Райнер Мария Рильке Осенний день

Дата: 10-11-2006 | 09:56:42

из "Книги образов"



Прекрасно лето. Господи, пора.
Как солнечные стрелки прихотливы,
дай тень твою, на нивы брось ветра.

Плодам последним в жаркой тишине
день, два ещё дозреть, позволь; дай, летней
и совершенной сладостью последней
исполниться в насыщенном вине.

Кто одинок, тот свой не ищет кров.
Но так и будет он неугомонно
читать и письма длинные бессонно
писать, бродить и возвращаться вновь
в аллеи, где алеют листья клёна.

Rainer Maria Rilke Herbsttag

Herr: es ist Zeit. Der Sommer war sehr groS'.
Leg deinen Schatten auf die Sonnenuhren,
und auf den Fluren laS' die Winde los.

Befiehl den letzten Fru'chten voll zu sein;
gieb ihnen noch zwei su'dlichere Tage,
dra'nge sie zur Vollendung hin und jage
die letzte Su'S'e in den schweren Wein.

Wer jetzt kein Haus hat, baut sich keines mehr.
Wer jetzt allein ist, wird es lange bleiben,
wird wachen, lesen, lange Briefe schreiben
und wird in den Alleen hin und her
unruhig wandern, wenn die Bla'tter treiben.


варианттретьейстрофы:

Бездомен кто, теперь - не строит дом,
один - пребудет одинок, безмолвно
он будет письма длинные бессонно
писать, бродить туда-сюда потом
в аллеях, где алеют листья клёна.

Алён, красиво звучит. Но мне трудно понять, насколько некоторая нечёткая прорисованность действий соответствует оригиналу. Например, кто должен всё это дать? Господь? Но он спрятался за стрелками:)
Во второй строфе - одно "дай" на два "запроса" - посерединке. Мне бы легче читалось так:

Плодам последним в жаркой тишине
день или два дозреть ещё и летней
и совершенной сладости последней
достигнуть дай в насыщенном вине

А в последней строфе "так", по-моему, не вписывается.

Правда, в переводах я мало что понимаю...:)

ОСЕННИЙ ДЕНЬ

Господь, величье лета на весах,
пора: ветрами насели долины
и тень продли на солнечных часах.

Вдохни в плоды последний аромат,
позволь немного ясных промедлений,
добавь еще до зрелости осенней
последний сок в тяжелый виноград.

Бездомным — дом уже не заводить.
И кто ни с кем не подружился с лета,
слать будет долго письма без ответа
и по листве разрозненной бродить
один, под облаками без просвета.