Жозе-Мариа де Эредиа. Пожелание и др.

Дата: 31-08-2006 | 08:21:45

Жозе-Мариа де Эредиа
Пожелание*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Voeu*

Мне б нужно было жить в мифические годы,
когда среди людей родиться мог Герой,
а Музы, веселясь, погожею порой,
под солнцем, без одежд, водили хороводы.

Я пел бы как Орфей,как Линус** как рапсоды,
В Олимпии я б мог прославиться борьбой.
Я б культ тогда создал, и новый, и святой,
моей богине в честь, во славу и в угоду.

Но не достался мне приют античной зыбки,
и животворный свет аттической улыбки
угас, как и Любовь... И мне любить невмочь.

Упрямая мечта грызёт меня угрюмо...
Так пусть, поэт, твои возвышенные думы
поглотит навсегда беспамятная ночь !


Voeu*

J’aurais du naitre au temps ou les femmes de Grece
Nourissaient des Heros dans leurs flancs ingenus;
Quand les Muses, dorant au soleil leurs seins nus,
Menaient le choeur rythme de l’antique allegresse.

J’aurais lutte parmi l’Olympique jeunesse,
Et, rival inspire d’Orphee ou de Linus**,
Senti fremir en moi l’invisible deesse.
On esperait alors en des dieux inconnus.

Mais le sort m’a nie la douceur de l’Attique,
Et la forme savante ou rit la grace antique
Est morte avec l’Amour; et tes pensers altiers,

Poete, qu’un espoir invincible devore,
Qui ne sais plus aimer et t’obstines encore,
Dans l’eternelle Nuit descendront tout entiers.
1863

*Этот юношеский сонет Ж.-М.Эредиа переведён В.Левиком под названием «Желание».
**Лин (Линус) – легендарный поэт, мудрец, один из создателей греческой
письменности, сын нимфы Урании (или Каллиопы).


Жозе-Мариа де Эредиа
Фонтану «Индия»
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
A la Fontaine de la India

Фонтан прекрасных грёз! И нынче не премину
в вечерней тишине уйти в мою мечту.
Здесь мысль, из сердца прочь, сбегает в темноту,
как струйка через край из полного кувшина.

В обман ввела луна. Девица неповинна,
напомнив мне сейчас иную красоту.
Ваятель, обобщив, сцепляя на лету,
связал в ней все черты любимых воедино.

Мой солнечный цветок! Звезда былых времён!
Сюда пришёл Колумб, прогнав индейский сон,
лелеявший тебя в волне любовных песен!

О Куба! Край родной! Отрада для души!
Ручьи твои свежи и пальмы хороши.
И нежный зов любви ночами так чудесен.

A la Fontaine de la India

Seul, quand finit le jour aupres de la fontaine,
j'aime m'asseoir, revant a sa douce fraicheur,
a laisser la pensee echapper de mon coeur,
comme les gouttes d'eau de son urne trop pleine.

A la tiede splendeur de la lune sereine,
sous ton blanc vetement que traa le sculpteur,
tu sembles t'animer, et ta charmante erreur
prete des traits amis a la forme incertaine.

Oh ma belle indienne, amante du soleil,
que Colomb eveilla du virginal sommeil,
ou te bercait le chant des vagues amoureuses,

Cuba, oh mon pays, sous tes palmiers si beaux,
qu'il est doux d'ecouter la voix de tes ruisseaux,
les murmures d'amour de tes nuits lumineuses!
5 mars 1860


Жозе-Мариа де Эредиа
Смерть Агамемнона
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
La Mort d’Agamemnon*

Он только иногда взволнован и смущён -
в неведенье своём - лишь мыслями о Трое.
На бронзовом одре так сладок час покоя,
и Агамемнон спит, смотря прекрасный сон.

А Клитемнестрой он давно приговорён.
Ему уж не смотреть на небо голубое.
Зловещий заговор устраивают двое.
Коварному врагу обещан царский трон.

Все волосы торчком, дрожа – да и не зря -,
любовник оробел, добравшись до царя.
Сообщница спешит, тревожная и злая,

велит скорей убить. И всякий звук затих.
Эгисф заносит длань... И лампа, затухая,
кровавый мрачный блик кладёт на них двоих.

Lе Mort d’Agamemnon*

Dans le fond du palais, sur sa couche d’airain,
Agamemnon repose et son ame se noie
Dans le divin sommeil; le souvenir de Troie
Vient a peine parfois plisser son front serein.

