Артур О'Шонесси Фонтан Слёз; Исчезающее лицо

Дата: 18-02-2007 | 06:08:26

Артур О’Шонесси Фонтан Слёз
(С  английского)

Когда пойдёшь сквозь каменный откос
в пустыне по стране несчастья
и днём, и ночью, в вёдро и ненастье
сквозь месяцы тоски и годы гроз,
то с сердцем, разрываемым на части.
усталый и истерзанный напастью,
томимый жаждой и молящий рос,
в конце концов, придёшь к Фонтану Слёз.

Он в самой мирной местности блаженной,
в святом приюте всех скорбей и ропщей.
Здесь бодрый гость и гость почти усохший,
пусть с верой шёл, пусть страх его занёс,
находят кипарисовую рощу
и статуями занятую площадь.
Они, прикрыв глаза, хранят священный
покой прекрасного Фонтана Слёз.

А слёзы каплют, каплют. Их теченье
бежит тихонько и почти что скрытно,
и слышится лишь шопот беззащитный.
моления к тому, кого зовут Христос.
Ты тоже можешь с бессловесною молитвой,
смиряя сбой в своём сердечном ритме,
колени преклонить и укрощать волненья
в тот самый день – перед Фонтаном Слёз.

Фонтан растёт, становится всё выше.
Здесь каждый собственную мысль расслышит,
когда струя забулькает потише,
но будет боль в ушах и резь в глазах.
Фонтан сверкнёт ярчайшей из святынь,
открытой за хребтом среди пустынь.
И ты, упавши там, где плачет он и дышит,
омоешь скорбный лик в его слезах.

Но вот беда, пока ты там один
скорбишь и плачешь, ни живой, ни мёртвый,
готовый, как корабль, навек уйти из порта,
весь выбор твой – надежда или крах.
Тебе на помощь не придут когорты.
Тебя перешагнут, спеша,и ради спорта.
У сильных и уверенных мужчин –
свой путь, свои опасности, свой страх.

А, может быть, тем временем пока
ты прижимаешь к влажным листьям щёку,
не в силах приподнять свой мокрый локон,
ты глянешь в мир – на стужу и хаос,
и, может быть, в потоке вод глубоком
увидишь ты всё Горе ненароком,
и лишь плывущие по небу облака
тебя утешат и добавят слёз.

Лица коснётся нежная былинка.
Тебе помнИтся лёгкое лобзанье.
Подумаешь, что кто-то в знак вниманья
сочувственное слово произнёс.
Прервавшись, птичья трель на расстоянье
преобразуется в слова прощанья:
«Довольно, ты лишь малая пылинка
в топящем жизнь потоке слёз».

А слёзы льют быстрее и быстрее,
переполняя ямы, как ненастье.
И льётся мутная волна напасти
из прошлых лет, что шли наперекос.
Она смывает всюду, где несчастье,
все прошлые и нынешние страсти.
Насколько ты обязан стать сильнее,
чтоб одолеть напор Фонтана Слёз ?

А волны слёз текут сильней и пуще.
Их шум становится подобен грому.
И мне такое лоно незнакомо,
неведом подходящий вольный плёс –
под солнцем никогда не будет водоёма
для горя столь великого объёма.
Лишь только Вседержитель Всемогущий
Найдёт вместилище для этих слёз !


O’Shaughnessy The Fountain of Tear

If you go over desert and mountain,
Far into the country of Sorrow,
To-day and to-night and to-morrow,
And maybe for months and for years;
You shall come with a heart that is bursting
For trouble and toiling and thirsting,
You shall certainly come to the fountain
At length,—to the Fountain of Tears.

Very peaceful the place is, and solely
For piteous lamenting and sighing,
And those who come living or dying
Alike from their hopes and their fears;
Full of cypress-like shadows the place is,
And statues that cover their faces:
But out of the gloom springs the holy
And beautiful Fountain of Tears.

And it flows and it flows with a motion
So gentle and lovely and listless,
And murmurs a tune so resistless
To him who hath suffer'd and hears—
You shall surely—without a word spoken,
Kneel down there and know your heart broken,
And yield to the long-curb'd emotion
That day by the Fountain of Tears.

For it grows and it grows, as though leaping
Up higher the more one is thinking;
And ever its tunes go on sinking
More poignantly into the ears:
Yea, so blessеd and good seems that fountain,
Reach'd after dry desert and mountain,
You shall fall down at length in your weeping
And bathe your sad face in the tears.

Then alas! while you lie there a season
And sob between living and dying,
And give up the land you were trying
To find 'mid your hopes and your fears;
—O the world shall come up and pass o'er you,
Strong men shall not stay to care for you,
Nor wonder indeed for what reason
Your way should seem harder than theirs.

But perhaps, while you lie, never lifting
Your cheek from the wet leaves it presses,
Nor caring to raise your wet tresses
And look how the cold world appears—
O perhaps the mere silences round you—
All things in that place Grief hath found you—
Yea, e'en to the clouds o'er you drifting,
May soothe you somewhat through your tears.

You may feel, when a falling leaf brushes
Your face, as though some one had kiss'd you,
Or think at least some one who miss'd you
Had sent you a thought,—if that cheers;
Or a bird's little song, faint and broken,
May pass for a tender word spoken:
—Enough, while around you there rushes
That life-drowning torrent of tears.

And the tears shall flow faster and faster,
Brim over and baffle resistance,
And roll down blear'd roads to each distance
Of past desolation and years;
Till they cover the place of each sorrow,
And leave you no past and no morrow:
For what man is able to master
And stem the great Fountain of Tears?

But the floods and the tears meet and gather;
The sound of them all grows like thunder:
—O into what bosom, I wonder,
Is pour'd the whole sorrow of years?
For Eternity only seems keeping
Account of the great human weeping:
May God, then, the Maker and Father—
May He find a place for the tears!

From "An Epic of Women", 1871
Артур О’Шонесси Исчезающее лицо
( С  английского).

Из тускло освещённой глубины
прошедшего бегут воспоминанья,
в лице - как мраморные - очертанья.
Смешались явь и пурпурные сны,

и на твоём челе отражены
цвета и блеск небесного сиянья.
В изгибах рта мерцает обаянье.
Они навек улыбками полны.

Ты далеко. Глаза глядят во тьму,
хотя их будто только подсинили.
и я дивлюсь подобной синеве.

Ты смотришь мимо. Где ж ты – не пойму.
У Господа ? Навек в твоей могиле
да у меня в бессонной голове.

Arthur O’Shaughnessy A fading Face

1: OUT of a dim and slowly fading place
2: In the deep dwelling mem'ries,—as it seems,
3: Mingled of purple mem'ries and of dreams—
4: The perfect marble features of Your face
5: Shine and are seen: each brow is like the space
6: Pearly in heaven after the sun-beams;
7: And all the curving of the mouth still gleams
8: Where many a gracious smile hath left a grace;
9: But the eyes are within, or all too far,
10: Or changed now to some element of heaven
11: Purer and subtler than the blue they were;
12: They meet me not. I know not where you are;
13: With God most—wholly in the grave,—or even
14: In the remembrance of you that is here.

From “An Epic of Women”, 1871.


У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!