Жозе-Мариа де Эредиа Пегас и др.

Дата: 07-12-2006 | 03:17:28

Жозе-Мариа ду Эредиа
Пегас
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Pegase

«А вот крылатый конь ! – ему сказала Муза. –
Он розов, а внутри в нём хлещет кровь Медузы.
Для зорких глаз его простор небес открыт.
В чистейших родниках отмыт хрусталь копыт.
Дым синий из ноздрей, и круп дрожит пугливо.
И жаром по утрам пылают хвост и грива.

Польсти ему. Проси, пусть сдержит и-го-го.
Скажи ему: «Пегас ! Вот Я - Виктор Гюго..
Уймись, Горгонин сын, и подчинись примеру.
Я – как Беллерофонт – уже смирил Химеру….
Гаси в твоих глазах тревожный огонёк.
Запомни: это я отныне твой седок.
В полуночных волнах небесного эфира
немедленно неси меня к созвездью Лиры ;

Ты видишь кожу рук ! Они утомлены
от грубости любой натянутой струны.
А пальцы, без смычка, легко могли бы сами
играть, беря аккорд, небесными лучами !...»


Он ржёт, упрямый конь, в бок голову клоня.
Ворс дыбом. Час настал ! Взбирайся на коня !
Пусть мчится напролом, сбивая звёзды в стаи.
Там Сириус вдали красуется, блистая.
Расстелен Млечный Путь, обильная волна.
Там – после - напоишь красавца-скакуна....

Стремись к зениту сквозь препятствия и бури.
Вздымайся без конца к возвышенной лазури !
Пусть вся, какая есть, Пегасова краса
блестящею пеленой накроет небеса.
Где б радужная тень его ни проходила,
пусть вновь, во всю горя, рождаются светила.
Вздымайся вверх, спеши ! Подбодри жеребца.
Пусть головы кружит движеньем без конца.
Искусство укрощать Химер тебе знакомо.
Вся вечность впереди. Не прекращай подъёма ! «


Pegase

Voici le Monstre aile, mon fils, lui dit la Muse.
Sous son poil rose court le beau sang de Meduse ;
Son oeil reflechit tout l’azur du ciel natal,
Les sources ont lave ses sabots de crystal,
A ses larges naseaux fume une brume bleue
Et l’Aurore a dore sa criniere et sa queue…

Flatte-le, parle-lui. Dis-lui : “Fils de Gorgo
Pegase ! ecoute-moi : mon nom, Victor Hugo,
Vibre plus eclatant que celui de ta mere ;
Mieux que Bellerophon j’ai vaincu la Chimere…
Ne me regarde pas d’un oeil effarouche ;
Viens ! Je suis le dernier qui t’aurai chevauche.
Par le ciel boreal ou mes eeux on su lire,
Non vol m’emportera vers la celeste Lyre ;

Car mes doigts fatigues, sous l’archet souverain,
D’avoir fait retenir l’or, l’argent et l’airain,
Veulent, a la splendeur de la claret premiere,
Faire enfin resonner des cordes de lumiere !...”
……………………………………………….
Il renacle, il s’ebroue, il hennit, et ses crins
Se levent ! C’est l’instant. Saute-lui sur les reins !
Son aile, qui se gonfle en un frisson de plume,
Palpite dans la nuit ou Sirius s’allume.
Pars ! Tu l’abreuveras au grand fleuve du ciel,
Qui roule a flots d’argent le lait torrential…
……………………………………………….
Enfonce le zenith et, riant de l’abime,
Monte plus loin, plus haut, dans l’azur plus sublime !
Que l’envergure d’or du grand Cheval aile
Projette une ombre immense en l’ether etoile
Et qur son battement d’ailes multicolore
Fasse osciller la flame aux asters pres d’eclore.
Monte ! Pousse plus haut l’essor de l’etalon
Vertigineux ! Va, monte ! Et, battant du talon
Le Monstre que ton bras irresistible dompte,
Monte encore, toujours, eternellement ! Monte !

"Le Journal", 7 juin 1902; "Le Figaro" 9 juin 1902

Жозе-Мариа де Эредиа
Поэту*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
A un Poete*.

