Грязнилище и в ад…

Дата: 16-08-2006 | 14:22:05

Моя виртуальная жизнь – это лабиринт, выход из которого я стараюсь обходить, как только могу. Тут и «не пить, не курить, по-английски говорить» и многое, многое другое. Потому что и я, и Вы, мой просвещённый читатель, все МЫ – отчетливо осознаём, что нас ожидает на выходе.
Грязнилище и в ад…




* * *


Когда пушки вдруг замолчали, а ракеты уткнулись носами в землю, в дело вступают музы. Отчаянно хочется чего-нибудь смешного. Даже если и понимаешь, что на тебя снова накинутся сионистские наши реалисты.


Общеизвестно, что в любой переразвитой стране, где иудаизм неотделим от государства, гражданское общество все-таки, делится на две, примерно равные части. На владельцев самодвижущихся устройств, которые перемещают счастливчиков в день субботнего праздника, куда только захочет нога, нажимающая на газ, а хочет она, в основном, прокатиться с ветерком на берег ближайшего к ней моря…. И на любителей пеших прогулок по пыльным улицам городов, причем эти любители, во время своих, опять же, субботних перемещений их потных тел, не могут наслаждаться окружающим их пейзажем. Даже на небушко эти несчастные не в состоянии посмотреть, т.к., все как один, вынуждены разглядывать, куда ступают их собственные ноги, чтобы, не дай Б.Г., не вступить в собачье сами понимаете что. В мокром остатке остаются велосипедисты, которые, в силу своего южного темперамента, перемещаются на огромной скорости и почему-то исключительно по пешеходным дорожкам и тротуарам, лавируя между пешеходами и заставляя тех выпархивать из-под их колес и все-таки вступать в это самое…. И тут же в подсознание вступивших всплывает знаменитое изречение геноссе Гитлера, которое он произнес перед тем, как застрелиться.
- Каждому своё…. – прошептал бывший владелец половины подлунного мира. И нажал на курок.
А любители зигзагообразно спортивного шага матерятся весь свой оставшийся путь, причем, почему-то исключительно правильно и по-русски.

* * *

Борьба с террором в нашей стране очень напоминает организацию защиты от вирусов в Интернете. Чем монолитней Великая Стена Безопасности в каждой отдельно организованной компьютерной системе, тем изощрённей нападающий на помещённую внутри защищённого пространства совершенно голую правду о том, что какой-то частью общества можно и пожертвовать во имя Великой Идеи.
Более того, на этом можно и нужно хорошо заработать… и не только деньги. Главное при этом – беречь, как зеницу ока, главную причину опасности – того, самого нужного виртуальной или политической, без разницы, системе страшилу- хакера, который придумывает и запускает тела с макро - и микрозарядами, начиненными гвоздями, гайками, шариками и т.д.
А ларчик открывается очень и очень просто…. Применительно к нашей стране – так и хочется выйти на главплощадь столицы – это там, где плачут, и крикнуть.
- Гады! Ну, достройте Вы уже свою Великую Иудейскую Стену!!!
…А ведь, не достроят. Никогда не достроят. Пару-тройку дырок в этой стене обязательно оставят. Чтобы ни за что не отвечать….

* * *

Этот старый хамсин-суховей,
из домов выдувает людей,
из бомжатников, нор и трущоб,
выдувает недужный пригрёб.

И под вопли и вскрики Сирен,
днём и ночью везут этот тлен…
Через весь, через Ближний Восток…
…А потом зарывают в песок.

Зарывают…

В горячий песок.



Почитайте Пелевина ("Джон Фаулз и трагедия русского либерализма"). Я и сам этим болею. Да Вы, наверное, читали... А что делать?(и кто виноват?).
С уважением
ЮЮЮ

Помнится, сначала это было написано на воротах Бухенвальда. А кто слышал последние слова? Так вот. Эта миниатюра не так уж прозаична. В прозе она. Но это замечательная гражданственная (НЕ гражданская, отнюдь) лиро-эпика. Здесь налицо все её признаки: хороший, мощный зачин и его тематическая разработка, повтор (о субботнем вечере и собачьем... э... житье), подтекст плюс его варианты (затекст, претекст, надтекст и пр. хлебниковские премудрости). Пелевин отдыхает. У него, в лучшем случае, два слоя.Но, естественно, жирных. Очень импонирует Б.Г., тоже прелестно перекрещивая старославянские, вернее, церковнославянские тексты с недавним хипповым прошлым, педалируя возраст Гребенщикова и его, возможно, всеобщность, с чем можно и поспорить. Короче, класс! В.Ш.