свет", "вид моря гонит", "зефир не треплет", "руль верток".
Я думаю, что Вы сами почувствуете неуместность этих словосочетаний, вдумавшись в смысл.
Т.е. весь пафос моего комментария сводится к одному - будьте внимательнее к живописуемым образам.

Успехов.
ЛП