Жозе-Мариа де Эредиа. Скалигеры и др.

Дата: 01-09-2006 | 06:42:41

Жозе-Мариа де Эредиа
Скалигеры*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Les Scaliger*

В Вероне, боевой ещё с античной эры,
в ряду больших гробниц, не сняв железных лат,
на каменных щитах немые Скалигеры,
ладонь с ладонью сжав, молитвенно лежат.

От сырости их лбы изъязвлены и серы,
им сдавливает грудь их каменный наряд.
В течение веков их веки, как портьеры,
скрывали за собой высокомерный Ад.

Петрарка заклеймил всю сущность их страстей:
«В Вероне грызлись псы над грудою костей»**.
Держали всех в тисках воинственные Каны***.

Но много тяжелей, когда австрийский строй
стучит здесь саблями по древней мостовой.
Уж лучше бы свои веронские тираны !


Les Scaliger*

Dans Verone, la belle et l’antique guerriere,
Il est de grands tombeaux, ou, tout bardes de fer,
Muets, et les deux mains jointes pour la priere,
Sur leurs ecus sculptes gisent les Scaliger.

Rigidement serres dans leur robe de pierre,
Sur leur front fatigue par l’outrage de l’air
Et les siecles nombreux, sous leur morte paupiere,
Ils gardent un reflet orgueilleux de l’Enfer.

C’etaient de durs seigneurs, ces vieux Can***, fils de l’ombre,
De qui Petrarque a dit cette parole sombre:
“Que dans Verone, entre eux, se devoraient les Chiens.”

Et pourtant mieux vaudraient de tels tyrans, o ville,
Que d’entendre en tous lieux sur ton pave servile
Trainer insolemment des sabers autrichiens!
1866

*Скалигеры – знаменитое и могущественное аристократическое
семейство средневековой Италии.
**В 1973 году опубликован отличный перевод этого сонета, сделанный
Марком Гордоном.
Заимствована строка из перевода, сделанного Марком Гордоном.
***Кан – имя нескольких веронских правителей из рода Скалигеров
(Кан Франциск, Кангранде. Кансиньорио).


Жозе-Мариа де Эредиа
Пряха*
(Перевод с французского).
Jose-Maria de Heredia
La fileuse*.

Платтида умерла. Уж нет старушки робкой,
которая пряла, мотая нить в клубок,
с утра и до темна, усевшись в уголок,
и шерсть, волной у ног, вздымалась над коробкой.

Дремота ей порой глаза сметала штопкой
но пальцев даже сон сморить никак не мог,
и пряжа то и знай накапливалась впрок,
пока к старушке смерть брела своею тропкой.

Убогий пряхин дом почти что в землю врос.
С трудом нашли обол гребцу за перевоз,
рзворошивши все старухиныи пожитки.

У Ахеронских вод ей думалось одно:
неужто Мойрам** в мочь, суча всё время нитки,
проворней, чем она, вертеть веретено?


La fileuse*

Elle est morte Platthis, morte la bonne vieille
Qui, tout le long des jours anciens et des nouveaux
A file, devide, roule les echeveaux
Des laine blanche dont debordait sa corbeille.

Si parfois s’inclinait la tete qui sommeille,
Les doigts de la fileuse actifs et sans rivaux
D’un geste inconscient poursuivaient leurs traveaux;
Seule la Mort a pu mettre un terme a sa veille.

A peine fut trouvee en son pauvre taudis
L’obole qui, glissee aux doigts enfin roidis,
Paya le dur nocher de la derniere barque;

Et Platthis a franchi le fleuve aux sombres eaux,
Curieuse de voir si, mieux qu’elle, la Parque
Savait tordre le fil et tourner les fuseaux.
1901-1905

*Сюжет этого сонета Эредиа заимствовал из эпиграммы поэта эллинистического периода Леонида из Тарента (родился около 320 г. до новой эры). Эта эпиграмма,
посвящённая пряхе, в переводе Л.В.Блуменау помещена в сборнике «Греческие
эпиграммы» издательства «Академия», Москва, 1935
Имя Platthis в переводе Л.В.Блуменау звучит как Платфида.
Сонет Эредиа под названием «Прядильщица» в 1973 г. опубликован в превосходном переводе Марка Гордона.
**Мойры – древнегреческие богини судьбы, у римлян они назывались Парками.


Жозе-Мариа ле Эредиа
Реки мрака*
(Вольный перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Les fleuves d’Ombres
...................... Пусть дымные клубы катя,
Волны промчит Флегетон сквозь свои же пыхтящие вихри
К.Клавдиан**
«Похищение Прозерпины»

Увы! Не как Орфей, не рыцарь, не герой,
до этих мрачных рек, без должного предлога,
не взяв обола в горсть, пустился я в дорогу.
Я Мойру упредил, играючи с судьбой..

Как новый Перифой***, я был охвачен тьмой.
Не разглядел в ночи, у адского порога,
была ли дверь туда из кости или рога,
а, выйдя, был объят внезапной слепотой.

Я там увидел Мрак, где правит Персефона,
где Цербер, воя, - нем и где беззвучны стоны.
Я видел Лету, Стикс и медленный Коцит.

