Жозе-Мариа де Эредиа Сентиментальная баллада и др.

Дата: 08-12-2006 | 05:44:14

Жозе-Мариа де Эредиа
Сентиментальная баллада
(Вольный перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Ballade Sentimentale

На смену бледного рассвета
и день приходит без румян
Всё время дождь, и вся планета
как запакована в туман.
И я отцвёл, терпя всё это...

Лоза колотится с утра
по старой стенке мёртвой лапой,
а ветер стонет у двора
и лезет в двери тихой сапой.
И у меня в душе хандра.

А всем как будто дела нету,
что я терпенье истощил,
что жажду ясного ответа,
но снова падаю без сил.
И я отцвёл, терпя всё это..

Душа ! Ободрись ! Будь добра.
Мне нужно вспомнить о любимой.
Цветы цветут, когда пора..
А милая проходит мимо,
и у меня в душе хандра.

Давно ли мы всем жаром лета
пылали оба в двадцать лет.
Я млел от гордого предмета.
Любил...Увы ! Романс пропет.
И я отцвёл, терпя всё это.

Так вот, и нынче, и вчера
на небо не.выходит солнце.
и дождик льёт, как из ведра.
Так кто ж осушит мне оконца ?
И у меня в душе хандра.

Сиянье, полное привета !
Аврора, вестница любви !
Заря – святой восторг поэта !
Зови же, Солнце, и яви
начало нового расцвета !


Ballade Sentimentale

L’aube froide et decoloree
Traine aprеs elle un jour blafard ;
Il pleut, et la terre eploree
S’enveloppe dans le brouillard.
Ma vie est toute defloree.

La vigne frappe tristement
Le vieux mur des ses branches mortes ;
Le vent siffle lugubrement
Et gemit a travers les portes.
L’ennui m’envahit lentement.

Ma douleur meme est ignore !
Et quand mon pauvre coeur fletri
Veut sortir de l’ombre abhorree,
Il y retombe tout meurtri.
Ma vie est toute defloree.

Calme, coeur blesse, ton tourment ;
Souviens-toi de la bien-aimee.
La fleur ne s’ouvre qu’un moment,
Et mon aeme s’est refermee.
L’ennui m’envahit lentement.

Jadis la lumiere sacree
Brillait sur deux fronts de vingt ans.
J’aimais une fiere adoree,
J’aimais… Helas ! depuis ce temps
Ma vie est toute dеfloree.

Le soleil lutte vainement
Pour percer le brouillard. La pluie
Tombe silencieusement,
Et pas un rayon qui l’essuie !
L’ennui m’envahit lentement.

L’Aurore longtemps desiree !
Amour, du coeur divin reveil,
Illuminant l’ame enivree,
Quand te leveras-tu, soleil !
Sur ma jeunesse defloree ?

La Conference La Bruyere, 1861-62, p.351-2


Жозе-Мариа де Эредиа
Песня
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Chanson

Весною вечера душисты и ясны.
Мне было двадцать лет, мы были так дружны !
Я что-то говорил, а ты цвела в обновке.
Я слышал сквозь муслин – там звякали подковки.
Ах, сколько долгих лет промчалось с той весны !.
Я крепко прижимал твой стан, прямой и ловкий,
в прекрасный вечер тот, навек запавший в сны.

Мне было двадцать лет, мы были так дружны !
И были все луга цветением полны.
Любовь вливала нам в сомлевшее сознанье
волну приятных грёз и сладкие мечтанья –
в прекрасный вечер тот, навек запавший в сны.
Мы долго и взахлёб болтали на прощанье.
Мне было двадцать лет. Мы были так нежны.

Ах, сколько долгих лет промчалось с той весны !
И вот луга опять цветением полны.
Нас солнце вновь бодрит в весенней обстановке.
Влюблённые опять, надев свои обновки,
идут в луга дышать цветением весны.
Но в сердце у тебя уже не бьют подковки.
Ему не двадцать лет. Мы попросту дружны !


Chanson

C’etait un soir embaume de printemps :
Tes yeux brillaient, et moi j’avais vingt ans !
Je te parlais, et sous la mousseline
Ton Coeur battait dans ta jeune poitrine ;
Depuis ce jour qu’il s’est passe de temps !
Et je pressais une taille mutine
Par un beau soir embaume de printemps.

Tes yeux brillaient, et moi j’avais vingt ans !
Tout soupirait dans les pres eclatents ;
L’amour versait a notre ame attendrie
Une sereine et molle reverie :
C’etait un soir embaume de printemps,
Nous allongions la douce causerie,
Tes yeux brillaient, et moi j’avais vingt ans.

