Кафе «Ошмес», 15 декабря

Дата: 29-12-2006 | 20:05:26

Эльвира Рат уехала в Германию.
Помню: пухлая девочка, спокойная, в круглых очках…
Надо же: время и вправду – вспять.
А Филина умерла весной. Туберкулез. Но, вы понимаете сами: алкоголизм, наркомания…
Я жил на пятом, она на втором, на Гончарова, 55.

А Пименов – где? Пименов? Где Пименов?
Освободился. По-моему, нигде…
Денис подался в менты.
А эта девочка? Помнишь: она пришла в девятом?.. Я всегда называл ее по имени,
а теперь не вспомню: Ира? Маша?..
А ты? Как – ты?

Ничего. Живу, работаю. Иногда пишу, если плохо.
Но чаще все хорошо. И чаща все хорошее, и в чаше все горше, но горечь не чувствуешь, пьешь.
Надо же: подняли голову – прошла эпоха. Наша эпоха…
Коричневые платья, поддатый физрук, НВП… Всё, что позднее назвали: ложь.

Иных уж нет, а тех, что далече – долечат другие страны.
А мы вот здесь: Андрей, Ленка, Наташка, Светка да я, -
в новом кафе на старой улице Ленина. Странно…
У каждого дети, а то и вторая семья.

Пьем сок (все за рулем), пахнем парфюмом и хорошей кожей.
Вспоминаем по слову какой-то школьный вечер, как забытый анекдот.
Но имя той девочки вспомнить – не можем, не можем,
как будто она ушла в волшебное Нигдо,

где в фартучках белых танцующих звезд полное небо,
и сонная рыбина заглядывает луной в спортзал, где мы на матах в благостном подшофе…
Но команду на всплытие отдает капитан Немо,
и вот мы на Ленина, в этом странном кафе.

Пьем сок, дорого пахнем, звоним половинам, подпеваем песне
безголосой певицы. И длим, боясь замолчать, разговор…
И не сознаемся себе, что заглянули в бездну,
из которой Оля Филина смотрит на нас и говорит: Невермор.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!