Il dort et pour ses yeux le jour du lendemain
Ne luira pas. Le Coeur plein de haine et de joie,
Clytemnestre deja designe de la main
A son timide amant cette royale proie.

Il tremble: ses cheveux se herissent d’effroi;
Mais, vers le lit de pourpre ou repose le roi,
L’elancant fortement d’une etreinte enivrante,

Elle le pousse; ils vont sans haleine, a pas lents…
Egisthe va frapper…Et la lampe mourante
Les eclaire tous deux de ses reflets sanglants.
1861-1862
*Прекрасный перевод этого сонета был сделан В.Левиком.


Жозе- Мариа ве Эредиа
Прометей*
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Promethee*

Когда в грозовый час был молнией Кронида**
с божественных высот низринут Прометей,
Титан достойно снёс и кару,и обиду
и горьких слёз не лил из бешеных очей.

Став снедью для орла, он стойко ждал Алкида*,
в беде копил в себе боль братьев и друзей.
Был крыльями избит, но верил в Немезиду****
в надежде отомстить, избавясь от цепей.

И мы обречены на казни и мученья,
но с праведных небес не ждём уж избавленья.
Не явится Геракл, и боги не про нас.

Моря стыда и зла, взывая к гневной мести,
терзют гордый ум, и скорбь восставшей чести
горячею росой бежит из наших глаз.


Promethee*

Quand le Titan roula des voutes immortelles,
Foudroye par le bras du Kronide** irrite,
Les pleurs ne mouillaient point ses farouches prunelles.
Il se sentait vaincu, mais toujours indompte.

Sous l’ongle du vautour a ses flancs incruste,
Il amassait en lui les douleurs fraternelles,
Et gardait sur son front, meurtri de grands coups d’ailes,
L’espoir de la vengeance et de la liberte.

Nous subissons encore cet antique supplice,
Mais nous n’attendons plus la trop lente justice:
Herakles ne vient pas cаr il n’est plus de Dieux.

Et nous sentons pesе sur notre ame ecrasee
Tout une mer de honte, et l’ardente rosee
De l’honneur revolte ruisselle de nos yeux.
1866

*В 1973 году опубликован блестящий перевод этого сонета,
сделанный Марком Гордоном
**Кронид – Зевс.
***Алкид – Геракл.
****Немезида – богиня мести.


Жозе-Мариа де Эредиа
Битва
(Перевод с французского)
Jose-Maria de Heredia
Le Combat

Рванулись строй на строй, и самого начала
как дрогнула гора под топотом коней.
В тумане слился свет малюсеньких огней,
и тени взорвались от общего накала.

Ужасный стук и звон, тяжёлый грохот шквала,
с ума сводящий вой и зрелище смертей.
На злобный крик: «Умри!» - Хальмгуннар взвыл: «Убей!»...
У Агнара в нлазах - как искра из кресала.

Обломан острый меч. В руках лишь рукоять.
Сам Агнар сбит с коня. Ему не устоять.
И рухнул исполин, давясь взметённой пылью.

Он честно пал. Над ним простёрт широкий щит,
и бьются в муть небес серебряные крылья.
Валькирия** летит, и молния блестит.


Le Combat*

L’un sur l’autre leurs forces se sont ruees,
Et le mont a fremi de formidables heurts
Quand ils se sont charges, par la brume, aux l lueurs
De grands йclairs suivis d’ombres tumultuees.

Avec des sourds fracas, des cris et des huees,
Le vent vertigineux emporte leurs clameurs.
Halmgunnar hurle: Tue! Et l’autre repond: Meurs!
Lorsqu’un jet fulgurant dechire les nuees.

Agnar deracine chancelle. Sous le choc
Il s’abat, brandissant un vain troncon d’estoc,
Et son corps gigantesque a mesure la poudre;

Et devant lui, du bras arme le protegeant,
La Valkure,** livide a l’eclat de la foudre,
Bat le ciel sulfureux de ses ailes d’argent.
1892

*Сонет был подготовлеен для включения в книгу «Трофеи»,
но в их состав не вошёл.
В 1973 г. опубликован перевод этого сонета на русский язык,
сделанный В.Левиком. Здесь использованы отдельные фразы и обороты,
заимствованные у В.Левика.
**Валькирии – послушные Одину девы-воительницы, решающие
исход битвы. Они уносят души сражённых героев в блаженную Вальхаллу.



Владимир,

хорошо получилось. Вот бы и сонеты Одена так переводили. А то читаешь и спотыкаешься, то размер вылетит, то рифма захромает, и всё это при общей бедности поэтического языка. :)

Успеха,

АЛ