Артур О'Шонесси Сад; Прощание

Дата: 16-02-2007 | 00:24:58

Артур О’Шонесси  Сад
(С  английского)

Для новой милой я привёз
кусты в мой старый сад.
Поверх былых умерших роз
посажен новый ряд.

Но мне не стало веселей.
Мой сад и гол и сух.
В нём бродит дух минувших дней,
Любимый прежде дух.

Её улыбка холодна.
Она кидает в дрожь.
И где не явится она,
всё то же - да не то ж.

То с белых роз её шажки,
касания и взгляд
сбивают все их лепестки,
то красные - белят.

Как змеи, будто наяву,
оставя грустный след,
кусают землю и траву
её подол и плед.

Она к калитке подойдёт
и долго смотрит вспять,
чтоб там: «Прощайте !» - у ворот
ещё хоть раз сказать.


Arthur O’Shaughnessy
Song. I made another garden.

I made another garden, yea,
For my new love;
I left the dead rose where it lay,
And set the new above.
Why did the summer not begin?
Why did my heart not haste?
My old love came and walked therein,
And laid the garden waste.
She entered with her weary smile,
Just as of old;
She looked around a little while,
And shivered at the cold.
Her passing touch was death to all,
Her passing look a blight:
She made the white rose-petals fall,
And turned the red rose white.
Her pale robe, clinging to the grass,
Seemed like a snake
That bit the grass and ground, alas!
And a sad trail did make.
She went up slowly to the gate;
And there, just as of yore,
She turned back at the last to wait,
And say farewell once more.

Артур О’Шонесси Прощание
(С  английского)

Кем ты любим в гробу твоём
и летом, и зимой ?
С какой красавицей вдвоём
лежишь ты под землёй ?
Быть может, долгий поцелуй
со смертью так уж мил,
что, как хмельной от винных струй,
меня ты позабыл ?

Смертельных чар какого сна
не смог ты превозмочь ?
Каким соблазном пленена
душа - и день, и ночь ?
В земле, под пологом травы
ни солнца, ни теней,
но в ней мой мир – весь мир, увы ! –
раз ты лежишь под ней.

Сечётся золото волос.
Тебе же всё равно,
цвету ли я сейчас средь роз,
исчахла ли давно.
Тебе там любо, ты - в мечтах
и вечно недвижим,
тебе привидится во снах
прекрасный серафим.

Лежи там мирно под землёй,
забывши обо мне.
Взамен тебя живёт другой
и любит - в вышине.
Неужто в пальмовом саду,
где молкнет грусть и рыдь,
тебе милей лежать в бреду,
чем здесь меня любить ?.

Глядит сквозь пальмовый листок
приютный небосклон,
а смерть ввергает, как в силок,
людей и пташек в сон.
Здесь звуки шумною рекой,
здесь звон с утра и днём.
Ты смерть в симфонии такой
не счёл ли забытьём ?

На спетом слове не лови.
Уж ты не раз слыхал
все те мои слова любви,
так много клятв и хвал.
В ответ на все слова тоски.
процвёл могильный прах.
Летят по ветру лепестки –
и две души - в клочках..

А семя хочет, мча вразлёт,
дать новый яркий цвет;
взнести бутоны до высот,
что ближе к солнцу нет.
От массы буйных красок здесь
восторг и благодать.
В них страсть, в них – ты, хотя не весь.
Мне ж ревность не унять.

Arthur O’Shaughnessy A Farewell

Hath any loved you well down there,
Summer or winter through ?
Dоwn there, have you found any fair
Laid in the grave with you ?
Is death’s long kiss a richer kiss
Than mine was wont to be ?
Or have you gone to some far bliss,
And quite forgotten me ?

What soft enamouring of sleep
Hath you in some soft way ?
What charmed death holdeth you with deep
Strange lure by night and day ?
A little space below the grass,
Out of the sun and shade;
But worlds away from me, alas !
Down there where you are laid !

My bright hair’s waved and wasted gold,
What is now to thee
Whether the rose-red life I hold
Or white death holdeth me ?
Down there you love the grave’s own green,
And evermore you rave
Of some sweet seraph you have seen
Or dreamed of in the grave.

There you shall lie as you have lain,
Though in the world above
Another live your life again,
Loving again your love;
Is it not sweet beneath the palm ?
Is not the warm day rife
With some long mystic golden calm
Better than love and life ?

The broad quaint odorous leaves, like hands
Weaving the fair day through,
Weave sleep no burnished bird withstands,
While death weaves sleep for you;
And many a strange rich breathing sound
Ravishes morn and noon;
And in that place you must have found
Death a delicious swoon.

Hold me no longer for a word
I used to say or sing;
Ah ! long ago you must have heard
So many a sweeter thing:
For rich earth must have reached your heart,
And turned the faith to flowers;
And warm wind stolen, part by part,
Your soul through faithless hours.

And many a soft seed must have won
Soil of some yielding thought,
To bring a bloom up to the sun
That else had ne’er been brought;
And doubtless many a passionate hue
Hath made that place more fair,
Making some passionate part of you
Faithless to me down there.

From “Music and Moonlight”, 1874

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!