Ты вечно молод, Галл! Ты бодро держишь спину.
На гордом лбу твоём не видно ни морщины.
Все музы каждый день и сколько б лет ни шло
плетут тебе венки из лавра на чело.
Глаза твои полны то блеска, то сомнений,
и ты глядишь вокруг, как пляшут свет и тени.
Твой взгляд отобразил - как весь твой свод стихов -
волнующий спектакль вращения миров,
холодных и к богам и к сумрачному люду.
Но ты лишь красоту вбираешь отовсюду.


A un Poete*.

Tu vivras toujours jeune, et grace aux Pierides,
Gallus, jamais ton front ne connaitra les rides;
Leur mains, leurs belles mains sans treve tresseront
Le laurier dont la feuille ombragera ton front,
Et sous le jour divin qui fais mouvoir les ombres,
Tes grands yeux tour a tour eblouissants ou sombres
Refleteront ainsi qu’au miroir de tes vers
Le spectacle eternal du mobile univers,
Indifferent aux Dieux comme aux hommes moroses:
Et tu n’en retiendra que la beaute des choses.

Ecrit le 26 fevrier 1905, jour anniversaire de la naissance de Victor Hugo*.

*Стихотворение написано 26 февраля 1905 г. в день рождения Виктора Гюго (26 февраля 1802 – 22 мая 1885).
Это одно из последних произведений Ж.-М. де Эредиа (22 ноября 1842 – 2 октября 1905). Оно было опубликовано 1-го декабря 1905 г. в Revue des Deux Mondes.


Жозе-Мариа де Эредиа
Поэтам
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Aux Poetes

Прочь с тропок, где бредут обыденность и пресность.
Повыше глянь, поэт ! И менее всего
верь мнению толпы. Ищи такую местность,
где в сам с собой, один, отточишь мастерство.

Какую пользу даст расхожая известность ?
Всё, модное вчера, сегодня уж мертво.
Не славу, не корысть, а правду ценит честность.
Лишь смелых и прямых венчает торжество.

Ты превратишь любовь в любимую науку.
Прославишься, изгнав безвкусицу и скуку.
Ты счастье обретёшь вдали от суеты.

И властелином став в империи мечты,
ты насладишься, вняв божественному звуку
и преданно служа канонам красоты.


Aux Poetes

Il faut fuir les sentiers frayes par le Vulgaire,
Poete, il faut lever plus haut votre regard;
Sans souci des humains, votre ame solitaire,
Doit donner sa ferveur et son amour a l’art.

Que peut vous importer la faveur populaire?
La fortune est un jeu; la gloire est un Hasard;
La popularite n’est qu’une ombre ephemere;
Vous aurez, o poete, une meilleure part.

Vous aimerez d’amour la sublime science,
Votre gloire sera votre conscience,
Et vous serez heureux de votre obscurite;

Car c’est une secrete et noble volupte
De pouvoir sans temoin, enivre d’esperance,
Contempler dans son Coeur l’ideale Beaute.

Potosi* 27 mars 1861

*Потоси – семейное поместье родственников Эредиа на Кубе


Жозе-Мариа де Эредиа
Сюлли-Прюдому*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
A Sully-Prudhomme*

Напрасно ширь небес приманками полна !
Где крылья мне достать, чтоб им хватило силы
взлететь до братских звёзд, до яркого распыла ?
Мне свет слепит глаза. В них будто пелена.

А тяга в небеса томительно сильна,
к Вам - светлые зрачки Вселенной - поманила:
Юпитер, Орион и Сириус – светила
в сапфирной черноте ночного полотна.

Прозрение ! Приди ж ! Пусть путь, что так негладок,
откроется к концу, для гаснущих зениц.
Как знать, увижу ль я в сиянии зарниц

взметнувшийся в зенит от мутных луж и грядок
прямой живой пролёт до звёздных верениц,
волшебный мост, чья тень – и та слита из радуг ?


A Sully Prudhomme*

Les mysteres des cieux en vain sont deroules,
Car si mon ame aspire a retrouver des ailes,
Pour voler jusqu’a vous, etoiles fraternelles,
Pourquoi mes yeux sont-ils eblouis ou voiles ?