Depuis ce jour qu’il s’est passe de temps !
Comme autrefois sur les pres eclatants
Le dieu-soleil en souriant s’inscline,
Coeur amoureux, robes de mousselines,
Se voient encore au doux mois de printemps.
Mais rien ne bat dans ta froide poitrine.
Le Coeur, helas ! n’a pas toujours vingt ans !

La Conference de Bruyere, 1861-62, p.353


Жозе-Мариа де Эредиа
Обращение к Конференции*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
A la Conference*

Друзья ! В последний раз хочу себя обречь
на выступленье вслух без спикерских регалий.
Прошу меня простить за простенькую речь,
но год истёк. Ура ! И кто куда подалей !

Прощанье, как всегда, исполнено печалей.
Но кончена игра. Забава стоит свеч.
Всем пламенным бойцам прервавшихся баталий,
прощаясь, говорю: «Друзья ! До новых встреч !»

Мы подвели итог, и скажем по примеру
наставника для всех, великого Мольера:
там, где довольны все, никто не побеждён.

Но истина велит признать, что был и порох.
Пальба велась во всю и шла со всех сторон,
и дружба расцвела в горячих братских спорах.


A la Conference*

Pour la derniere fois je me vois oblige,
Messieurs, de saluer cette annee expiree,
Si ma Muse ce soir n'est pas fort inspiree,
Ne m’en voulez pas trop, c’est pour prendre conge.

Si le jour des adieux est triste a l’ordinaire,
C’est n’est pas pour nos coeurs un jour sans lendemain.
Et tous les fiers champions de notre La Bruyere,
Se disent: au revoir! еn se serrant la main.

Messieurs, nous finissons ce soir notre carriere,
Et quoiqu’en ait ecrit notre grand Moliere
Si tous s’en vont contents, personne n’est battu.

Pour le bien et le beau, verites eternelles
Ayant, a Coeur ouvert, vaillamment combattu,
L’Amitie s’est murie aux luttes fraternelles.

*Сонет написан по случаю роспуска литературной групы La Conference La Bruyere
(«Конференция Ла Брюйер») при Парижской правовой школе (l’Ecole de Droit). Сонет опубликован в бюллетене Конференции за 1861-1862 годы.
Одним из участников Конференции был будущий нобелевский лауреат по литературе (1901 г.) Арман Сюлли-Прюдом.


Жозе-Мариа де Эредиа
Лилия-1
(Вольный перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Le Lis-1

Как лилии нежны, и нет цветка милей !
Высоким стеблем цвет спасён от липкой грязи.
Из чашечки цветка, подобной тонкой вазе,
как в храме фимиам, в ночи течёт елей.

Он – гордость майских дней, эмблема королей.
Едва лишь расцветёт, так, млея и проказя,
влюблённый листоед, испив нектар, в экстазе
умрёт. Таков его счастливый апогей.

Ты, лилия, – бела, но в венчике весёлом
тычинки, золотясь, пылают ореолом.
стань символом для тех. чьи помыслы чисты !

Для Девы Пресвятой из всех своих обилий
Господь, творя её, взял лучшее от лилий:
сиянье чистоты и скромность красоты.


Le Lis-I

Splendide honneur de Mai, j’aime le Lis royal!
Sa tige est haute afin que rien ne le salisse;
Il s’exhale, la nuit, de son large calice,
Comme d’un encensoir, un parfum virginal.

Lorsque sur la nature a souri Floreal,
Il ouvre au bord des eaux sa robe blanche et lisse;
Malheur au criocere imprudent qui s’y glisse!
Il meurt, ivre d’amour. O fleur de l’Ideal!

O lis immacule! Couronnant ta corolle,
Tes pistils d’or te font une fiere aureole,
Et l’honneur pour embleme a choisi ta blancheur.

Dieu t’aimait, car il fit la Vierge a ton image,
Et mit sur la beaute de son jeune visage
Ta pudique noblesse et ta pale fraicheur.

Mai-aout 1863 (“Ecrit… pour Louise”)

Жозе-Мариа де Эредиа
Лилия-2
(Вольный перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Le Lis-2

В невинности блестит сердечность простоты.
Неопытность глядит стыдливо и смущённо.
Но девичьих волос достойны лишь короны.
Безгрешность юных лет – лилейные цветы !

