Жозе-Мариа де Эредиа Видение Аякса и др.

Дата: 30-09-2006 | 22:26:54

Жозе-Мариа де Эредиа
Видение Аякса*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
La Vision d’Ajax*

Никто иной, она ! Грядёт, перуны сея,
как тень на фоне звёзд, с эгидой из эгид -
с Победой, взятой в плен; гигантская на вид !
С копьём в своей руке - не выдумать страшнее.

Паллада ! Паруса прозрачных туч за нею.
Свечение небес покров её синит.
Грозит мне: «Берегись, бесчестный Оилид !» -
и будто не спешит в эфирном эмпирее.

Идёт ко мне. Горда ! И я смиряю страх...
Мне слышится в её размеренных шагах
суровый звук шагов Могущества и Права.

Решимостью горит зелёный свет очей,
и следом на груди богини многоглаво
оскалился сплошной клубок лазурных змей.


La vision d’Ajax*

C’est Elle! Je la vois, dans la nuit etoilee,
Ombre ceruleenne et geante. Au ciel clair
Sa main droite brandit la lance ou luit l’йclair,
Et l’autre tient captive une Victoire ailee.

Pallas!...D’une nuee eclatante voilee
Dont la splendeur bleuit l’ivoire de sa chair,
Et des ses pieds foulant l’imponderable ether
Elle me dit: -Prends garde a toi, fils d’Oilee!

Elle approche. Elle vient. Je ne recule pas.
Mais je sens que grandit a chacun de ses pas
La divine terreur de la Force et de l’Ordre.

En ses yeux glauque brille un sinistre dessein,
Et chaque battement de son Coeur fait se tordre
Les vipers d’azur qui rampant sur son sein
18 juin 1905

*Аякс, сын Оилея, царя локров. Он же Аякс Оилид, меньший или малый
Аякс. Один из двух неразлучных друзей Аяксов, участников осады Трои,
искусный метатель копья и отличный бегун. Соискатель руки Елены. После
падения Трои у алтаря богини Афины надругался над прорицательницей
Кассандрой. Впоследствии корабль Аякса был потоплен по воле богини.
Аякс ищет спасения на скале, но бог Посейдон разбивает скалу и топит
Аякса за его хвастовство.

Жозе-Мариа де Эредиа
Андре, Виконту де Герну*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
A Andre, Vicomte de Guerne*

Нам прошлого, Андре, никто не возвратит.
И Атлантиды нет, как будто не бывало.
Не скажут ничего Дагоны** и Ваалы,
как ты ни шевели кирпич или гранит.

За дверью роговой подземный мир закрыт***
Лишь Флорентиец*** смог войти в его провалы.
И обречённых дев вблизи пещер не стало.
Спасителей не ждут. Дракон не прилетит.

Лихие смельчаки в своих предерзких планах
не думают уже о неоткрытых странах.
Дух смелых авантюр почти что позабыт.

Повывелись уже чудовиша и гидры.
Наследникам былых героев, предстоит
лишь попусту сидеть у вытекшей клепсидры.

A Andre, Vicomte de Guerne*

Andre, contre le temps en vain nous nous liguons.
Je chante les heros d’Atlantides ou Lerne
Et tu lis sur la brique et sur le granit terne,
La gloire des Baals et celle des Dagons**.

Par la porte de corne aux infrangibles gonds
Le Floretin pensif n’entre plus dans l’Averne***;
La Vierge ne tord plus au seuil de la caverne
Son corps epouvente que lechent les dragons.

Vers un ciel constelle de nouvelles etoiles
Les Conquerants hardis ne hissent plus leurs voiles.
Ce Siecle est plein d’oublis et de grands abandons (?)

Et nous, fils de dompteurs d’hipogriffes et d’hydres,
Poete, c’est en vain que nous nous attardons
A compter l’heure antique aux larmes des clepsydres.

*Андре де Герн (1854-1904) французский писатель-парнасец.
В состав сборника «Трофеи» этот сонет не входит.
**Дагоны – финикийские божества.
***Подземный мир - Ад, куда , ведомый Вергилием,
спустился в Божественной Комедии Флорентиец – Данте Алигьери.



Жозе-Мариа де Эредиа
Ника Самофракийская*
(Попытка реконструкции сонета по неполной черновой заготовке)
Jose-Maria de Heredia
La Victoire de Samothrace

Тот мрамор оживал в святилище при море,
и в яркий день, и в ночь, и в предрассветной мгле,
когда, раскрыв крыла на каменной скале,
Победа вдаль звала в бестрепетном задоре.

