На границе трёх стихий– воздуха, воды и земли. Цикл зарисовок.

На границе трёх стихий – воздуха, воды и земли, растянуться на песке, вдавив затылок в мокрый песок….

Вода переплёскивается через тебя, бурлит, отступая, а тебе – долгий, долгий вдох, до следующей волны, которая перемешивает тебя вместе с камушками в песчаной каше….

И ты всё больше и больше погружаешься в тело матери Земли.

* * *

Процессор Матхэттэн – 2, переустроенный после 11-го сентября и с новой силой принявшийся управлять всем остальным миром, я увидел, как-то по особенному, в ночных СНН-овских теленовостях, с высоты белых утренних облаков. Сияющие в перворассветных солнечных лучах гигантские элементы системы, начиненные миллионами компьютизированных первичных биочипов, посредством самых мощных компьютерных сетей вытаскивали и вытаскивали мириады золотых рыбок, и они выполняли все мыслимые и немыслимые желания сильных мира сего. Всё в этом призрачном мире шевелилось какой-то своей, бессмертнокащеевой жизнью, излучая прямо-таки дьявольскую энергию в окружающее пространство.

* * *

Стрепета спугнув, провожать его взглядом, покрываясь гусиною кожей от безбрежности почти что чеховской…. Израильской степи!

* * *

Преддверье весны и глазки полусонных дерев набухают, а через мгнове-нье заплачут, слезами зелёными мир наш согбенный залив…. И это не тени слепых мифологий, не вопли блаженных служителей культа.
…А живородящая завязь, которая снова и снова сдвигает сознанье в беспамятство первой весенней грозы.
Природу не перехитришь, духовною мощью своею – она, всё одно, всё одно безумными сделает нас и заставит, заставит, ну, хоть на мгновенье язычеством светлым упиться, набухнуть, сраститься, родить, чтоб снова и снова смогло человечество видеть сияние детских, мерцающих добрыми звёздами, глаз ….

* * *

Надгробные камни еврейского кладбища Праги, застывшей толпою один на другой наползая, столетия нам посылали глыбастые мыслемолитвы о том, что скрижали Завета разбиты, и если все мы не погибли, то это – по милости…. Кто его знает – кого. Что?! Бред ощущений? А вот, и неправда, ведь предвосхищение Треблинских глыб, эти к небу восставшие крики немые…. Стояли вот здесь и крошились, крошились, крошились, стараясь спасти….

* * *

Ежевечернее скольжение за горизонт химер сознания моего…
Еженощное надбесконечное жженье – неллюббиттнеллюббиттужже…
Вспоминания взглядов вчерашних твоих, поджимания губ, отвергающих всплесков рукой, и осколков над-еж-ды-нато…
Нет! И этого не было, всё потому что…

Ник-тот-а-кине-у-ступ-ил!

И, поэтому…
Снова и снова, нам грезился, нет, не безгневный разрыв, всё висело на ниточках ветра, на кончиках пяльцев судьбы, на…

И, са-муж-нез-наюн-а-чём…

К ежеутрене всё упокоилось …сном, только дрожь, бессердечная дрожь выдавала тебя с головой, ты стонала и билась, как птица в неволе…

Зачемнамвсёэтозачемнамвсёэто…
Зачем?

* * *

...И ты всё больше и больше погружаешься в тело матери Земли.



Интересно, Ицхак!
Возможно, если текст расположить в виде верлибра -
его синтетические оттенки станут рельефнее...

С тёплыми чувствами,
МГ

Удивительная чистота. Трепетное предстояние жизни. Незамутнённое видение первооснов. Всего доброго!

Ицхак!
Как-будто бы побывала в Израиле на море, там, где сердце матери-Земли..., где сходятся три стихии – воздуха, воды и земли.
Поэтично, читается на одном дыхании.
Спасибо!
И.