Невинные глаза сверкают отчуждённо,
и, кто б им ни внушал любовные мечты,
неведение их – на страже чистоты -
даёт святой покров и держит оборону.

Но в некий день и час проснувшаяся страсть
отдаст, как повелось, любовнику во власть
укрытую - увы ! - непрочную святыню.

А лилия - ветрам - по этой же причине,
терпя их злой напор, целованная всласть,
всё золото своё дарит как благостыню.


Le Lis-2

La vierge est comme un lis eclatant de candeur
Elle a ses cheveux blonds pour royale couronne,
Jeunesse et chastete! De toute sa personne,
Il semble s’exaler un parfum de pudeur.

Si la limpidite de ses grands yeux etonne
Et des propos d’amour sait arreter l’ardeur,
C’est que dans l’ignorance il est une grandeur,
Et que, voile divin, la vertu l’environne.

Mais un jour de desir, la vierge se pamant
Laissera profaner par la main de l’amant
Tes fragiles tresors, Virginite sacree!

Tel, au brulant baiser de la brise egaree
Ou flotte le pollen amoureux, s’enflammant
Le lis seme dans l’air sa poussiere doree!

Mai-aout 1863


Жозе-Мариа де Эредиа
Американские леса.
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Les Bois Americains

Не праздничным - увы ! - казалось мне мгновенье,
когда вошёл я в лес под тёмный свод дубов.
Вот так и дикий зверь бежит от гончих псов
в надежде отыскать последнее спасенье.

Пораненный в игре, я тут же был таков,
в любимых мной устах не слыша снисхожденья.
То был последний раз, когда я был готов
испить из ваших рук всю горечь пораженья.

Но там, в лесу, звуча, как храмовый хорал,
дыхание листвы переполняло своды
и вдруг во мне утих лихой сердечный шквал.

Тогда, про всё забыв, в ответ на зов Природы,
среди целящей боль естественной свободы,
я понял, что Любовь – бессмертна, и рыдал.


Les Bois Americains

Certes, ce ne fut pas en un instant de fete,
Que je vins m’enfoncer sous votre voute, o bois!
Seul et desespere, comme un fauve aux abois
Qui cherche pour finir la plus sombre retraite.

Saignant de la blessure amere que ses doigts,
Que ses doigts adores en jouant m’avaient faite,
Je venait pour gouter une derriere fois
L’atroce volupte de ma grande defaite.

Mais partout le soupir infini des forets
Flottait et m’emplissait d’une suave murmure
Comme pour endormir ce Coeur dont je souffrais.

Alors, oubliant tout, a ta voix, o Nature,
Devant cette tendresse eternellement pure
Je compris que l’amour ne meurt point. Je pleurais.


Жозе-Мариа де Эредиа
Американские леса-2
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Sonnet d’envoi des Bois Americains
A Mme M*


В лесу повсюду свет. Небесное кропило,
разбрызгав акварель, прошлось и там и сям
и в пурпур золотой цветы принарядило.
В их радуге для глаз – отрада и бальзам.

В одном из тех цветков – таинственная сила.
Он, верно, у ручья уже встречался Вам,
смеющийся во мху приязненно и мило,
своей голубизной подобный небесам.

цветок, что порождал в душе при расставанье
поток прекрасных чувств, надежду на свиданье
и память, что прочна, как шёлковая нить.

Мне хочется опять, хотя бы на минутку,
в дубраву, к ручейку, чтоб взять там незабудку –
для Вас... И нам потом былого не забыть.


Sonnet d’envoi des Bois Americains
A Mme M*…

Il est plus d’une fleur par le soleil doree,
Qu’on voit s’epanouir dans nos bois radieux,
Et qui de pourpre d’or ardemment coloree,
De son etrange clat eblouirait les yeux.

Mais il est sur le bord d’une source ignore,
Une fleur que Dieu fit avec l’azur des cieux;
Modeste et sans eclat, du poete adoree,
Elle rit dans la mousse avec ses beaux yeux bleus.

C’est l’espoir de l’absent, c’est elle qui remue
Les plus doux sentiments au fond de l’ame emue,
Aux jours qui ne sont plus elle fait revenir.

Je veux errer encore a l’ombre des grands chenes,
Je veux cueillir pour vous, au crystal des fontaines,
Le bleu myosotis, la fleur du souvenir.
En mer 9 mai 1861

*A Mme Michelet a Sanlis . Сонет написан в море и
отправлен в Санлис (Франция) госпоже Мишле,
вместе с сонетом «Американские леса»-1.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!