Как знать, какой огонь горел в небесном взоре?
Какой убор сиял на девичьем челе?
Она несла успех в морях и на земле,
спасала от беды и отвращала горе.

И с носа корабля матросам поутру
была она видна в полёте на ветру
над смутным полусном в конце полночной вахты.

Задуманный полёт был в море устремлён,
чтоб видели, следя, потомки аргонавта
какую борозду для них провёл Ясон.


La Victoire de Samothrace*

Et la nuit, les marins allonges a l’avant
De leur nef, la voyaient,, les deux ailes au vent
Planer sur leur sommeil, blanche, au sommet des cotes;

Et de son bras tendu vers l’extreme horizon,
Elle semblait montrer aux nouveaux Argonautes
Le sillage immortel qu’avait laisse Jason.

*Ника Самофракийская – знаменитая древнегреческая статуя из
Лувра, олицетворение Победы.


Жозе-Мариа де Эредиа
Геркулес и Антей
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Hercule et Antee

Антей уж в третий раз вытягивает ногу,
огромную, в узлах, и бьёт ступнёй о твердь.
Он в судорогах был, три раза чуял смерть,
и трижды Мать Земля дала ему подмогу.

Геракл смекнул, в чём суть, и поспешил к итогу,
напрягся и поднял Антея, точно жердь.
И чёрный великан, попавши в круговерть,
раздавлен тотчас был на теле полубога.

Хрипит, дрожит – и мёртв. В герое злости нет,
лишь хруст стоял в ушах, пока ломал скелет,
а мог бы поломать и не такие трости.

В спокойном торжестве, он молний не метал,
но на груди его резной слоновой кости
дрожала сплётка мышц, упругих, как металл.



Hercule et Antee

Trois fois il a tendu sa jambe horrible et torse,
Battant le sol (l’aire) d’un pied que convulse la mort
Et trois fois, il a pu se redresser plus fort,
Apres avoir frappe la maternelle ecorce.

Mais Hercule etonne de cette etrange force,
Cambrant ses larges reins, par un plus brusque effort,
Saisit le noir geant qui vainement se tord,
L’enleve et, d’un seul coup, l’ecrase sur son torse.

Il rale , tremble et meurt. Et le calme heros,
En ecoutant craquer ces gigantesques os,
Meprise dans son Coeur sa facile victoire;

Et regarde d’un oeil orgueilleux et serein,
Sur sa male poitrine et ses beaux bras d’ivoire
Se gonfler le reseau de ses muscles d’airain/
(Saillir le dur reseau… Fremir le dur reseau…)


Жозе-Мариа де Эредиа
Заснувший Асканий*
(Перевод с французского черновика)
Jose-Maria de Heredia
Ascagne* Endormi.

Когда-то раз, в горах Киферы, Афродитой
он был перенесён на ароматный луг.
Заснувший в купе роз её прекрасный внук
в ней память пробудил о страсти пережитой.

Ей мнилось, что в крови пред ней и всею свитой
Фригийский Зверолов, её погибший друг.
И вздрогнула гортань. И сердце сжал испуг.
«Адонис ! Это ты ль, вовек не позабытый ?»

Асканий мирно спит. Рассыпав лепестки,
Богиня тщится прочь прогнать прилив тоски.
Как мил ей юный внук, его лицо и поза !

Ей дорог тот иной, кого напомнил он.
Ей вовсе ни к чему тревожить юный сон.
И вот она в слезах целует только розы.


Ascagne* Endormi.

Quand Cypris eut pose sur les monts (de Cythere)
Dans le gason fleuri d’anemones, parmi (d’eglantines)
Les violettes, le corps d’Ascagne endormi (roses, corollas)
Une angoisse ancienne etreignit l’Immortelle {oubliee, d’autrefois)

Elle a cru voir sanglant, etendu devant elle (revu)
Le Chasseur Phrygien que la Mort a blemi.
Et sa gorge palpitante et son Coeur ont fremi: (amoureuse)
- Adonis! Adonis! Est-ce toi? -gemit-elle.

Non. Il dort. Effeuillant des petals autour (corollas)
Du bel adolescent aussi beau que l’Amour,
Elle guette l’eveil de ses paupieres closes;

Inquiete et tremblant de troubler son sommeil,
Pour tromper le regret du visage pareil (desir)
La Deesse en pleurant ne baise que les roses.
1904

*Асканий (Юл) – легендарный зачинатель римского рода Юлиев.
Внук богини Афродиты, сын троянца Энея и Креусы.
Красавец, похожий внешне на Адониса, любимца Афродиты.

У произведения нет ни одного комментария, вы можете стать первым!