От Флегетонских волн с кровавым блеском спектра
бежали, отомстив****, – им страшен был Аид –
подавленный Орест и бледная Электра.


Les fleuves d’Ombre*
…Et quos fumantia torquens
Aequora gurgitibus Phlegethon perlustrat anhelis.
C.Clauani
DE RAPTU Proserpinae

Ce n’est pas, tel qu’Orphee, en heros de l’Amour
Que j’ai, bravant qu’Erebe et devancant la Moire,
Sans obole, passe des fleuves sans memoire
Dont l’onde bat sans bruit la rive sans retour.

J’ignore si j’entrai dans l’infernale sejour
Par la porte de corne ou la porte d’ivoire,
Car je suis remonte du fond de la nuit noire,
Nouveau Pirithous*** qu’eblouissait le jour

J’ai vu l’Ombre, j’ai vu hurler Cerbere aphone
En l’eternel silence ou regne Persephone
Sur le Lethe, le Styx et le Cocyte lent;

Et j’ai vu fuir, vengeurs qu’epouvente un grand spectre,
Aux bords de Phlegethon ou roule un flot sanglant,
Oreste palissant que suit la pale Electre.
1899-1905

*Сонет был опубликован в русском переводе Марка Гордона в 1973 г.
** Клавдий Клавдиан (около 375 – 404 новой эры)– последний из
великих поэтов Италии, писавших на латыни.
***Перифой – царь лапифов, друг Тесея, пытавшийся вместе с ним похитить
Персефону и увести из подземного царства.
****Согласно мифу, Орест, с помощью его сестры Электры, отомстил
своей матери Клитемнестре и её любовнику Эгисфу за смерть отца,
царя Агамемнона. Оба были вынуждены бежать.


Жозе-Мариа де Эредиа
Бюст Психеи
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Sur un buste de Psyche

Пустой дворцовый сад и тихий угол в нём.
Малиновка поёт. Жужжат трудяги-пчёлы.
И бюст – не из Афин, так флорентийской школы –
как мраморный цветок, венчает водоём.

Шиповником в росе объятая кругом,
Психея лепесток над губкой приколола
и будто бы поёт по-детски под виолу
немой для нас мотив с серебрянным смешком.

Весь в золоте пыльцы, в цветочном изобилье,
над бюстом мотылёк развёртывает крылья.
На мраморных устах он ищет свой нектар.

В Психеиных губах – античное дыханье.
В них слиты заодно, в мистическом лобзанье,
и красота Земли и хмель небесных чар.

Sur un buste de Psyche

Au fond du parc desert d’un palais tres lointain
Ou, seul, un oiseau chante et l’abeille butine,
Le buste dans sa grace hellene ou florentine,
Fleur de marbre, fleurit un fut de serpentin.

De l’eglantier qui l’enguirlande au frais matin,
A la rosee, a peine eclose, une eglantine
Epanouit sa rose a la levre enfentine
Ou l’invisible chant semble du rire argentin.

Faisant poudroyer l’or des etamines freles
Sous le fremissement asure des ses ailes
Voici qu’un papillon s’y pose et boit le miel

Et j’ai vu confondant en ce baiser mystique
La beaute de la terre et l’ivresse du ciel,
Sur ta bouche, o Psyche! palpiter l’ame antique.

31 juillet 1900


Жозе-Мариа де Эредиа
Ростры
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Les Rostres

Свидетельства побед назавтра упадут.
Под аркою пройдёшь к источнику Ютурны*.
Увидишь весь разгром - тебе там станет дурно.
Где древний форум был – завалы грязных груд.

В тревоге спорит чернь, куда заводят люд.
Продажность и обман пасутся возле урны.
Бездействует сенат, и речи в нём сумбурны.
Под Цезарем весь Рим, весь мир, закон и суд.

Трибуны сделал он подмостками для лести.
На сотне языков теперь кричат все вместе,
и пришлый ворошит изнанку наших дел.

Бурьяном поросли, под мусором проклятым -
обломки старых ростр... Оттуда Гракх гремел.
Слова ж его в мозгу опять звучат набатом.


Les Rostres

Franchis l’arс triumphal qui croulera demain
Et regarde, desert sous la splendeur nocturne,
Du lac de Cartius a celui de Juturne.
Ce qui naguere fut le grand forum romain.

Un vil peuple y debat le sort de genre humain
Et le vote venal emplit la ciste de l’urne.
Les Consuls sont muets, Le Senat taciturne,
Un homme tient le monde et Rome dans sa main.

Cesar a rebati la tribune aux harangues.
Il n’est plus de tribuns. On dispute en cent langues.
Bientot on y verra des rheteurs de Thule.

Au loin gisent, laissees a la poussiere et l’herbe
Les vieux Rostres… C’est la que Gracchus a parle
Et l’airain vibre encor de la rumeur du verbe.

*Ютурна – нимфа рек и ручьёв, супруга римского бога Януса.


Владимир,

хорошо получилось. Так держать. К сожалению, ни на французском, ни на русском не передать игру слов в цитате из Петрарки. Cane - по итальянски "собака". Петрарка обыгрывает имя CAN и СANE.

Успеха,
АЛ