Ah ! Je voudrais tenter les chemins etoiles.
Vers vous, mondes, soleils, lumieres etenelles,
Orion, Jupiter, Sirius, o prunelles
Qui dans le noir saphir de nuits etincelez !

Le jour ou dessillant cette paupiere sombre
La mort aura rompu les liens de ma chair,
Serai-je digne enfin de voir, dans un clair,

S’elancant de la fange aux etoiles sans nombre,
Arche immense jete aux abimes de l’air,
Le pont mysterieux dont l’arc-en-ciel est l’ombre ?

*Сюлли-Прюдом (1839-1907) – выдающийся французский поэт. Член
группы «Парнас». Лауреат Нобелевской премии по литературе 1901 г.


Жозе-Мариа де Эредиа
Монумент
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Monument.

Всё рушится в свой срок... Любым умельцам света
ни мрамор, ни гранит - любой материал -
никак не превратить в бессмертные предметы.

Был прочный монумент, а завтра след пропал !
Смертельные враги низринутой святыни -.
всеядность долгих лет и варварский оскал.

Наследие веков сминали в прах пустыни
то Муммий без мозгов, то гуннская орда,
Счёт сверженных святынь всё множится поныне.

Хоть Фидий создавал шедевры навсегда -
в творениях его величие дышало -
но свергнут был и Зевс, исчезший без следа.

Изрядный полк царей, дурных и славных малых,
потешили свой нрав скульптурной лепотой,
но та пошла в распыл - монетками в подвалах.

Толпа в мятежный год с безумной простотой
всех идолов былых сбивает со скандалом,
будь то гранитный бог , будь то тиран литой.

Поэту ж ни к чему дрожать перед вандалом.
Он выбрал мрамор – свой, и свой – иной металл,
и вышел монумент дотоле небывалым:

насмешничать над ним не сможет зубоскал.
Не вывалят над ним ни щебень, ни полову,
и будет на века незыблем пьедестал -

из золотых пластов размеренного Слова.
Тебе не нужен был излишний гром да звон –
ты памятник создал по внутреннему зову !

Бессмертен и похож своею сутью он
на камни меж руин египетской державы.
Твой памятник поёт, как сказочный Мемнон.

Твоя заря взошла ! Тебе сияет Слава !


Monument

Tout perira : le marbre aussi bien que l’argile.
La matiere que dompte une savante main
N’en saurait recevoir qu’une forme fragile.

Ce qui vecut mille ans disparaitra demain ;
Car le Temps brise, aide par la fureur de l’homme,
Les oeuvres du genie et de l’orgueil humain.

Oui, toujours, ignorant du nom dont on les nomme,
Le barbare soldat de Mummius ou d’Athel
Mele la cendre grecque a la cendre de Rome.

Le Dieu que Phidias fit jaillir immortel
Du Paros, chair sublime ou l’Olympe respire,
Est entre dans la terre en tombant de l’autel ;

Et de plus d’un Cesar qu’il fut mauvais ou pire,
Dont l’orgueil s’incarnait au bronze souverain,
On a fondu la gloire et monnaye l’empire :

Car la foule en ce jours de colere sans frein,
Precipite du faite et traine dans la rue
Le dieu de marble ainsi que le tyran d’airain,

Sans craindre que jamais elle soit abattue,
Dans un marbre ignore, dans un divine metal,
Le Poete a sculpte lui-meme sa statue.

Il peut rire du Temps et de l’homme brutal ;
L’insulte de la ronce et l’injure de l’herbe
Ne sauraient ebranler son ferme piedestal.

Car ses mains ont dresse le monument superbe
A l’abri de la foudre, a l’abri du canon ;
Il l’a taille dans l’or harmonieux du Verbe.

Immortel et pareil a ce granit sans nom
Dont les siecles eteints ont legue la memoire,
Il chante, dedaigneux de l’antique Memnon :

Car ton soleil se leve et illumine, o Gloire !

In : Le Tombeaux de Theophile Gautier. Paris, 1873, p.84-85

Владимир,

1.И конь уж в небесах, над твердью ярче кокса

Думаю, что металлургическую терминологию Эредиа не применял:)

2. Вздымайся вверх ! Подбодри жеребца.

нарушен размер

С БУ
АЛ